Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Categories:

Мятеж не может кончиться удачей. В противном случае его зовут иначе.

Старинная статья про кронштадтский мятеж. Нашел в своих залежах. Действительно старинная, еще вестёвских времен. Собственно, не статья даже, а интервьюха. Хотя на приведение в порядок речи моего собеседника было потрачено усилий больше, чем на написание иной статьи :-)) Он больше конкурентов клеймить порывался, чем про мятеж со мной разговаривать :-) Но получилось интересно.Это даже безотносительно к ностальгии по тем временам. 
Хотя я помню, с кем мы тогда в Кронштадт ездили, и как холодно было на обратном пути :-))

Что мы знаем о Кронштадтском мятеже? В лучшем случае – пару фактов из школьного учебника, в худшем – несколько строчек из стихотворения про молодость, которая водила в сабельный поход. Еще определенно придут на ум кадры из старого фильма - кронштадтские матросы-анархисты: тельняшка, кожанка, клеши, чуб до подбородка и расхлюстаная походочка. Мартовские события 1921 г. не воспринимаются как нечто важное. Между тем, 80 лет назад в Кронштадте разыгралась невиданная трагедия: против большевиков выступили те, кто еще несколько лет назад помог им придти к власти. Выступили и были уничтожены. О том, что же все-таки происходило в то время в Кронштадте и Петрограде, я попросил рассказать человека в этом вопросе весьма компетентного – кронштадтского историка Марата  Кузнецова.
 
К.С. В учебниках и справочниках кронштадтскому мятежу посвящается максимум пара строчек, и общий их смысл, в большинстве случаев, таков: буржуазные партии при поддержке агентов Антанты подготовили в Кронштадте контрреволюционный мятеж. Насколько такое изложение близко к истине?
М.К. То, что в 1921 г. произошло в Кронштадте, не было антинародным, контрреволюционным мятежом, «подготовленным эсерами и белогвардейцами при поддержке иностранных разведок». Произошел всплеск недовольства матросов, красноармейцев и рабочих города политикой большевиков, на фоне общенародного недовольства этой политикой. Первоначально всплеск носил мирный характер. 1 марта еще никто не восставал. Митинг, без всяких на то оснований, назвали восстанием Ленин и Троцкий в подписанном и опубликованном уже 2 марта правительственном сообщении, а 7-го по Кронштадту открыли огонь артиллерийские батареи Тухачевского, базировавшиеся в Лисьем носу. Только после этого, вконец разъяренные таким поведением власти, отказавшейся сесть с ними за стол переговоров, матросы, солдаты и рабочие Кронштадта решили сражаться. Так разве это – восстание!? Их вынудили взяться за оружие!
К.С. Но не могло же все начаться на пустом месте, пусть даже кронштадтские события были стихийным всплеском недовольства. Как все началось?
М.К. Нам долгие годы говорили, что восстание было подготовлено подпольными центрами, в частности – петроградской боевой организацией. Якобы эта организация вела агитационную работу, а руководил ей из-за рубежа Борис Савинков. На самом деле такой организации в природе не существовало. А уголовное дело в отношении участников этой организации (получившей, кстати, свое название только в процессе расследования) было полностью сфальсифицировано.
Было, естественно, брожение в гарнизоне. Ведь матросы и солдаты – из крестьян и из рабочих. Во-первых, им писали о том, как тяжело живется в деревнях и в городе, они бывали в увольнениях, сами видели, как политика военного коммунизма сказывалась. Во-вторых, в армии тоже жилось не сладко: кормили плохо, они к тому времени голодать стали, одевали-обували тоже плохо, с конца 1920 г. вообще перестали выдавать обувь, обмундирование, постельное белье. Доходили и сведения о том, что народ волнуется. Тогда было решено послать в Петроград делегацию. Делегация побывала на заводах, на фабриках, и 28 февраля вернулась. Делегаты привезли вести о том, что Питер бурлит и готов выступить. Тогда, на линкоре «Петропавловск» состоялось собрание экипажа. Собирал экипаж писарь Петриченко, самый грамотный среди матросов. Прибывшие с делегатами рабочие Балтийского завода зачитали проект резолюции. Основное требование – Советы без коммунистов. В нее внесли изменения и решили зачитать на линкоре «Севастополь», стоявшем рядом. Резолюция понравилась и там. Решили ее зачитать на митинге 1 марта. А первомартовские общегарнизонные митинги в честь событий 17 года были уже традиционными. На митинг были приглашено и руководство кронштадтского Совета, так что все происходило с ведома властей.
К.С. А в Петрограде было известно о том, что планируется митинг? Ведь можно было попытаться как-то договориться!
М.К. На митинге присутствовал Калинин. Говорить не дали ни ему, ни Кузьмину – комиссару Балтийского флота, ни Васильеву – председателю кронштадтского Совета. Почему? Потому, что они говорили опять то же самое, что близка мировая революция, что нужно потерпеть, что нужна дисциплина и так далее. А в ответ их спрашивали, сколько же можно терпеть: мы голодные, мы раздетые, мы разутые. До каких пор это все будет продолжаться? Калинин покинул Кронштадт ни с чем, конечно, очень недовольный. 
К.С. Откуда же взялся пресловутый «белогвардейский заговор»? Пока, насколько я понял, о заговоре вообще речь не идет.
М.К. Петросовет возглавлял тогда Зиновьев. Известно, что Зиновьев был страшным паникером, он всегда из мухи слона делал. И он сразу же решил: значит в Кронштадте восстание. Кто там из «бывших»? Генерал Козловский. Значит мятеж царских офицеров. Троцкий подумал, что в Кронштадте действительно восстание, и 2 марта появилось правительственное сообщение, которое начиналось словами «новый белогвардейский заговор: восстание бывшего генерала Козловского и корабля «Петропавловск», - и дальше, - генерала Козловского и его сообщников объявить вне закона». Так, до 1994 г., до указа президента, они и были вне закона.
К.С. И когда началась открытая конфронтация?
М.К. С митинга все разошлись мирно. На следующий день в здании штаба гарнизона состоялось собрание делегатов всех воинских частей и рабочих коллективов, которые должны были выбрать своих представителей в кронштадтский Совет (срок его полномочий к тому времени как раз закончился). Они потребовали прекратить единовластие большевиков в Советах, чтобы в них входили даже не члены других партий (другие партии были запрещены), а просто представители народа, избранные демократическим путем. На этом собрании опять выступили Кузьмин и Васильев, выступили с откровенными угрозами. Ими же была подстроена провокация, с целью заставить собрание разойтись: в разгар заседания в зал вбежал моряк с криком, что сюда идет вооруженный отряд коммунистов, чтобы всех арестовать. Реакцию это вызвало совершенно обратную – из президиума заседания был образован Временный революционный комитет – пять человек во главе с Петриченко.
К.С. Речь все еще идет о матросах, солдатах и рабочих. При чем же здесь офицерский заговор?
М.К. 3-4 марта члены ВРК решили, что если они собираются каким-то образом противостоять большевикам, то необходимо заручиться и поддержкой военных – руководства крепости. Петриченко и еще несколько человек пошли в крепость, встретились с командирами и предложили им сотрудничество. А у тех выхода другого уже не было – большевики их вне закона объявили: если они решат сдаться, их просто расстреляют. Они согласились, и таким образом был создан штаб обороны. Возглавил его бывший штабс-капитан Севастьянов, а генерал Козловский был командующим артиллерией, точнее как был на этой должности, так на ней и остался, просто продолжал исполнять свои обязанности. И все, никакой роли в организации противостояния, или в руководстве он не играл.
К.С. Но неужели кадровые офицеры не могли разработать действенный план обороны Кронштадта? Хоть что-то можно было сделать, чтобы избежать поражения?
М.К. Руководство штаба обороны предлагало захватить Ораниенбаум и Сестрорецк. Если бы они захватили их, плацдарм сразу расширился бы, гарнизоны бы перешли на сторону восставших обязательно, и Кронштадт мог бы действительно стать центром всеобщего восстания, потому, что страна была уже готова подняться. Но члены Ревкома не хотели обострения отношений с властью: есть резолюция, в ней изложены их требования, - власть должна рассмотреть их и ответить. Если бы действительно был заговор Антанты, как нам говорили, то батареями крепости взломали бы лед и дождались бы подхода кораблей союзников, да и сами события торопить не стали бы: дождались бы весны и объявили Кронштадт независимой республикой.
К.С. Защищая версию белогвардейского мятежа, советская пропаганда ссылалась на массовые аресты коммунистов в Кронштадте. Это действительно происходило, или нам морочили голову очередной выдумкой?
М.К. Аресты коммунистов были. Было арестовано около 70 человек, в том числе, после 2 марта были арестованы Кузьмин и Васильев. Их не арестовали даже, а просто изолировали. Затем остальным руководителям-коммунистам было предложено покинуть Кронштадт, а вот те, кто решил остаться, уже были арестованы. Все учреждения, несмотря на это продолжали работать, но везде были созданы тройки представителей ВРК, контролировавшие их деятельность. Эта акция были проведены в ответ на арест членов семей кронштадтцев, оставшихся в Петрограде, например – была арестована семья генерала Козловского.
К.С. Получается, что восставшие поддерживали в городе строгий порядок. Откуда тогда взялось представление об анархистской вольнице? Ведь не большевики придумали моряков-анархистов, с клешами и в пулеметных лентах крест-накрест, они действительно воевали в гражданскую войну.
М.К. До сих пор на флоте среди командиров кораблей существует негласное правило: отдавать в случае необходимости в другие подразделения не лучших, а тех, кто плохо знает специальность, нарушает дисциплину, одним словом – разгильдяев. А характеристики им, если нужно, выдаются такие, что хоть сразу в адмиралы производи. Вот они и приходили с кораблей на фронт. Вспомните их по книгам и фильмам: это с них писался коллективный портрет анархистов. Есть и конкретный пример разгильдяя: Анатолий Железняков – матрос Железняк. Вся его служба – одно сплошное нарушение флотских порядков. В конце концов он вынужден был дезертировать (иначе бы посадили), и спасла его от дисбата только революция. Кстати, он и погиб из-за разгильдяйства – высунулся из башни бронепоезда, хотя делать этого командиру было никак нельзя.
К.С. Пока что речь шла о борьбе скорее политической...
М.К. Началось все вечером 7 марта в 6.45, с артиллерийского обстрела. В ночь с седьмого на восьмое начался первый штурм с северной стороны, из районов Лисьего носа и Сестрорецка. Участвовало около четырех тысяч человек – в основном – курсанты. Почти все они погибли. После этого первого штурма над Кронштадтом листовки, центральные питерские газеты стали с аэропланов разбрасывать. Так что все прекрасно знали позицию как одной стороны, так и другой. Из листовок кронштадцы и узнали, что готовится новый штурм.
К.С. Но как удалось в итоге взять Кронштадт? Сильная крепость, большой гарнизон, да и лед к середине марта уже рыхлый – не пройдешь.
М.К. Лед еще был не рыхлый. Он оказался достаточно прочным, чтобы не только людей выдержать, по нему еще и кавалерия прошла. Тогда зимы покруче были. Лед образовывался в конце ноября, а в начале декабря по нему уже ездили машины. И до апреля лед держался точно; пористый, конечно, становился, но еще достаточно прочный. Вот наступающие по нему и прошли. Но другое дело, почему их пустили? Кронштадтцы до последнего не хотели кровопролития.
К.С. То есть как не хотели кровопролития!?
М.К. Когда части Тухачевского наступали на Кронштадт, огонь велся не на поражение, а по преимуществу – заградительный. При анализе артиллерийского огня мятежников против наступающих частей, сам по себе напрашивается вывод, что Козловский по согласованию с Ревкомом вел его так, чтобы оказать психологическое, отпугивающее воздействие на красноармейцев. Можно себе представить, что осталось бы от хотя и многочисленной массы бойцов на льду, если бы по ним прицельно ударила артиллерия кораблей и фортов, плюс огонь пулеметов у самых стен Кронштадта. Если бы огонь велся на поражение, не прошел бы никто, да еще и лед можно было взломать вокруг города, а это тоже не было сделано.
К.С. Почему?
М.К. Рассчитывали на то, что наступающие – такие же люди, как они, что стрелять не будут, и что они бросят оружие и начнется братание. Так по началу и было, но когда красные командиры увидели, что происходит, был отдан приказ стрелять. И по своим и по чужим. Братание сразу прекратилось. В результате войскам дали пройти, и коннице, и пешим, и вот – результат.
К.С. Но нам все время говорили, что на подавление мятежа были брошены элитные части РККА. О каком братании могла идти речь?
М.К. Курсанты шли на штурм с неохотой, красноармейцы – тоже. Два полка даже взбунтовались, и 42 человека из них, - основных зачинщиков, расстреляли. А следом за наступающими шли заградительные отряды, из состава интербригад – башкир и китайцев.
К.С. Если верить справочникам, большая часть участников мятежа ушла в Финляндию.
М.К. Да. Кстати, всегда говорили, что они убежали. Это неверно: бегства не было, ушли организованно, потому, что ВРК предвидел, чем может закончиться дело. Агитаторы говорили, что если кто боится оставаться в Кронштадте, может уйти. Первый отряд шел во главе с Козловским. Козловский повел их по поручению Ревкома, поскольку его в Финляндии знали, он был знаком с самим Маннергеймом. К вечеру 18 марта ушли остальные, во главе с Петриченко. Всего – 8000 человек.
К.С. А что известно о судьбе оставшихся?
М.К. Из оставшихся в Кронштадте, чекисты расстреляли каждого второго. Оставшиеся в живых были частью расстреляны, а частью – высланы на север, в Холмогоры. Всего через год из 5000 высланных осталось в живых 1500 человек.
К.С. Что было с теми, кто ушел от мести большевиков, скрылся за рубеж? Кто-нибудь из них вернулся в СССР?
М.К. Осенью 1921 г., к четвертой годовщине Октябрьской революции указом ВЦИК была объявлена амнистия. Некоторое количество из числа ушедших с Козловским и Петриченко – вернулось в Россию. Их здесь встретили и (!)посадили. В 1922 г. снова была объявлена амнистия, и вернувшихся в Россию кронштадтцев постигла та же судьба. Рядовых участников мартовских событий ссылали в Сибирь и Казахстан, а тех, кто руководил хотя бы ревкомовской тройкой – расстреливали. В 1952 г. были высланы последние 36 человек, причастных к восстанию. Например, среди них была выслана дочь редактора «Известий ВРК» - Ламанова, которая, конечно, находилась в Кронштадте в дни восстания, но было ей в то время шесть лет.

С тех пор город находился в опале. Для правящей партии кронштадтское восстание было пострашнее Колчака и Врангеля: против их власти поднялся сам народ, - те, кто еще совсем недавно поверил в революцию и поддержал РКП(б). Вот только вера эта за четыре года советской власти просто растаяла. И тем не менее мятежники до последнего рассчитывали, что им удастся мирно договориться с властью, продолжали верить в демократические завоевания Октября, существовавшие только на словах большевистских лидеров. Власть предержащие боялись признаться в этом, описывая кронштадтские события как «сорванный заговор» неких внешних врагов. Опала Кронштадта, положение вне закона для тех, кто сумел избежать кровавой расправы, оставались в силе до 1994 г., до выхода специального президентского указа.
Tags: #журналюжество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments