Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Categories:

"Мое имя - стершийся иероглиф" (с)

Нигде, пожалуй, мне настолько настойчиво не стучалась в голову эта песня Шклярского, как в селе Медведь, что на реке Мшага Новгородской губернии. Потому что иероглифов тут, причем местами стершихся, в достатке. И все они, как один, - имена.
Выглядит это примерно вот так:



Задаем законный вопрос: откуда, простите, в новгородском селе, до которого не враз еще доедешь вследствие невысокого качества соединяющей его с большой землей дороги и глубины и обширности окружающих его болот, - эти самые иероглифы, да еще и мастерской рукой на камне выбитые? А все очень просто. С русско-японской.



Штука в том, что в селе Медведь - легендарнейшие аракчеевские казармы (я чутка попозже про них отдельно расскажу), построенные по проекту архитектора Стасова. Того самого, который Троицкий собор строил, коли вы понимаете о чем я. Колоссальный по масштабу комплекс прекрасных казарменных зданий. Карабинерские полки, которые в них квартировали базово, к концу XIX века свою дислокацию сменили, а казарменные корпуса остались. И внезапно выяснилось, что это - отличное место  для содержания особо ценных военнопленных.



Вот, посудите сами. Во-первых, Медведь далеко, аж не доедешь, от всех фронтов. А кругом - такие болота, что как в детской песне: от такие в ширину, от такие в глубину! В общем, будь ты хоть восемь раз Итон Хант, а военнопленных, размещенных в этом месте, шиш вытащишь, особенно, если за тобой только техника второй половины века XIX-го. :-))


Во-вторых,в наличии вполне себе обустроенные казармы, в которых можно разместить сколько угодно народу с определенным уровнем комфорта. Это вам, простите, не концлагерь, а более чем приспособленные для жизни прочные кирпичные здания с застекленными окнами, водопроводом, теплыми сортирами и печным отоплением. А в двух шагах - хорошая, зажиточная деревня с лавками, трактирами и так далее. В общем, идеальное получается место для содержания военнопленных, причем не простых, а статусных, таких, которых непременно надо спрятать поглубже и, при этом, непременно сберечь. Потому что во благовремении можно будет их обменять на кого-нибудь из наших особо ценных. Ну, а в-третьих, совершенно понятно, где разместить охрану, которая будет за военнопленными присматривать. Казармы-то громадные! Всем места хватит.

Впервые аракчеевские казармы опробовали как место для содержания статусной публики, попавшей к нам в плен, в русско-турецкую 1877 года. А к началу русско-японской механика действий была уже обкатана, так что первые подданые Микадо оказались в Медведе чуть ли не через неделю после начала военных действий. Всего же за войну их набралось три тысячи человек. В большинстве своем это были представители самурайских семей, то есть весьма себе козырные заложники. Был среди них и совсем важный персонаж - сын японского адмирала Того Хэйхатиро - того самого, которому мы должны быть "благодарны" за Цусиму. Настолько важный пленник был, что ему разрешили выписать из Японии жену и под жительство отвели отдельный флигель, где раньше жил командир полка.



Кормили японцев хорошо - специально для них пекли белый хлеб, потому что к ржаному они были непривычны, а котловое довольствие обеспечивали по армейским раскладкам для мирного времени, то есть, как говорится, с горкой,  - одежду выдали теплую, в расчете на наши морозные зимы, да и с перемещением по селу особо не ограничивали. Куда тут бежать-то? Дорога одна, а кругом, как я уже говорил болота лютейшие, через которые, не зная, не пройдешь.

photo_2020-05-15_21-58-32.jpg photo_2020-05-15_21-58-24.jpg



Денег, разумеется, не давали, но ушлые самураи наловчились мастерить всякие безделки и продавать местному населению. Получались сущие копейки, но на посещение трактира хватало. Да так хватало, что несколько пленников ухитрились упиться до смерти - замерзли не дойдя до казармы.



Потери, кстати, среди невольных обитателей села Медведь были невелики. Всего 23 человека из трех тысяч. Трое покончили с собой, посчитав, что пленением своим принесли позор своим семьям, несколько - умерли от ран, несколько, как я уже говорил, замерзли, а еще несколько умерли от простуд. Не пережили российского климата.
Тут их, на местном кладбище, и похоронили, украсив могилы резными именными камнями.



Потом, после Портсмутского мира, военнопленных отпустили по домам, а умерших японская родня запросила разрешения увезти и перезахоронить. Могилы опустели, а погребальные камни остались. В Новгородской глуши они выглядят странно. Но японский консул раз в год приезжает сюда возложить цветы.



И, думается, не только консул. Добираются и другие граждане страны восходящего солнца в нашу глушь. Судя по тому, на каком языке в местном сельпо продублирована надпись "сувениры". :-)



Остается только добавить, что попал я в село Медведь благодаря прекрасному сообществу "Вершина" и лично доброму человеку Александру Павлову, чтоб он был здоров! Спасибо и ему, и сообществу, которым он рулит. Классно было.

А продолжение, разумеется, следует.

Tags: #Россия, #побродильные_байки
Subscribe

Posts from This Journal “#побродильные_байки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments