Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Categories:

Мать «Волкодава» и «Валькирии» (2001 год, интервью с Марией Семеновой)

Продолжаю разборку залежей. Вона что нашел! :-) Писалось для так и не пережившей состояние стартапа газетки "Аргументы и события". Написано довольно неуклюже, но написано :-) Вдруг кому антиресно?

Нынешнего гостя, а вернее – гостью, знают, пожалуй что, практически все. По крайней мере те, кто хоть раз имел дело с таким явлением, как русское фэнтези. Это, прошу любить и жаловать, Мария Семенова. Да, именно та самая

Мария Семенова, перу которой принадлежат «Валькирия», целый выводок «Волкодавов» и еще множество самых разных книг, общей чертой которых является довольно отчетливая привязка к истории. Есть среди этого длинного списка и детективы-боевики, и даже один не то учебник, не то – справочник по истории древнейшей Руси – «Мы славяне!». Короче говоря, гостья наша – человек разностороннейший и заметный.

Первый вопрос – самый традиционный: с чего же все началось? Как появилась на свет ваша первая книга?

Пишу сколько себя помню... Вернее, сперва просто всё время что-то сочиняла, а как научилась писать (сугубо до школы) — фонтан было уже не перекрыть. В 1980 году (мне было 22) наконец сочла, что сумела родить «товарный продукт», могущий быть интересным не только мне и моей семье. Это была повесть, которая теперь называется «Хромой кузнец». По совету отца отнесла в «Детскую литературу»... Там, как ни странно, прочли со вниманием, пригласили посещать ЛИТО — так в те времена назывались ежедвухнедельные посиделки молодых (и не особенно) графоманов. Потом было всякое, в том числе двухлетнее путешествие рукописи по кабинетам в ожидании редсовета (был такой орган, решавший, «ну так будем мы наконец это печатать или нет»). И даже было выкидывание книги из плана по... политическим соображениям (повезло успеть слегка пострадать во времена позднего социализма, теперь можно хвастаться). В 1989 году книжка наконец вышла и сразу огребла литературную премию, а меня под это дело приняли в Союз писателей, ещё не успевший распасться на 1001 союзик. Вот, собственно...

Вы - автор не только романов в жанре фэнтези, но и книги, которую можно, скорее, охарактеризовать как учебник - "Мы славяне!". Откуда такой интерес к истории древней Руси?"

На самом деле первичен как раз интерес к древним славянам, а он произошёл по причине отвратного преподавания истории в школе. Древнюю Грецию мы за каким-то лешим изучали буквально в самомалейших деталях, зато собственная ранняя история больше производила впечатление этакого аморфного серого пятна. Вот мне, ведомой чувством противоречия, в каком-то старшем классе и сделалось интересно, а что же за этим серым занавесом в действительности происходило?.. Вправду «почти ничего не известно», как утверждалось в учебнике, или дело обстоит всё же иначе?..

С годами знания накапливались, я строчила повести и романы о викингах и древних «наших», только не очень-то кому они были нужны — в начале 90-х наступила мода на всё импортное. Я тогда работала уже не инженером по компьютерам (моя первая специальность, которой я отдала ровно 10 лет трудовой биографии), а литературным переводчиком в издательстве «Северо-Запад». Переводила как раз фэнтези, и это было, цензурно выражаясь, такое!.. И стало мне обидно: сижу вот, перевожу отрыжку Толкина, в сотый раз переваренного кем-то бездарным, а между тем наш-то богатейший материал никем не осваивается! Так появился «Волкодав». Его восприняли с большой осторожностью — первый тираж был всего 15 тысяч. Но, видимо, правильную струнку в читательских душах я всё же затронула... А потом на хвосте «Волкодава» были изданы мои исторические романы, и из-за этого все почему-то решили, что они были написаны позже. Хотя на каждом дата стоит...

Кстати, об издании второй книги «Волклдава» рассказывают легенды. Говорят, что из-за него в издательстве разгорелась настоящая баталия…

Да какие там баталии... Правда, довелось-таки господину Назарову удирать от меня по длинному коридору издательства с криком «Маша, не бейте!». (В некоторых узких кругах я широко известна как человек, способный при случае сломать оппоненту пару суставов, и такая репутация периодически бывает очень полезна.) Но это была не баталия, а скорее выхлоп чувства беспомощности. Пишешь, высиживаешь каждое слово, точно яйцо Фаберже... а потом кто-то жутко умный (а ещё в большей степени считающий себя таковым) начинает твой текст «улучшать». Причём сугубо через твою голову. Я не страдаю «звёздной болезнью», я выслушаю не то что редактора с корректором, но даже охранника и гардеробщицу, если у них появятся дельные соображения. Но без МОЕГО ведома потрошить МОЙ текст?.. Вот этого я не понимала и никогда не пойму. Когда, открыв свежевышедшего «Волкодава-2», я увидела в тексте слова, которых не писала, я форменным образом осатанела. Впрочем, это навряд ли смешно...

Гораздо смешнее было с обложкой первого «Волкодава». Там, если присмотреться, видно, что по первоначальному варианту у героя в руках был не топор, а... здоровенная кувалда. Дело в том, что художник прочитал только первую главу, где Волкодав отбирает у кузнеца молоток, и решил, что в дальнейшем тот и будет всех им тюкать. Еле-еле я его уговорила исправить... Забавно получилось и с обложкой «Валькирии». Услышав от меня, что привязанный к дереву гражданин — не то чтобы очень молоденький мальчик, художник (как и в «Волкодаве», на самом деле очень хороший!) нарисовал под берёзой... не поджарого профессионала рукопашного боя, а этакого пухленького «митька». Жуть, одним словом. И нипочём не удавалось переубедить! «Я так вижу», и хоть тресни. Кончилось тем, что на мои вопли сбежался весь женский коллектив издательства. Милые дамы мгновенно поняли ситуацию, стали тыкать пальцами в нарисованную фигуру и кричать: «Нам такие мужчины не нужны!» Художник ужасно надулся, но ушёл в соседнюю комнату переделывать...

А когда же будет следующий "Волкодав"?

Пишем, пишем, пишем... Может, к лету рожу...

Зачастую у книжных героев есть реальные персонажи. Автор то «любимого» начальника в качестве злодея выпишет, то собственную родню «назначит» на роли. Как с этим обстоит у вас?

На самом деле — с бору по сосенке. Что-то от одного, что-то — от другого... Где деталь внешности, где черта характера, где конкретный поступок. Некоторые похождения тех или иных персонажей откровенно сделаны по рассказам определённых людей. Например, проникновение Скунса (не ко Дню чекиста будь сказано) в Большой дом: это проделал, правда, не в Питере, один мой добрый знакомый, обладающий специальной подготовкой. А когда Волкодав вправляет мозги не в меру кровожадному юному горцу и повествует о девушке с отрезанной головой — это рассказ бывшего десантника, усмирявшего резню в городе Сумгаите. В «Кудеяре» (это совместно с Ф. Разумовским) боевая биография бабушки героини почти повторяет реальный путь моего собственного отца. Пожалуй, единственный, кто реально списан с себя самого — так это присутствующий там же пёс Чейз. Это и есть мой собственный пёс, даже имя сохранено...

Еще один вопрос о соответствии книжной реальности тому, как оно на самом деле. У вас в книгах – великое множество разных Богов. А в каких вы сама с ними отношениях?

Я глубоко уважаю абсолютно все вероисповедания — но только до тех пор, пока их приверженцы не начинают претендовать на то, что обладают «единственно верным и правильным» учением (неужели в своё время не нахлебались марксизма?) и не начинают гоняться за всеми остальными с дубиной. Поэтому слова «Бог» и «Боги» я пишу всегда с большой буквы, о какой бы религии ни шла речь. Есть у меня личные причины духовного и материального свойства, по которым я вряд ли стану когда-нибудь христианкой. В отношении славянского язычества — неплохо мне известного по изысканиям серьёзных учёных — я полагаю, что наши предки много тысячелетий веровали в весьма приличных Богов, поэтому их религия ни в коем случае не должна расцениваться как «бесовщина» и «мрак». Эту религию я считаю духовно наиболее для себя подходящей. Хотя идол у меня в комнате не стоит.

Tags: #журналюжество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments