Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Categories:

Дом-завод династии винокуров

Это здание на берегу Обводного канала выглядит откровенно странно, - не поймешь с первого раза, для чего его построили? Для заводского корпуса – слишком роскошно, для фабричной конторы – размах великоват и этажность, для жилого дома – уж больно место неудачное, посреди промышленных предприятий и казарм. На самом же деле это и то, и другое, и третье. В доме 90 по набережной Обводного располагался ликеро-водочный завод, принадлежавший целой династии петербургских винокуров – семье Штритер, офис предприятия и, заодно, квартира его владельцев.

т(с)???

Основатель династии – остзейский немец Фридрих Фердинанд Штритер появился в Петербурге в 1833-м. До этого его долго носило по окраинам Российской Империи – из провинциального Таллина, звавшегося тогда Ревелем, в не менее провинциальную Ригу, а оттуда – и вовсе в глушь, на Сааремаа, но где бы он ни жил, основным его занятием было винокурение. И, судя по всему, в деле этом он поднаторел изрядно, и опыта набрался немалого. Перебравшись в столицу и записавшись купцом третьей, а затем второй гильдии, он основал предприятие, продукция которого в кратчайший срок стала пользоваться бешеной популярностью.

Не прошло и трех лет, как штриттеровские водки, настойки и ратафии начали закупаться для нужд Императорского двора, а это было достижением серьезным, там контроль качества производился на полную. Среди обывателей северной столицы ценились «Ревельская» тминная, «Английская горькая», «Желудочная двойная», «Зубровка», «Кюммель лимбургский», ликеры «Анисет» и «Кюрасао», причем последний выпускался в двух вариантах – «французском» и «кипрском», отличавшихся друг от друга по вкусу и рецепту. Но коронным, фирменным напитком семейной компании, был бальзам «Черный рижский», рецепт которого Фридрих Фердинанд, закономерно ставший в Петербурге Федором Федоровичем, привез с собой из Прибалтики.

Отцовский бизнес в 1855-м продолжил Александр Штритер. Именно при нем завод, сменив несколько адресов, окончательно расположился на Обводном. Место было удобное, канал служил и транспортной артерией, и источником воды. Впрочем, относительно качества воды и пригодности ее для производства напитков Александр Федорович иллюзий не питал, поэтому ее в обязательном порядке дистиллировали, что не могло не сказаться самым положительным образом на качестве продукции.

В 1866 году завод Штритеров получил официальный статус Поставщика императорского двора и право маркировать свои напитки специальным знаком с изображением двуглавого орла. Материальных преимуществ этот статус не давал, но о безупречном качестве продукции говорил многое: стоило лишь раз проштрафиться, «просев» по качеству, и почетного звания могли лишить. А чтобы получить его вновь, пришлось бы потрудиться изрядно и долго. Легендарное предприятие Смирнова - один из главных конкурентов Штритеров – утратив право именоваться поставщиком, добивалось его возвращения многие годы.

Была, кстати, в этот период у предприятия и еще одна статья дохода: головные фракции при выгонке спирта отделялись, смешивались со скипидаром, и эту ядреную смесь город закупал у винокуров для заправки уличных фонарей. Тут главное было выдержать правильную пропорцию, потому что если в жидкости скипидара оказывалось слишком много, - фонари начинали нещадно коптить.

Нынешнее здание на Обводном, 90 было построено уже при третьем представителе династии – Владимире Александровиче, в крещении – Бруно-Вольдемаре. Он вплотную занялся маркетингом и продвижением бренда предприятия. Реклама завода и его напитков приобрела такой размах, что фамилия Штритер чуть было не превратилось в имя нарицательное для обозначения вкусного крепкого спиртного. В это же время на вывеске завода появляется ненавязчивая приставка «фон», намекающая на аристократические корни владельцев, а в массы оказывается вброшена легенда о шведском происхождении семьи и ее родственных связях с плененным Петром I при Полтаве маршалом Шлиппенбахом. Как ни смешно, а это ненавязчивое проявление тщеславия спасло Штритеров от всевозможных репрессий в 1914-м, когда после начала Первой мировой начались гонения на немцев.

Здание завода, выстроенное Владимиром Александровичем на набережной канала было для своего времени абсолютно новаторским, созданным по принципу конвейера, так что подготовка сырья, бродильный цех, цех дистилляции и водоподготовки, помещения для настаивания и выдержки располагались по цепочке, выстраивая весь производственный процесс как по линеечке. Все, что можно, было автоматизировано, для чего во дворе, в специальном флигеле работала английского производства паровая машина, а учет и контроль качества сырья и продукции были отлажены с чисто немецкой дотошностью. Мало того, все выпускаемые напитки были разделены по категориям и учитывались по-разному, так что даже введенная министром финансов Витте государственная винная монополия не смогла повредить предприятию. В частности, «Черный рижский» бальзам выпускался в категории «аптечные товары», а целый ряд настоек – от померанцевой до «Ерофеича» - предназначался специально для продажи большими объемами в трактиры, для продажи в розлив, - это не требовало специальной лицензии.

Сложнее всего пришлось последнему владельцу завода – Владимиру Владимировичу, на долю которого пришелся и сухой закон, и обе революции 1917-го, и национализация предприятия. Завод был закрыт, семью разбросало по всей стране, - кто-то воевал за белых, кто-то за красных. Однако последний из династии винокуров Штритеров все эти события пережил, остался в живых, и даже выпустил в 1934 году фундаментальный труд, ставший своего рода классикой жанра, итог и венец столетнего семейного опыта – книгу «Технология винокурения и производство спиртных напитков». Современный бальзам «Черный рижский» выпускают сегодня по рецепту, взятому оттуда.

Tags: #история
Subscribe

Posts from This Journal “#история” Tag

  • Как развалить государство по-родственному

    Что ни говори, а Русь, фактически созданная, сшитая князем Олегом из разрозненных лоскутов территории, у каждого из которых были свои притязания и…

  • Цитадель наследников Доминика

    Два не слишком бросающихся в глаза скромных дома на Малой Посадской – 15 и 17-й – построены одним архитектором – знаменитым…

  • Бип! Бип! Бип!

    За едва видным невооруженным глазом огоньком в ночном небе человечество пристально наблюдало три месяца. Кто-то с гордостью, кто-то со страхом,…

  • Висит груша. Нельзя скушать

    Городское уличное освещение до поры до времени было проблемой из проблем. Масляные, керосиновые, газовые фонари вопрос, разумеется, решали, но лишь…

  • Дом придворного ювелира

    Невысокий двухэтажный особнячок на Итальянской, 13 в Петербурге знают, думается, решительно все, - как здание театра Музкомедии. В общем-то, на…

  • Дом потомка пивной династии

    Как-то так повелось, что пиво у нас считается напитком не изысканным. Однако были и иные времена, когда в среде петербургской аристократии отнюдь не…

  • Город, кони, рельсы, шпалы

    8 сентября, или, если считать по старому стилю, то 27 августа 1863 года в столице Российской Империи заработала пассажирская конно-железная дорога.…

  • Золото партии или экспроприация экспроприаторов

    Не было, наверное, в ХХ веке на земном шаре партии более мощной и влиятельной, чем коммунистическая партия Советского Союза, неразрывным, как до…

  • Контора керосинового заводчика

    Теперь уже, наверное, никто и не вспомнит, отчего деревянный особнячок на Петровской косе, - ныне рассыпающийся от ветхости, но прежде весьма…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments