Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Categories:

Бродячая фабрика несуществующих братьев Вундер

Россия во второй половине XIX века была страной униформированной. Мундиры и фуражки носили не только военные, но и чиновники, и студенты, и гимназисты. Причем разнообразие униформы было весьма велико, и ассортимент требовавшихся для нее аксессуаров тоже был немалым. Так что производство пуговиц для форменной одежды и кокард для фуражек являлось бизнесом отнюдь не мелким и не настолько узко заточенным, как может показаться с современной точки зрения. И Александр Иванович Вундер, владелец пуговичной фабрики на Васильевском острове был предпринимателем успешным и зажиточным.

(с)???

В принципе, понять, почему он занялся производством именно такого товара, можно вполне. Отец его – Иоганн Дитрих Вундер – был портным, причем, судя по всему, далеко не последнего разбора. Во всяком случае, он мог себе позволить жилье и мастерскую в самом центре города, на Малой Садовой. А значит, чисто по логике вещей, заказов на мундиры – чиновничьи и военные – у него должно было быть немало. Так что разнообразные пуговицы – с гербами и без, металлические, стеклянные и костяные – в его доме должны были водиться в избытке, становясь периодически игрушками его детей.

Товар для портных
Справедливости ради, нужно сказать, что Александр Вундер перенимать профессию отца желанием не горел. Намного привлекательнее казалось ему аптекарское дело. Так что по достижению совершеннолетия он устроился работать в аптеку на Каменном острове, став сперва помощником провизора, а потом – приказчиком. Но денег это приносило немного, а жизнь в имперской столице – удовольствие не дешевое. К тому же начали складываться романтические отношения с юной Луизой Юнгарт, дочерью мастерового из петербургской немецкой общины. Так что в качестве побочного приработка Вундер младший организовал небольшую пуговичную мастерскую, прямо во дворе своего дома на Каменноостровском, 39. Полдесятка рабочих и один единственный пресс.

Основными покупателями продукции этого микропредприятия были отец Александра и другие портные-немцы, для которых национальная солидарность значила, подчас, больше чем интересы бизнеса. Однако со временем заказов становилось все больше, а дело становилось все прибыльнее, так что уже в середине 1870-х Александр Иванович, которому к тому времени стукнуло тридцать лет, перебрался на Васильевский остров, где приобрел на 16 линии небольшой деревянный домик, а при нем – хороший кусок земли с хозяйственными помещениями, в которых разместилось пуговичное производство. Теперь это была уже не мастерская, а настоящий завод, на котором трудилось почти тридцать человек рабочих, да и Александр числился не аптекарским приказчиком, а купцом 2-й гильдии.

Мундирный госзаказ
Между тем, росло не только производство, но и семья. В 1873 году Александр и Луиза обвенчались, и вскоре на свет появились две дочери – Мария Александрина и Александрина Оттилия, а супруги мечтали еще и о сыне. Жилье требовалось попросторнее. Так что семья Вундеров сменила место жительства еще раз, переехав в добротный и просторный двухэтажный особняк на 13 линии, 22. Подрос и заводик. Стало больше и оборудования, и рабочих – под сотню человек трудилось на Вундера. А еще появились крупные заказы, в том числе – государственные, ведомственные. Кроме металлических пуговиц – оловянных и медных – в ассортименте теперь были кокарды, пряжки ремней, должностные, полковые и академические знаки. Добрая половина столичных чиновников застегивала свои мундиры на вундеровские пуговицы.

Удалось отхватить и заказ на изготовление холодного оружия – кортиков и сабель. Клинки для них заказывались у серьезных производителей – золингеновские и люнешлоссовские, но дорабатывались и снабжались рукоятями и ножнами уже в цеху на Васильевском. К этому времени, кстати, производство получило и собственное имя – Фабрика металлических изделий и холодного оружия «Братья Вундер». Братьев у Александра Ивановича не было, так что по сию пору остается загадкой, почему он так назвал свое предприятие. То ли ради солидности, то ли вследствие каких-то личных причин.

Последний переезд
Чтобы справиться с возрастающим потоком заказов Александр Иванович решился на еще один переезд и купил у фабриканта Карла Прейса доходный дом на 14 линии, 89 и металлический завод на прилегающей к нему территории. Но оценить результаты очередного укрупнения производства не успел. В августе 1892 года его не стало. Вдова Вундер родив долгожданного сына уже после смерти супруга, в начале 1883-го, внезапно оказалась не мягкохарактерной домохозяйкой, а настоящей железной леди и взяла управление предприятием на себя. Через некоторое время она вышла замуж во второй раз, но не сменила ни фамилию, ни название предприятия. А в 1913-м году передала бразды правления сыну. Так что, говоря «Братья Вундер», нужно понимать – отец, вдова и сын.

Фабрика на 14 линии не сохранилась, последний ее цех был снесен несколько лет назад, а четырехэтажный доходный дом стоит по сей день, хоть и выглядит старым и ветхим на фоне соседней новостройки. Это – единственный вундеровский адрес, по которому сохранилось историческое здание, непосредственно связанное с именем пуговичного фабриканта.

Tags: #история
Subscribe

Posts from This Journal “#история” Tag

  • Дом винокура и молочного дилера

    Начинать жизнь с нуля в незнакомом городе – удовольствие то еще. Еще меньше радости – искать себе нишу в давно сформировавшемся секторе…

  • С праздником, дорогие мои!

    Говорят, что нынче - Геродотов день. Ну, в смысле, всемирный день историка. Что я, как говорится, могу сказать? Историк - не профессия. Это…

  • Дом фанерного фабриканта

    Честно говоря, назвать его просто домом, - язык не поворачивается. Все-таки больше он похож на дворец. Не внешне, разумеется. Внешне – это вполне…

  • Дом миллионера-поджигателя

    С четырехэтажным домом на углу проспекта Бакунина и Херсонской улицы связано сразу несколько историй: история одного из самых крупных купеческих…

  • Ресторан повара трех императоров

    Строго говоря, дом 16 на Большой Морской улице принадлежал известному петербургскому домовладельцу Михаилу Руадзе. Но в историю он вошел благодаря…

  • Советские сберегательные

    В пору больших нестроений и в эпоху перемен апелляция к прошлому становится сверхмодной и чрезвычайно востребованной. Причем чем прошлое дальше, тем…

  • Врачи блокадного Ленинграда

    Свежая передача на телеканале "Мир". К дате. Про блокаду и про врачей. Своевременно, кмк. И очень неплохо по контенту.…

  • Дом короля экзотических фруктов

    Владельцем построенного в стиле эклектики четырехэтажного дома на улице Ломоносова, 16, прежде называвшейся Чернышевым переулком, был человек…

  • Голос для великого немого

    Память – штука ненадежная. Вкусы, запахи, образы, звуки улетучиваются из нее, стираются и пропадают. Поэтому стремление сохранить частицы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments