Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Categories:

Предприятие швейцарского книжника

«Любите книгу – источник знаний, только знание может сделать вас сильным, честным, разумным человеком». И весьма зажиточным, - мог бы дополнить эту горьковскую цитату Альфред Федорович Девриен, владелец дома 13 по 4-й линии Васильевского острова. Всем, что он имел, немалым состоянием и известностью он был обязан тому, что с детства любил книги. И, добавим, именно книги привели его в свое время в Санкт-Петербург.



В самом деле, Альфред Девриен с детства любил книги. Для сына крестьянина из швейцарской деревни Уши, недалеко от Лозанны, любовь эта была несколько странной, но поскольку семья была не бедной, а Альфред – не единственным сыном в семье, родители его на эту странность смотрели без осуждения. Так что когда он устроился мальчиком на побегушках в книжную лавку, все только пожали плечами и не более. Тем паче, что эта работа приносила в семейный бюджет лишних несколько франков в год. Но для Альфреда это был первый шаг в его долгом пути книжника. Мальчиком при лавке он был недолго, и вскоре стал младшим продавцом. Тут уже семья посмотрела на него с уважением и вниманием, - это уже был определенный статус. И когда он заявил о желании изучать книжное дело всерьез, за родительским благословением дело не встало.

В следующие несколько лет его носило по Европе, как осенний листок. Он изучал книгопечатание в немецком Мангейме, работал в знаменитом парижском издательстве Луи Ашета, в типографиях и переплетных мастерских, крупных книжных магазинах и издательских фирмах Берлина и Вены, служил у легендарного лондонского книготорговца Николаса Трюбнера. В общем, к двадцати пяти годам Альфред Девриен ухитрился не просто получить прекрасный опыт в профессии, - он стал заметным человеком в отрасли и даже, несмотря на юный возраст, считался своего рода экспертом, знающим, кто и какие книги выпускал за последнюю сотню лет практически на любом языке. Именно в таком качестве его и переманил из компании Трюбнера петербургский издатель Маврикий Осипович Вольф, искавший опытного управляющего в отдел иностранной литературы своего книжного магазина в Петербурге. Русский рынок печатной литературы был для Девриена в новинку, так что, приехав в 1869 году в столицу Российской Империи, он с головой погрузился в его изучение. И, что характерно, нашел для себя в нем нишу.

Россия в ту пору была страной аграрной, так что интерес к новым знаниям в этой сфере был без преувеличения велик. А значит, издательский дом, специализирующийся на выпуске литературы, посвященной сельскому хозяйству, просто не мог быть убыточным. Так что в 1872 году Альфред Девриен, заплатив гильдейский сбор, сдал петербургским купцом и основал собственную фирму, издававшую новейшие европейские труды по сельскому хозяйству и агротехнике в переводе на русский и специализированный журнал «Вестник садоводства, плодоводства и огородничества». Популярнейшее, кстати говоря, издание среди российских помещиков. И дело пошло. «Книгоиздательство А.Ф. Девриена» стало серьезной фирмой, выпускавшей помимо профильной литературы книги по естествознанию и географии, справочники и энциклопедии. Своеобразной вершиной этой деятельности стала одиннадцатитомная «Полная энциклопедия русского сельского хозяйства».

Разумеется, для всей этой деятельности нужны были производственные и складские площади, а еще нужен был фирменный магазин и контора. Для магазина Девриен снял первый этаж дома 8 на 3-й линии, но оказалось, что это слишком тихое и незаметное место для успешного ведения дел. Тогда, убив одним выстрелом двух зайцев, он приобрел дом золотопромышленника Соловьева на Румянцевской площади, как раз выставленный на торги после смерти владельца. Там и разместились, и торговый зал, и квартира хозяина. А для производственной части дом пришлось строить с нуля. Но зато и получился он ровно таким, каким хотел его видеть Альфред Федорович. Четырехэтажное здание в стиле северного модерна было одновременно элегантым и функционалым. Основную его часть, выходящую на 4-ю линии и украшенную вывеской с названием фирмы и барельефами сов, занимала контора, а в находившихся во дворе флигелях располагались типография, переплетная и склады, причем логистика производства была налажена образцово, практически конвейерным способом, разве что без конвейера, потому что эпоха Генри Форда еще не наступила. И прибыль это предприятие приносило не меньшую, чем средней руки золотой прииск.

Иными словами, устроился Альфред Девриен в российской столице даже лучше, чем мог бы устроиться в родной Швейцарии, стране на ту пору откровенно не богатой. Здесь он женился, породнившись с знаменитой петербургской немецкой семьей Юнкеров, здесь родились его сыновья, разговаривавшие по-русски лучше, чем многие русские. В общем, все было хорошо и спокойно. Но в 1914 году Девриенам пришлось пережить немало неприятностей, когда мировая война нарушила множество важных связей с европейскими партнерами, а дальше ситуация становилась только сложнее – неприязнь к иностранцам росла, а интерес к книгам неуклонно падал. И в начале 1917-го Альфред Федорович собрал чемоданы и, оставив фирму на попечение управляющих, вместе со всей семьей отбыл в Европу. Сперва – в Париж, а когда война закончилась – в Берлин, где располагался немецкий филиал его компании. В 1920 году он скончался, но его сыновья еще добрый десяток лет выпускали книги на немецком и русском под брендом «Изд-во А.Ф. Девриена».

Tags: #история
Subscribe

Posts from This Journal “#история” Tag

  • Как развалить государство по-родственному

    Что ни говори, а Русь, фактически созданная, сшитая князем Олегом из разрозненных лоскутов территории, у каждого из которых были свои притязания и…

  • Цитадель наследников Доминика

    Два не слишком бросающихся в глаза скромных дома на Малой Посадской – 15 и 17-й – построены одним архитектором – знаменитым…

  • Бип! Бип! Бип!

    За едва видным невооруженным глазом огоньком в ночном небе человечество пристально наблюдало три месяца. Кто-то с гордостью, кто-то со страхом,…

  • Дом-завод династии винокуров

    Это здание на берегу Обводного канала выглядит откровенно странно, - не поймешь с первого раза, для чего его построили? Для заводского корпуса –…

  • Висит груша. Нельзя скушать

    Городское уличное освещение до поры до времени было проблемой из проблем. Масляные, керосиновые, газовые фонари вопрос, разумеется, решали, но лишь…

  • Дом придворного ювелира

    Невысокий двухэтажный особнячок на Итальянской, 13 в Петербурге знают, думается, решительно все, - как здание театра Музкомедии. В общем-то, на…

  • Дом потомка пивной династии

    Как-то так повелось, что пиво у нас считается напитком не изысканным. Однако были и иные времена, когда в среде петербургской аристократии отнюдь не…

  • Город, кони, рельсы, шпалы

    8 сентября, или, если считать по старому стилю, то 27 августа 1863 года в столице Российской Империи заработала пассажирская конно-железная дорога.…

  • Золото партии или экспроприация экспроприаторов

    Не было, наверное, в ХХ веке на земном шаре партии более мощной и влиятельной, чем коммунистическая партия Советского Союза, неразрывным, как до…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments