June 1st, 2018

Время миллионеров

Очередная статья на историческую тему: 23 года назад в оборот ввели купюру 100 тысяч рублей
Помните сотку? Ну, такую же, как сейчас, только с тремя нулями. )))
А цены вы тогдашние помните? А вот давайте вспомним. ))

Время миллионеров

Теперь в это уже не верится, но было же, было такое время, когда все мы, - поголовно все! – были миллионерами. Это же представить себе теперь сложно среднюю зарплату той поры – под полмиллиона! А чтобы удобнее было вести счет таким крупным суммам, одним прекрасным майским днем была введена в оборот купюра в 100 000 рублей. Вот только вспоминают те времена с ностальгией и нежностью отчего-то не все.



Стотысячная, выпущенная в оборот 30 мая 1995 года, по дизайну в основном соответствовала нынешней сотне. Появление новой, самой крупной на ту пору купюры, знаменовало очередной виток гиперинфляции, в условиях которой страна прожила все 1990-е, с трудом вытягивая уровень жизни населения на сантиметр выше плинтуса. А то и окончательно роняя его в яму, как зимой 1991-92 года, в ходе приснопамятных гайдаровских реформ. Можно сказать, что это не просто купюра, а, своего рода символ эпохи. Впрочем, не самый крупный: пару лет спустя в обороте появились 500 000 рублей одной бумажкой.

Как жилось простым советским миллионерам в то время? Прямо скажем, непросто. Любители романтизировать девяностые, могут сколько угодно рассказывать о свободе предпринимательства и слова, но не сумеют поспорить с одним: время это было не просто бедное, а откровенно нищее. Не для всех, конечно. Только для 99,9% населения, не занятых «первоначальным накоплением капитала» и раздербаниванием отечественной промышленности.

Впрочем, одно можно сказать твердо: средняя зарплата росла. Постоянно, с каждым месяцем. В мае – 430 000 рублей, в сентябре – 564 500, к новому году – 710 000. Печатный станок работал исправно, увеличивая денежную массу не по дням, а по часам. Обеспечить ее было нечем, так что в результате страна существовала в той же парадигме, что и Веймарская республика 1920-х: получив зарплату нужно было как можно скорей ее отоварить, пока цены не прыгнули вверх в очередной раз.

Что же можно было купить в мае 1995-го, разменяв новенькую, хрустящую «сотку»? Давайте попробуем понять это на примере цен на продовольственные товары: так будет легче сравнивать с нынешними реалиями.

Буханка черного хлеба стоила 1600, батон – 1330, молоко обходилось по 2600 за литр, кефир – чуть дешевле, 2400. Мясо было дорогим удовольствием – 12 000 – 16 000 за кило. Импортные куриные окорочка – легендарные «ножки Буша» были более бюджетным выходом из положения, продаваясь по 7 500. Яйца стоили по 3220 за десяток, причем экономнее было есть их вареными, а не в виде яичницы: жарить было дороговато. О сливочном масле при цене 18 000 за килограмм стоило думать, как о деликатесном продукте, обходясь по возможности растительным, которое продавалось в среднем вдвое дешевле. Любителям сыра, желающим благополучно дожить до зарплаты, нужно было поумерить свои аппетиты: средняя цена в 14 000 за кило «Пошехонского» откровенно не радовала. Вареная колбаса обходилась в 10 000 за кило, сардельки и сосиски – 10 000 – 12 000. Впрочем, всегда можно было посидеть на картошке, не так ли? Всего 1500 за килограмм! Сложнее всего было, пожалуй, курильщикам. Пачка «Мальборо» или «Кэмел» стоила 7 000 – 8 000 рублей, сигареты попроще – «Бонд» или «Честерфилд» - 3 500 и 4000 соответственно.

В общем-то, имея 100 000 в кармане можно было вполне неплохо прожить неделю, даже учитывая расходы на транспорт. Одна беда: в этом случае практически все деньги уходили на еду. У средней петербургской семьи траты на питание занимали порядка 80% семейного бюджета. Чтобы одеться-обуться, позволить себе покупку каких-то бытовых мелочей, подарков ребенку, приходилось серьезно «поджимать» эту статью расходов, в буквальном смысле слова экономя на собственном брюхе. И общая ситуация была близка к сюжету старой ШКИДовской песенки – «Забегаю я в буфет, ни копейки денег нет. Разменяйте десять миллионов!»

Только через три года в процессе деноминации стотысячная купюра порастеряла свои лишние нули, превратившись в обычную, всем знакомую «сотку». И миллионы исчезли из наших кошельков. А там постепенно и эпоха «либерализации цен» сошла на нет, и в экономику постепенно стала возвращаться стабильность. Реалии четвертьвековой давности изгладились из памяти россиян. Но почему-то снова становиться миллионерами никто не хочет.

Печатная версия текста с политкорректной правкой лежит ВОТ ТУТ. Ну, или в газетных киосках нынче и завтра. ))

Еще немного некрореализма...

Одно из самых ярких киновпечатлений детства - примерно вот это:



Не удивительно, что когда супруга принесла из магазина курятину в вакуумной упаковке под соответствующим брендом, я разом выдал на гора и Павла Артемича, и Абдуллу. :-)))) В самом деле, "дорога легче, если встретится добрый попутчик!" (с) :-))))



Надо  сказать, что грудь у Петрухи оказалась нежной, как у Гюльчатай. :-)) В процессе запекания, разумеется. :-))

PS. Не антиреклама, не реклама, просто куросиська :-))

Очень важные персоны

Пожалуй, пора завести в моей связке блогов такую рубрику, как ресторанный обзор. Начну с сегодняшнего дня. :-)) Играем по соответствующему тегу без решеточки. :-) Главное условие: пишу только о местах, которые мне понравились. Не понравились - не пишу.
В итоге - полный позитив, радость и... вкусно. :-)))
Поййййййехалллиииииии!!!!! :-))))

Важные «Персоны»

«Нарезать филе изжаренного хорошего рябчика, смешать с бланкетами отварного картофеля и ломтиками свежих огурцов, прибавить каперсов и оливок и залить соусом. Остудив, переложить в хрустальную вазу, убрать раковыми шейками, листиками салата-латука и рубленым ланспиком»… Кто из нас не вздыхал затаенно над этим описанием салата «Оливье» из кулинарной книги позапрошлого века? Это – не просто рецепт, это – символ той самой «России, которую мы потеряли». А вот доводилось ли вам такой салат пробовать?

Сегодня «Оливье» с подкопченным рябчиком и раковыми шейками (430 рублей) можно попробовать в ресторане «Персоны», всего три недели как открывшемся на Измайловском проспекте, 17. Будьте внимательны: его вывеска настолько неброская, что можно пару раз пройти мимо, прежде чем поймешь, что именно за этими дверями находится источник кулинарных впечатлений.

Внутри «Персоны» оказываются примерно вдвое больше, чем кажется с улицы. Здесь совмещены четыре разных интерьера: уютная французская, а, точнее, провансальская кофейня, роскошный классический ресторанный зал конца XIX века, американский гриль-бар 1980-х, и большой светлый зал в современном скандинавском стиле.



Соответствует этому разнообразию стилей и меню. Крем-суп из шпината с подкопченным лососем (380) спокойно соседствует с наваристым борщом с говядиной (320), домашние пельмени (390) – с миниатюрными панцеротти с креветками и угрем с соусом гуакамоле (420) и гребешками Сент-Жак с шафрановым кули.

«В этом меню – переплетение старой доброй Франции и русской кухни XIX века, которая тоже во многом сформировалась под влиянием французских кулинаров», - рассказывает шеф-повар «Персон» Олег Алдошкин.



Результат этого переплетения впечатление производит самое благоприятное: несмотря на то, что сложных и необычных блюд предлагается немало, общая картина не пугает неподготовленного гостя, а, напротив, стимулирует исследовательский дух, желание попробовать что-то новое. Потому что рядом с турнедо из говядины, фаршированным тигровыми креветками и раковыми шейками под соусом из фуагра (920), в меню найдется разваренная в пиве свиная рулька с тушеной капустой (880). К слову сказать, ценители мясных блюд откроют здесь для себя своего рода Клондайк любимого жанра. Одно перечисление позиций заставляет задуматься о том, чтобы перенести все дела и устроиться за столиком поплотнее: томленая голяшка ягненка под соусом из красного вина и розмарина (720), эскалоп из фуагра с томлеными фруктами и ягодным соусом, - разумеется, фламбе, как полагается по всем канонам (1820), - утиная ножка с пьяной грушей под апельсиновым соусом (650).



Ко всей этой роскоши полагается профессионально составленная винная карта. Здесь и европейская классика – Испания, Италия. Франция, и Новый Свет во всем своем разнообразии, как бутылками (1900-10850), так и по бокалам (230-320). Выбор крепкого алкоголя в рамках классического барного набора, но есть и нечто особенное – домашние настойки местного производства: брусника с лемонграсом, прекрасно сочетающаяся с мясными блюдами, ароматнейшая облепиха и десертная вишня с черносливом, напоминающая классический южный «спотыкач». Обещают, что эта линейка будет расширяться. И, знаете, очень хочется последить за ее расширением повнимательней.



Разумеется, отдана дань современному гриль-меню: стейки стриплойн (1290) и рибай (1490), целая россыпь вариантов бургеров – от овощного с грибным соусом (280) до бургера с котлетой из мраморной говядины и сливочно-горчичным соусом (550). Да, стрит-фуд тоже умеет быть роскошным. Есть где разгуляться также любителям пиццы, - все классические ее варианты в меню представлены. Кстати, добрый совет: закажите пиццу от шефа (670), она того стоит.



Настала пора задать шеф-повару главный вопрос: что он посоветует для начала попробовать гостю, пришедшему в этот ресторан впервые? «Попробуйте суфле из средиземноморских мидий с добавлением сыра моцарелла, пармезана и пикантного соуса, - отвечает Олег. – Это мой очень старый рецепт, очень нежное блюдо с оттенками морепродуктов и сыра. Или дальневосточные гребешки с шафрановым соусом и красной икрой». Не последовать такому совету – просто грех.



Суфле из мидий сервировано в раковинах, в центре тарелки – горка чесночных крутонов. Кладу суфле на крутон, сбрызгиваю буквально каплей лимонного сока, кладу сверху листик кинзы… Сочетание вкусов удивительно слаженное: острота, аромат, нежный вкус мидий и глубокий сливочный - сыра. Идеально под бокал сухого белого вина, слегка разбавленного ледяной минералкой. Это закуска настолько летняя, что, закрывая глаза, так и представляешь себе морские волны, бьющиеся о берег где-то поблизости.



Гребешки… Что тут можно добавить кроме того, что настолько свежие гребешки мне доводилось пробовать только на острове Кунашир, где их путь из моря до стола составлял чуть более часа? Найти настолько свежий и яркий продукт по эту сторону шестой части суши – дело непростое. И, тем не менее, вот они, расположившиеся на желто-золотой подложке шафранового соуса и увенчанные короной из красной икры. В центре тарелки – горка салата, мелко нарубленного авокадо и хвороста их зажаренного лука порея. Хитрость в том, чтобы вместе с гребешком подцепить и соус, и этот сложный гарнир. А еще – остановиться для того, чтобы сделать глоток вина до того, как тарелка опустеет. Это, кстати, непросто.



Пожалуй, именно гребешки Сен-Жак и станут визитной карточкой «Персон». Настолько изысканную горячую закуску по городу еще нужно поискать.

Кстати, пока что ресторан работает в тестовом режиме. Официальное открытие – во второй половине июня. Меню еще будет меняться, дорабатываться, так что есть смысл обратить на «Персоны» внимание прямо сейчас: есть шанс попробовать что-то такое, что не попробуешь в другом месте.

Средний чек - 1500

PS. Любителям крафтового пива это место, наверное, наверное, не подойдет: на кранах классические "не обязательные" массовые сорта. А вот ценителям сладкого - однозначно дорога сюда. Тут - собственная пекарня с собственной выпечкой и десертами. И они откровенно офигенны. :-))



А еще - маленький лайфхак:



PS. Официальная и сокращенная публикация обзора лежит ВОТ ТУТ.