Здравствуйте, друзья и коллеги!

Рад приветствовать вас на этой страничке.

Что она собой представляет? Просто блог и ничего иного. С разговорами о кулинарии и гурманистических радостях, о пиве и самогоне, о путешествиях по России и за ее пределами, о лесных и водных походах, об истории и краеведении, о журналистике и, временами, о моих книжках. Всего по чуть-чуть, зато без занудства и с картинками. :-) Главное, тут не встретится ни пол-грана лжи. Разве что сказки иногда попадаются. :-)
Так что закуривайте трубку, придвигайте поближе стакан с глинтвейном, и вперед!

Если возникнут предложения о сотрудничестве, - буду рад прочесть ваше письмо по адресу ammes@ammes.ru, или в личных сообщениях. Ну, а о том, чем хорош этот блог в плане информационного партнерства, написано ТУТ

Искренне ваш,
Сергей Кормилицын
Collapse )

В метрах и мэтрах

Год, минувший с момента объявления первого ковидного карантина, принёс петербургскому ресторанному рынку столько перемен, что раньше их было себе даже не представить.

Рестораны высокой кухни вынуждены выкручиваться, подстраиваясь под новые реалии, менять меню, поставщиков, концепции. Неизменным остаётся одно: город по–прежнему ждёт открытия самой высокой кухни в его истории. Высокой в прямом смысле слова — ресторана на 75–м этаже "Лахта Центра". Каким он будет, остаётся только гадать, сидя за столиком в Lahta Plaza или в Mais. Или не гадать, а вдумчиво анализировать ресторанные тренды 2021 года.

С чемоданом за приправой
В первую очередь, разумеется, стоит вспомнить о закрытых границах и, как следствие, недоступности целого списка продуктов зарубежного происхождения. Тут всяк выкручивается как может. Кто–то ищет альтернативу у местных производителей, а кто–то продумывает хитрую систему логистики, позволяющую доставлять необходимые ингредиенты и составляющие через те страны, чьи границы открыты по–прежнему. "Например, в нашем меню фактически все продукты внутреннего рынка, — рассказал соучредитель ресторана “Речной” Равиль Шайхайдаров. — Конечно, есть и позиции, которые мы привозим из–за рубежа, — в основном морепродукты, но их совсем немного, и мы стараемся заказывать их заранее и в достаточном объёме".



В самом деле, отечественные устрицы, крабы и гребешки нисколько не хуже импортных, а доставка условных лобстеров и осьминогов через Арабские Эмираты никого уже не удивляет. Хотя находятся среди рестораторов и те, кто возлагает все надежды на контрабандные поставки, а то и самостоятельно отправляется в дальние страны, чтобы привезти полчемодана экзотических пряностей. Чего не сделаешь, чтобы удержать любимого гостя?! "Контрабанду никто не отменял, она была и есть, — утверждает генеральный продюсер Национальной ресторанной премии Wheretoeat Russia Ирина Тиусонина. — Просто это дорого".

Впрочем, тех, кто выживает за счёт импортозамещения, всё–таки больше. "Сейчас только–только зарождается спрос на эксклюзивные вещи, произведённые неподалёку от Петербурга, — говорит шеф–повар Валерий Горинов. — Именно тот фермер, который хотел выращивать не капусту в промышленных масштабах, а кольраби, но идеальную, находит своего потребителя в лице шефа, заинтересованного в классном продукте. Да, мы ещё не научились делать тот самый пармезан или ту самую парму, но любой дефицит — это провокация к росту. Придумать, как применить казахский кырт или тамбовский окорок, — не менее интересно. Да, итальянцы придумали что–то за нас, и мы огорчаемся, что теперь нет привычного продукта, но когда мы успели к нему привыкнуть?"



Вынужденная импровизация

Мало того, периодически отсутствие привычных продуктов заставляет петербургских шефов импровизировать.
"Закрытые границы вдохновили нас на создание межкультурных, межнациональных проектов, — рассказал Станислав Потёмкин, директор и шеф–повар ресторана Petrov–Vodkin. — Нам захотелось подарить нашим гостям новые впечатления, дать возможность совершить гастрономические путешествия, не покидая пределов города. Первым таким проектом стал Suomi Weekend, в рамках которого мы совместно с финским шеф–поваром Юккой Мойланен, заручившись поддержкой Института Финляндии в Петербурге, предлагали финские традиционные блюда в деликатной авторской обработке, а также организовали выставку работ финской художницы Софии Сайкойн. При создании меню мы опирались только на отечественную продукцию, и финны, которые посетили нас в эти дни, были в восторге от представленных блюд. Нас очень тронули отзывы финских гостей, живущих в Санкт–Петербурге, которые признавались, что почувствовали себя вновь дома. Вторым этапом для нас стало создание меню на основе морепродуктов с Дальнего Востока, каждый продукт обыгран в стилистике одной из европейских стран — Португалии, Италии, Франции и так далее".



Похоже, в ближайшее время именно такой подход и станет главным трендом в развитии петербургского ресторанного бизнеса: после долгих месяцев изоляции гости хотят получить не только хлеб, но и зрелища.

"Петербургские шефы, на мой взгляд, потому и хороши, что работают над своим развитием не благодаря, а вопреки: наш гость капризнее, выбора и времени у него больше, а хороших продуктов меньше, — говорит Валерий Горинов. — Гость готов к тому, чтобы ему показали целый спектакль, он хочет очаровываться не только вкусом, но и смыслами, вложенными шефом в каждое блюдо или сет. Так же, как вкус, для него важны воспоминания и эмоции, которые он унесёт с собой из ресторана".

Автора! Автора!
При этом общие тренды высокой кухни остаются неизменными — ферментация, фудпейринг, ориентация на гастрономические сеты. Но на этом фоне всё больше выделяется фигура шеф–повара, авторская составляющая: постепенно поход в ресторан, чтобы попробовать кухню конкретного шефа, становится не менее обычным делом, чем поход в оперу на строго определённого певца. "В Петербурге высокая кухня, скорее авторская, — считает Ирина Тиусонина. — И этим город уникален и притягателен". Пожалуй, это ещё одно направление, в котором будет развиваться ресторанный сектор Северной столицы.



Конечно, двенадцать коронавирусных месяцев крепко по нему ударили. Но даже во время пандемии у нас продолжали строиться новые заведения, а некоторые сразу после открытия успевали завоевать престижные премии. Так что от 2021 года можно ждать хороших новостей. Новый авторский ресторан появится на "Летучем Голландце", откроется вторая "Мама тута" на Большой Морской. Перекочует из загорода в самый центр, на Конногвардейский бульвар, ставший уже легендарным Eclipse, вырастет с открытием Sixty Four на набережной реки Мойки число заведений с русской кухней.

А вот когда начнёт работать заведение на верхушке ставшего новым петербургским символом небоскрёба, увы, пока неизвестно.

Недокруглая дата )

Тут днями ЖЖ праздновал свой бездник. )) Домен LiveJournal.com был зарегистрирован 15 апреля 1999 года.

Это был интересный год. В 1999-м вышел в прокат культовый фильм «Матрица», в городе Сараево родился 6-ти миллиардный житель Земли, Франция стала самой посещаемой страной - её посетили 73 млн. туристов, - а мы с Леной ухитрились устроить два офигенных байдарочных похода за одно лето (причем один из них - подлинную кругосветку с заходом из Отрадного, промежуточными стоянками в Любимовском и Михалевском, баней на Веселой канавке и финишем в Лосево), поработать вожатыми в чешском детском лагере с группой русских детей (узнав, что смарженый сыр и смаржена ятра вепрова по брновски - это реально вкусно, а чешского производства ром - фигня, научившись пить баворак - "баворско пивичко", восхитившись масштабами пещеры Мацоха, убедившись, что, несмотря на лютый турпоток ниц нема денех у чехах и разочаровавшись в размерах рыбника Олшовец и чешском пиве) и погостить в Германии у прекрасного семейства Маас - восхитительных стариков Ханса Юргена и Эдит с их умной и хитрой овчаркой Рокси, память о которых радует нас и поныне. А еще в тот год мы впервые услышали словосочетание "das politische Correctness" и сочли его полнейшей бессмыслицей. Кто бы знал, во что оно выльется 20 с мелочью лет спустя.
По нынешним временам у меня таких полных событиями лет не бывает. Что печалит меня, разумеется, но фигли тут поделаешь?

В общем, 15 апреля 2021-го Живому Журналу исполнилось 22 года, причем я с ним из этого немалого срока уже 20 лет, если считать мой первый ЖЖ, закрытый мной под горячую руку весной 2003-го.

Ну, а в 2004-м, когда я завел этот вот блог, приключилось вот какое событие - появилась гмэйловская почта. Да-да, если  что, Яндекс был раньше, так что для меня - старпера - гмэйл по сию пору "эта новая почта" и никак не иначе. :-))))
Вашу маму, куда девается это гребаное время? Совершенно не впиливаю! Так же, как Андэ Пу не впиливал, куда деваются эти проелятые кругляшки - деньги. )))

Если кому хочется получить такую же юбилейную открытку, то сделать это можно здесь.

"Лазурный детектив"

Дайте-ка еще похвастаюсь малость. :-)
Перевели с Аленой детективчик с немецкого - сочинение фрау Кристин Казон. "Выстрел на фестивале" - про комиссара Дюваля, расследующего убийство на Каннском кинофесте. Ну, справедливости ради, перевод-то делала Лена, а за мной была первичная редактура, то, что называется, вычитка, и всякая мелочь по ходу типа уточнения топонимов, произношения имен и прочего. Так что то, что в качестве переводчика указан я, - это, конечно, фикция и этакая полуправда. :-)



Главный герой, конечно, дядька скучилищный до беспредела, описываемая история довольно гнусная, жертва сочувствия не вызывает ни разу, а убийца вычисляется довольно просто, - там не так много кандидатур прописано. Но вот что там хорошо, так это - описание местной атмосферы. Еда, напитки, легкие отступления лирически-гастрономические, позволяющие читателю научиться самостоятельно готовить "фарси", или сэндвич "пан-банья", - вот это вот все очень приятно было переводить и занимательно читать. Так что грех не похвастаться. :-) Что с радостью и удовольствием и делаю. Хороший семейный проект получился.

Рыба с видом на крепость

Видовых ресторанов много не бывает. Особенно – в Петербурге, в центре, где, куда ни глянь, упрешься взглядом в историческую достопримечательность. Так что новый ресторан «Речной», появившийся не так давно на борту пришвартованного у Петроградской стороны «Летучего голландца», приобретение для города отличное: такого вида на Петропавловскую крепость нет ни с одной другой точки.



Сидя за столиком у окна и любуясь заснеженной Невой и золотым шпилем собора на фоне жемчужного неба, поневоле начинаешь недоумевать: почему раньше-то тут ресторана не было?! Возможность даже просто выпить кофе в таком месте дорого стоит, что уж говорить обо всем остальном. С трудом отрываем взгляд от крепости и начинаем выяснять, чем же тут угощают. Большинство позиций – рыба и морепродукты, на что как бы намекает название ресторана. Мясо, конечно, тоже в каком-то количестве присутствует, но давайте сосредоточимся на, так сказать, профильных блюдах.

Только что пойманные
Для начала можно познакомиться вплотную с обитателями местного аквариума – заказать морских ежиков (290 за штучку), гребешков (390), устриц – отечественных (290), или японских. (490) Обещают, что в скором времени будут еще и лобстеры. А лобстер, запеченный целиком на гриле – деликатес редкий. С другой стороны, тартар из краба с икрой летучей рыбы (1450) – тоже звучит неплохо. Или вот еще сашими – из тунца (590), сибаса (480), или гребешка. (790) В общем, любителям съесть на досуге что-нибудь из разряда «только что бегало», тут есть чем заняться. Но мы пойдем другим путем.



Рюмку крепкого для аппетита, а к ней – смёрребред с селедочкой и мармеладом из красной смородины. (220) Или, если хочется закуски горячей, - креветки темпура, приготовленные в тайском стиле. (540) А дальше – скорее, скорее к салатам! Тут без бокала сухого белого вина не обойтись. Потому что средиземноморский салат с креветками гриль (790), в котором креветок больше, чем всего остального, или теплый салат с морепродуктами и овощами (1350) на него не то, что намекают одним своим присутствием на столе и ароматом, а просто настоятельно его требуют.



Локально, или экзотически?
Следующим курсом, конечно, суп. Выбрать есть из чего, - их тут шесть позиций, от азиатского рамена (360) до американского чаудера. (480) Собственно, выбор зависит от того, хочется ли сегодня вкуса яркого и экзотического, или привычного и родного. В первом случае заказываем биск с морепродуктами (780), во втором – уху. (490) Примерно по такому же принципу действуем, когда дело доходит до горячего. Потому что, с одной стороны, в меню есть раздел «локальная рыба», а в нем – котлеты из щуки с соусом из зеленого горошка и картофелем (590), речная форель (950) и копченый сиг. (1100) С другой же – хвост лангуста с чили и рисом (1950), щупальца осьминога с устричным соусом (1950) и стейки – из лосося с ежевичным соусом (980) и из тунца с томатной сальсой. (1150) Есть еще вариант в расчете на компанию – плато с разными морепродуктами – лангустинами на гриле, осьминожьей ногой, маленькими запеченными кальмарчиками, тунцом, жареной дорадо, гребешками и соусами к ним. (5900) По объему - идеально в расчете на троих крепких мужчин, проигнорировавших все предыдущие курсы кроме, разве что, холодных закусок. Ну, или на компанию побольше. В общем, есть над чем усердно поработать челюстями.



Азия и Европа
Есть, что само собой разумеется для рыбного ресторана, довольно обширный раздел с суши – обычными (150-190) и гунканами (170-210) и с роллами – от привычной «Филадельфии» с лососем (890) до авторского, с тунцом в авокадо и без риса. (1250) Тот, что без риса попробовать стоит обязательно. Отдана дань, конечно же, и стритфуду – с поправкой на специфику ресторана – в меню есть «фиш энд чипс» (460), краб-бургер с картошкой фри (850), краб-кейк с интересным карри-кокосовым соусом (690) и пицца. (390-850) А раз уж пицца в наличии, то совершенно естественным образом рядом примостились и паста с ризотто. Получился полнейший интернационал – от паназии до Италии.



Есть легкий азиатский акцент и в разделе десертов. Так, чизкейк (350) сделан на основе зеленой матчи, - терпкий чайный вкус со сладостью сочетается отлично. Однако мы с вами выберем из десертов тот, что выглядит наиболее загадочно – «Наливное яблоко». (480) На первый взгляд кажется, что это должно быть что-то очень сладкое. На деле же оказывается, что десерт легок и нежен, а яблочная кислинка очень логично завершает парад ярких вкусов, в который неизбежно превращается трапеза, состоящая из морепродуктов и рыбы.

"Доброволец"

Полезная книжка вышла у "Манна, Иванова и Фербера" - история товарища, специально подставившегося под отправку в Освенцим, чтобы гнать оттуда актуальную информацию Сопротивлению. Джек Фэруэдер, "Добровольный узник".



Летом 1940 года, после того как нацисты оккупировали Польшу, участник подполья Витольд Пилецкий принял задание узнать о судьбе тысяч людей в новом концентрационном лагере на границе Рейха. Его миссия состояла в том, чтобы собирать и передавать данные на волю и организовать армию для восстания. Лагерь назывался Аушвиц. Сейчас кажется немыслимым, что до 1943 года почти никто не знал, что это на самом деле за место. Только став добровольным узником, Витольд понял его настоящее назначение. За два с половиной года Пилецкий создал подпольную сеть, которая тайно передавала из лагеря свидетельства нацистских злодеяний. В своих отчетах он призывал союзников бросить силы на освобождение лагеря, однако на воле его до конца не понимали: сложно было поверить в такое. Тогда каким-то чудом Витольд собрал радиопередатчик и начал дублировать сообщения голосом. Позднее Пилецкий организовал побег. Уже лично он представил военным так называемый «Отчет Пилецкого».
Это первая полная книга об этой удивительной истории. Она основана на рассекреченных данных, не публиковавшихся ранее семейных источниках и эксклюзивных интервью. В результате получился захватывающий рассказ о героизме, сопротивлении самым ужасающим обстоятельствам и попытке одного человека изменить ход истории.


Автор - Джек Фэруэдер, - конечно, нам ни разу не друг, а,попросту говоря, та еще вражина, так что пропагандистской антирусской пурги в тексте немало. Но это все можно пропустить мимо глаз и ушей, сосредоточившись на истории действительно героического человека.
Перевод - причем очень достойный - Ирины Матвеевой, а редактуру делали мы с Леной - супругой моей - пополам, в четыре руки, как, собственно, и очень многое другое в этой жизни.
Получилось, как мне кажется, весьма неплохо. К прочтению рекомендую. Базар, как говорится, фильтровать вы и без меня умеете.

Дом винокура и молочного дилера

Начинать жизнь с нуля в незнакомом городе – удовольствие то еще. Еще меньше радости – искать себе нишу в давно сформировавшемся секторе рынка, где даже самый слабый игрок сильнее тебя – неофита. Однако пример купца Тимофея Николаевича Крюкова показывает, что даже в таких сложных условиях добиться успеха вполне реально. И мало того, что преуспеть на купеческом поприще, а еще и подняться из крепостных крестьян в почетные граждане имперской столицы. С именем этого петербургского бизнесмена второй половины XIX века связана целая россыпь адресов его лавок, магазинов, складов. Но мы остановимся на доме 41 по Вознесенскому проспекту, единственном, обозначенном в справочниках как его «собственный дом».



Крепостной крестьянин из Коломенского уезда Московской губернии Тимофей Крюков отправился в 1866-м году в, как это тогда называлось, отхожий промысел не один, а на пару с родным братом Никитой. Особого капитала у них за душой не было, но и пусто в кармане не было, - как говорится, на обзаведение хватало. А в планах было – заняться торговлей съестными припасами, благо постоянно растущий город продовольствия потреблял все больше буквально с каждым днем, и перспективы братья Крюковы рисовали себе самые радужные. Другое дело, что торговлю продуктами питания и заодно содержание питейных заведений контролировало ярославское землячество, и на чужаков-новичков ярославцы смотрели, мягко говоря, без симпатии и энтузиазма. А значит, на самые козырные места – в центр города – лучше и безопаснее было попросту не соваться. И Тимофей с Никитой обосновались на самой окраине – на Екатерининском проспекте, в доме Миллера. На втором этаже сняли небольшую квартиру, а на первом устроили молочную лавку.

Бизнес на двоих
Торговля молоком была на ту пору, пожалуй, единственной нишей в секторе пищевки, не подконтрольной ярославским купцам. Оно и понятно, - кто же будет связываться со скоропортящимся продуктом, качество которого контролировать сложно?! Так что крестьянские хозяйства, располагавшиеся в двух шагах от города, товаром своим торговали вразнос, набирая клиентуру совершенно случайным образом. Братья Крюковы решили это положение в корне переменить и стали скупать молоко, что называется, на корню, торгуя им централизованно, в лавке, оборудованной ледником, так что товар не портился даже в жаркие летние дни. А помимо того взялись делать масло, сметану, готовить сыры. Петербургские обыватели такой подход оценили и прибыль пошла рекой. В 1869-м Тимофей Крюков, оставив первую лавку на брата, открыл на Садовой, 59 еще одну, а меньше чем через год – третью, на Васильевском, на 7-й линии, 52. Тут уже торговали не только молочным, но и прочим съестным, но ярославцы ничего поделать не могли, потому что коломенский выходец превратился в серьезного конкурента с волчьими повадками.

Вести дела вдвоем с братом было удобно: один отвечал, как сейчас сказали бы, за развитие, другой – прикрывал тылы, присматривая за уже имеющимися торговыми точками. Но в июне 1870-го в Петербург традиционно для тех времен пришла эпидемия холеры. И после этой даты имя Никиты Крюкова больше нигде не встречается. Похоже, он стал очередной жертвой морового поветрия.

Трактирная империя
Оставшись в одиночестве Тимофей Николаевич рук не опустил. Напротив, даже стал активнее. Можно предположить, что внезапное осознание собственной бренности и скоротечности бытия подхлестнуло его. В 1871-м он вступил в 1-ю купеческую гильдию и взялся за новое для себя дело – торговлю водкой. Сперва открыл водочную лавку на 7-й линии рядом с уже имеющейся продуктовой, потом – водочный завод на Садовой, два трактира в доме 15 по Сергиевской улице (ныне – Чайковского), и на Екатерингофском проспекте. 105, а за ними и третий – на 16 линии, 3. Примерно в это же время он женился, и вот тут ему закономерным образом пришла в голову мысль о собственном доме. Настала пора остепениться. В 1880-м он приобрел дом на Вознесенском проспекте – тот самый, под номером 41, - и не только перебрался туда жить, но и водочное производство забрал с собой, устроив его во флигеле во дворе. А еще в одном флигеле учредил общественные бани. От интерьеров того времени не осталось, к сожалению, ничего, но по планировке можно судить, что хозяйская квартира была просторной и занимала весь третий этаж дома. Впрочем, иначе и быть не могло, ведь семья получилась не маленькой: супруга Параскева Афанасьевна подарила купцу пятерых сыновей и четырех дочерей, да еще он взял на воспитание малолетнего сына своего скоропостижно умершего приятеля – купца Киселева.

Ренсковые погреба
Бизнес, между тем, рос как на дрожжах, равно как и купеческий авторитет, так что вскоре Тимофей Крюков открыл, как это тогда называлось, ренсковый погреб, то есть винный магазин в самом центре города, на Невском. А в собственном доме на Вознесенском устроил еще один. И заодно, чтобы можно было не только на вынос спиртного купить, а еще и на месте выпить, - портерную. Ему же принадлежали ренсковые погреба на Караванной, в Прачечном переулке, на Малой Итальянской, Казанской, на Загородном, - целая виноторговая империя. Впрочем, не забывал он и первоначального своего бизнеса и в 1895-м открыл сливочную лавку на Казанской улице, 42. Ну, а чтобы не держать все яйца в одной корзине, Тимофей Николаевич выстроил в 1899-м доходный дом на Обводном проспекте, 82, а в нем, разумеется, устроил на первом этаже трактир. При этом к жизни он относился типично по-купечески, - считал, что раз ему в жизни повезло, нужно отдать долги обществу. Так что благотворительность занимала у него почти столько же времени и сил, как деловая активность.

На старости лет Тимофей Крюков сделался необычайно религиозен, распродал все свои кабаки кроме одного – на Обводном, и практически отошел от дел. Умер он как-то совершенно незаметно и тихо в своем доме на Вознесенском в окружении многочисленного семейства и был похоронен на Новодевичьем кладбище. Могила его по сей день выглядит ухоженной, а возле надгробного памятника высажены цветы. Похоже, потомки «молочного дилера» и владельца трактирной империи живут в Петербурге и ныне, сохраняя память о предке.

С праздником, дорогие мои!

Говорят, что нынче - Геродотов день. Ну, в смысле, всемирный день историка.
Что я, как говорится, могу сказать? Историк - не профессия. Это философия жизни.
Однажды соприкоснувшись с ней всерьез, ты уже не сможешь быть другим, видеть мир по-другому.
Только в виде уходящей вглубь, тебе под ноги, куда-то за спину, туда, где предки, раскручивающейся спирали.
Быть историком - значит быть вне политики, вне современной тебе суеты, значит отказываться от оценки того, что происходит вокруг тебя до той поры, когда все взаимодействия, противовесы и тайные движения станут ясными. Это значит, чисто на автомате искать аналогии происходящему в прошлом и говорить не о видимых тобой событиях, а именно об этих аналогиях, не соскальзывать в близкую по духу и инструментарию социологию, или политологию. Разделять объективное знание и пропагандистское воздействие, не выходить на митинги и демонстрации, не принимать какую-то одну сторону в споре, да и вообще не участвовать в таком маразме, как споры о политике менее, чем полувековой давности. И при этом радоваться, что живешь здесь и сейчас, понимая, что любая ностальгия по былому историческому периоду есть фикция и глупость, и, "какое знамя ни развей и форму ни надень", себя ты не изменишь, а смена всего лишь антуража - есть только смена декорации, не более.
В общем, драгоценные мои коллеги, я искренне поздравляю вас с проф.праздником. Не то время года, чтобы купаться в фонтанах, но я пью за ваше здоровье. Перефразируя армейский слоган, скажу: кто как не мы? И буду, пожалуй, прав. :-)

Выпейте со мной и вы. Истфак всегда славился умением выпить как следует и, что характерно, вовремя. :-)

Брискет по правилам ЗОЖ

Строго говоря, я об этом заведении на Вознесенском, 6 уже писал. Но штука в том, что Био май Био версии минувшего лета и тот же самый ресторан сегодня - это таки два разных ресторана. Сменилось практически все кроме интерьера. А главное, на кухне вновь командует Гришечкин. А это - интересно уже само по себе, потому что он - хулинаньё еще то! ))))
В общем, газетная версия лежит, как ей и подобает, ВОТ ТУТ, а вариант с картинками - перед вами.

Bio my Bio и новый прежний шеф

Сочетание слов «ресторан» и «здоровый образ жизни» неминуемо навевает тоску. Впрочем, это лишь в большинстве случаев. Потому что, - и это не может не радовать, - исключения из правила все-таки есть. Во всяком случае, знакомство с меню ресторана Bio my Bio позволяет в это поверить. Вот, скажем, запеченный кусок говядины с перечным соусом, - чем не ЗОЖ-блюдо? Нет в нем ни сахара, ни лактозы, ни глютена, один здоровый белок и правильные жиры. И утиная грудка с клюквой, к примеру, – тоже в концепцию вписывается, и стейк из лосося. Дело в том, что на кухне заведения на Вознесенском, 6 вновь, как в былые времена, когда здесь располагался СоСоСо, воцарился шеф-повар Игорь Гришечкин. И новое меню – целиком и полностью его рук дело.

Сахар, глютен и лактоза здесь по-прежнему под запретом, но в остальном дело поставлено так, чтобы интересное и вкусное блюдо смог отыскать для себя и веган, и условный ово-лакто-вегетарианец, и тот, кто не придерживается каких-то диет и ограничений, а просто зашел пообедать. Вот и мы поступим решительно так же – не будем ставить себе искусственных препонов, а пройдемся по списку блюд со всем возможным жизнелюбием.



Хрен в тартаре
Начнем, разумеется, с изучения винной карты, а потом сосредоточимся на холодных закусках, просто для старта. Выберем самое необычное, чтобы вречатления были ярче. Например вителло тонато с гречневым поп-корном. (650) Или тартар из лосося с хреном, гуакамоле и гречневой тостадой. (690) А вот еще есть лангустины в соусе «баже» с кинзой. (950) Сочетания, мягко говоря, необычные, в фирменном хулиганском стиле Игоря Гришечкина. Но попробовать это стоит обязательно. Потому что во-первых, это вкусно, - кто бы знал, что корень хрена и нарубленный в тартар лосось так пойдут друг другу!? – а во-вторых, вряд ли где-нибудь еще подадут что-то подобное. Кстати, обожженную скумбрию с точайшими лепестками нарезанной желтой свеклой и бобами эдамаме (350) заказать будет тоже правильно.

Дальше стоит перейти к салатам. Классический веганский среди них всего один – зеленый, с авокадо, семечками и цитрусовой заправкой. (520) Очень, к слову сказать, неплохой. Но, если убеждения позволяют, лучше все-таки взять другой – тоже зеленый, но с пастрами из индейки, мандаринами и заправкой имбирной (490), - этот будет поярче и поинтереснее. А яичный салат с копченой макрелью и сельдереем (450) – это вообще однозначный хит. Есть в его вкусе что-то из детства, навевающее воспоминание о бабушкином салате «Мимоза» на новогоднем столе, но только он и ярче, и легче.



Утро после праздника
А вот с выбором супа придется помучиться. Потому что есть и вегетарианский тыквенный с моченым яблоком (350), и рамен с говядиной и древесными грибами (650), но есть ведь и буйабес. (750) А это, пожалуй, один из самых ярких и интересных супов на нашей планете. Не говоря уже о том, насколько он прекрасен и целителен на следующий день после бурного праздника. Хотя, надо сказать, что и обычный крепкий говяжий бульон (590) в этой роли чрезвычайно неплох, да и мисо суп с имбирным маслом тоже не подведет. (420) В общем, на утро после праздника, или просто в субботу с ранья в этом разделе будет что выбрать.

Ну, а мы пока перейдем к горячему. Уже упоминавшийся в начале рассказа брискет с перечным соусом однозначно прекрасен. (740) Отличная говядина, радующая и текстурой, и вкусом. К нему будет отличным сопровождением печеный батат с зеленым соусом. (450). И утиная грудка с клюквой и ферментированным чесноком (850) тоже весьма хороша. Но то, что попробовать надо обязательно, - это голубчики. То есть маленькие, на один укус голубцы из брюссельской капусты с начинкой из белой рыбы и креветок под креветочным соусом. (720) Необыкновенно нежное и яркое блюдо. И, опять-таки, уникальное.

Аляска, сэр!
Раздел десертов, в первую очередь, интересен тем, что представить себе сладкое без глютена и лактозы еще можно, а вот без сахара, - уже сложновато. Тем не менее, в этом разделе меню четыре позиции, причем интересных и разных.

Одна из них – «Баунти» - десерт из кокосовой панна-котты, кокосовой сгущенки, кокосовой же стружки и темного шоколада. (600) Выглядит как небольшой расколотый кокос, пахнет – соответствующе, а на вкус больше всего напоминает ностальгический шоколадный батончик из детства. Только намного нежнее.



Ну, и, если хватит сил, стоит заказать «Аляску» - небольшую «пасхалка» из прежних времен: десерт, когда-то подававшийся в СоСоСо, но приготовленный по рецептуре, адаптированной к требованиям Bio my Bio. Не маленький кубик снежно белого ванильного пломбира на свежей бриоши, в середине которого спрятаны спелые красные летние ягоды. (390) Подача его – сродни небольшому шоу: десерт, уже подав и поставив на стол перед гостем, обжигают горелкой, запекая наружный слой. Это нужно видеть, обонять и, разумеется, пробовать.

"Ах, Александр Сергеевич, милый! Ну, что же вы нам ничего не сказали?" (с)

Мне тут забавно стало надысь. ))
Фразу про "выпьем с горя, где же кружка" знают решительно все. )
А вот то, что кружка - это 1,2 литра, как-то никто не учитывает. Представляют себе почему-то солдатскую жестяную двухсотграммовку.
Между тем тут, как говорится, не просто выпить, а, как писала одна прекрасная поэтесса, "к чертям, в кабак, напиться в хлам, в дерьмо напиться". :-)) Ибо много ли там няне Арине Родионовне надо было? Львиная доля явно должна была достаться Александру Сергеевичу. :-)

Пятиминутка пушкиноведения завершена, благодарю за внимание. :-))))



PS. Я серьезно. Ведро = 10 кружек.