February 20th, 2018

Где-то на белом свете, там, где всегда мороз...

Вроде бы на весну повернуло, с крыши течет, под ногами местами хлюпает. Еще чуть-чуть, и будет тепло. А, между тем, знаю я место, где тепло совершенно определенно не будет. Причем это место вовсе не в другом полушарии, не во льдах Антрактиды, а относительно недалеко от нас. Прямо под поселком Новый Порт, что стоит на берегу Обской губы. Это - уникальнейший подземный холодильник, рукотворная пещера площадью порядка 7000 квадратов, вырубленная в вечной мерзлоте.


Не пускаясь в длинные рассказы о спецпереселенцах и ссыльно-эвакуированных, о том, почему в годы Великой Отечественной в это не самое комфортное для проживания местечко отправляли граждан СССР немецкого происхожденния (а то, чего доброго, придется вспомнить, за что в США примерно в то же время сажали в концлагеря законопослушных граждан японской крови), скажу только, что в конце 1940-х тут было довольно многолюдно, а помимо рыболовецкого колхоза тут с начала 1930-х работал рыбозавод, а общая численность населения поселка, включая "вербованных" рабочих и местных, которые настоящие местные, автохтонные - ханты и ненцы - была человек так тысячи, наверное, под две. И рыбы ловили, мягко говоря, дофига. Её, если честно, и сейчас дофига ловят, как мне по питерским-то меркам кажется, но местные говорят, что сейчас - совсем не то. Потому как в те не такие уж и стародавние времена, фигурально выражаясь, в воду без трусов опасно заходить было. :-))))

Что здесь ловится? О, друзья мои, что тут только не ловится! В этих местах ту же самую щуку и за рыбу-то не считают, потому как костистая, да пахнет специфично. То ли дело налим с нежнейшей печенкой, пахнущий свежими огурцами мясистый муксун, щокур - старший (если судить по размерам) родственник сига, жирная как сальная свечка ряпушка, мощный, как живая торпеда таймень и масса всякой другой рыбы, не говоря уже о такой роскоши, как осетры и белорыбица. Нынче тут квоты на вылов всего этого "речного серебра", а раньше добыча шла неограниченно - чем больше, тем лучше. Это не говоря еще о том, что и морского зверя попутно били - охотились на белух. Но вот куда ты все это богатство денешь, если на дворе 1945-1950-й год и морозильных камер под рукой не то, что нема, а даже и не предвидится?

По счастью (в основном, конечно, для Нового Порта, а не для него самого) в числе ссыльно-эвакуированных оказался Густав Юльевич Бек - ленинградец, немец по происхождению, специалист по прокладке тоннелей. Впрочем... Учитывая, что из Ленинграда в Новый Порт его отправили в 1942-м, одному Богу известно, как бы сложилась его судьба, останься он, так сказать, по месту прописки. Ну, да ладно. Остановимся на том, что он-то как раз и разработал проект строительства рыбохранилища в вечной мерзлоте.

Ну, а что? Вполне себе логичное дело, между прочим! Если у нас в наличии вечномерзлые грунты, то отчего бы этим не воспользоваться? Другое дело, что методика строительства на ту пору была, скажем так, несколько отличной от нынешней. Это сейчас у нас проходческие щиты, взрывотехника и пр. А на ту пору и в тех краях - кирка, лопата, лом, да тачка. Не от какого-то там изощренного садизма по отношению к ссыльным (благо, это были ссыльные, а не заключенные, осознайте отличие ссылки от каторги), как у нас это любят изображать. Просто на ту пору всё так строили. Собственно, половина питерского метрополитена построена при помощи такого же инструментария. Другое дело, что мерзлоту колупать - не куличики в песочнице лепить. Поэтому система тоннелей совокупной протяженностью под полтора километра была сооружена за без малого десять лет, - фантастический срок при таком фронте работ и таких условиях.
Бек, кстати, закончив свой эпохальный труд, в 1967-м уехал жить в Херсон. Тогда еще советский, российский город, к теплому морю, чтобы век больше мерзлоту не видать! )

Тут, думаю, настала пора показать пару фотографий из мерзлотника, для иллюстрации.


Collapse )

Притча о кольце соломоновом

Жил да был на свете царь Соломон. Настолько премудрый, что поговаривали, де, не бывало еще ему равных на белом свете, да и впредь вряд ли таковые появятся. Одна беда, - гневлив он был не в меру. Что, собственно, при его происхождении и социальном статусе и не удивительно. Но был у него один секрет. Было у него золотое кольцо, которое он носил не снимая. И в минуты гнева глядел он на него и читал, что на нем написано: "Аш назг дурбатулук, аш назг гимбатул". А если это не помогало, то снимал он его и читал, что написано изнутри: "Аш назг фракатулук, агх бурзум иши кримпатул узг Мордор иши амал фауфут бургули". И на душе его становилось светло и хорошо...