June 13th, 2018

И открылась мне истина ))

На день рождения подарили мне мои прекрасные друзья полное собрание сочинений Островского. То самое, советское, в зеленом коленкоровом переплете, классическое! И вот, пробираясь постепенно из тома в том, от одного прекрасного текста к другому, пришел я к выводу, что это Александр Николаевич, а вовсе не Лев Толстой, создал подлинную энциклопедию русской жизни. Ведь решительно же на все вопросы житейские находится у него ответ, если не прямым текстом, то в виде художественного образа. Мощный такой ответ, прямо в яблочко, в зеницу, так сказать!

Вот мучало меня уже давно, лет десять как, два вопроса. Первый, - почему, когда я поступил в 2008 году на государственную службу, как говорилось во времена Островского, младшим письмоводителем, оклад, выплачиваемый мне за работу, даже с учетом надбавок за ученую степень, погоны и ребенка, составлял сумму, каковую даже нищенской назвать было сложно? Кабы не разнообразные мои приработки на стороне, я бы, пожалуй, и ноги протянул. )) А второй вопрос касался товарища, занимавшего более значительный пост, нежели ваш покорный слуга. Отчего же это он так трепещет перед непосредственным своим начальством, что аж крестится троекратно, прежде чем перешагнуть порог его кабинета?

Таки есть у Александра Николаевича на этот счет ответ прямой и однозначный. В пьесе "На всякого мудреца довольно простоты". :-)))

Крутицкий. Ну, так что ж у меня там, в двадцать пятом артикуле?
Глумов. Артикул двадцать пятый. "Увеличение окладов в присутственных местах, если почему-либо таковое потребуется, должно быть производимо с крайней осмотрительностию, и то только председателям и членам присутствия, а отнюдь не младшим чиновникам. Увеличение окладов старшим может быть произведено на тот конец, дабы сии наружным блеском поддерживали величие власти, которое должно быть ей присуще. Подчиненный же сытый и довольный получает несвойственные его положению осанистость и самоуважение, тогда как, для успешного и стройного течения дел, подчиненный должен быть робок и постоянно трепетен".
Крутицкий. Да, так, верно, верно!
Глумов. Вот слово: "трепетен", ваше превосходительство, меня очаровало совершенно.


Да. Меня слово "трепетен" тоже очаровало. :-)
Думаю, именно поэтому и продержался я в чиновниках всего год, не выдержал, сбежал. От недостатка робости и трепетности, однако. :-))