?

Log in

No account? Create an account

September 22nd, 2018

Попалась мне тут статья на животрепещущую, так сказать, тему, которая продолжает, так сказать, животрепетать уже больше сотни лет. :-)) Ну, разумеется, про алкоголь и про историю. :-) Сами подумайте, о чем кроме алкоголя и истории может писать посты ваш покорный слуга - выпускник самого лучшего на свете истфака? ;-))
В общем, прошу любить и жаловать: история российских вытрезвителей! :-))
PS. В общем, в Тулу не стоит ездить со своим самоваром, своим оружием и... своим вытрезвителем, да! Бингооооо!!! :-))))))

Первый вытрезвитель в России


В 1902 году тульский врач Федор Сергеевич Архангельский выступил с инициативой открыть в городе оружейников первый в России вытрезвитель. Предложение доктора было поддержано Тульским обществом трезвости, и 7 ноября 1902 года в доме Гудковой на Рубцовской улице было открыто заведение, получившее название «Приют для опьяневших и при нем амбулатория для алкоголиков».



На церемонии открытия доктор Архангельский выступил с речью, в которой подчеркнул необходимость борьбы с алкоголизмом и его последствиями. Через несколько дней в газете «Тульская молва» появилась заметка, в которой сообщалось: «Тула – первый в России город, который додумался до учреждения такого приюта».

Открытие вытрезвителя носило исключительно благотворительный характер. До его появления пьяных на улице подбирали полицейские и доставляли в участок, где пьянчугу обливали холодной водой. Неудивительно, что многие, после такой процедуры, умирали от переохлаждения. Прошел всего год после открытия приюта и смертность среди уличных пьяниц сократилась на 70%. Кстати, приют был далеко не единственным благотворительным заведением доктора Архангельского. Ранее по его инициативе были открыты ночлежки для бедных и противотуберкулезный диспансер. Нередко доктор сам платил за лекарства для своих небогатых пациентов. Первоначально, приют для алкоголиков был рассчитан на 20 коек: 12 мужских и 8 женских. Для культурно-просветительной работы собрали библиотеку из 300 книг разнообразного содержания. Книги и журналы покупались на частные пожертвования, главным образом от председателя общества трезвости – городского головы А. Любомудрова. Он же принес в приют граммофон и 56 пластинок. Поступившие в приют получали бесплатное питание, при необходимости - первую медицинскую помощь. На деньги, полученные от меценатов, для самых бедных приобретали одежду и обувь. В штат заведения входил кучер, в обязанности которого входили поездки по городу для поиска пьяных, неспособных самостоятельно передвигаться.

Кроме того, клиентов доставляли полицейские и ночные сторожа, некоторым удавалось добраться до приюта самостоятельно, в надежде получить крышу над головой и бесплатный обед. Уже в первый год в приюте побывали более тысячи человек. В 1913 году профессор Архангельский был удостоен за свой почин золотой и серебряной медалей на гигиенической выставке, которая проходила в Санкт – Петербурге. Скончался доктор в 1928 году в возрасте 73 лет и был похоронен в Туле на Всехсвятском кладбище. Кстати, своей семьи у него не было. С наступлением светлой жизни на ниве борьбы за народную трезвость мало что изменилось. Даже с учетом того, что производство самогонки было признано ВЦИК контр­революционным делом. Согласно решению губисполкома уличенные в нетрезвости должны были задерживаться и подвергаться штрафу до 10 рублей или лишению свободы на двухнедельный срок. Но разве это может остановить? В 1926 году Совнарком РСФСР принял постановление, в котором предписывалось: «усилить изучение вопросов алкоголизма и организацию лечения алкоголиков». А 14 ноября 1931 года в Ленинграде на улице Марата был открыт первый в СССР вытрезвитель. Так началась эпоха советских вытрезвителей...

Грузия в двух шагах

Продолжаем кулинарные прогулки по Питеру.
На этот раз - сразу два кабака на Восстания. Там теперь этакий уголок Грузии образовался. :-)))
В том смысле, что к кафе "Гамарджоба" и ресторану "Веселидзе" добавились "Казан-Мангал" и Midi Modi. В общем, теперь с кавказской кухней проблем нет: можно устроить себе экскурсию по кабакам и радоваться. :-))
Газетный вариант текста лежит по обыкновению ВОТ ТУТ.

Два молодых грузина на Восстания

Грузия – ближе, чем кажется. До нее не нужно лететь на самолете, или ехать на поезде. Достаточно пройти по улице Восстания. Настолько плотного кластера заведений с кавказской кухней, как тут, нет, наверное, ни в одном другом месте Петербурга. Два ресторана и два кафе на три квартала, причем один ресторан и одно кафе – новые.

Казан-Мангал
На углу Восстания и Ковенского открылся второй по счету ресторан «Казан-Мангал». С похожим на первый, тот, что на Малой Морской, дизайном и под эгидой того же шеф-повара, Армана Цатуряна. Принцип тут тот же: кавказская и среднеазиатская кулинарная классика, поднятая в исполнении на ресторанный уровень. Меню, впрочем, слегка отличается, так что стоит пройтись по нему отдельно.



Из холодных закусок начнем с классики – рулетиков с ореховой пастой и зеленью. Их тут два варианта – из баклажан (380), и из запеченного болгарского перца (350). И к ним, в качестве аперитива – 40 грамм чачи (220-260 в зависимости от сорта). Потом, разумеется, харчо (290). Харчо тут отменный – ароматный, с весьма приличным количеством мяса. Можно было бы, наверное, сделать его поострее, но примем поправку на Питер: в наших краях он и так считается острым.

А дальше – то, ради чего, собственно, и стоит приходить на Восстания, 20: люля-кебаб. Разумеется, есть тут кебабы из говядины (450), и даже из курятины (350), но люля из барашка (490), - вне конкуренции. Хорошо прожаренный, но не сухой, приправленный так, чтобы пряности не заслоняли, а лишь подчеркивали вкус мяса. К нему по умолчанию подают ткемали, но любителям кавказской остроты можно заменить его на аджику.



А в качестве гарнира – шампиньоны на гриле (220). То есть можно, конечно, взять цукини (240), баклажаны (240), или просто картофель (190), но шампиньоны подходят лучше всего. И ко всей этой красоте – бокал саперави (280), потому что какая же кавказская кухня без красного вина?! Кстати, на все, что готовится на гриле – от овощей до шашлыков, - тут пятидесятипроцентная скидка. Этим, определенно, надо воспользоваться.

Midi Modi
Кафе Midi Modi на углу Восстания и Некрасова – это совсем другая история и другой подход. Тут уже не кавказская классика, а, скорее, модная фантазия на тему грузинской кухни. Нет шашлыков и кебабов, зато есть «Бургер от грузина» с котлетой из говядины, сыром сулугуни и соусом сацебели (490), луковый суп (220) и крем-суп из шпината (310) – оба с копченым сулугуни, коктейль «Боярский в Тбилиси» (210) из чачи, гранатового сиропа и лимонного фреша и так далее. Соответственно, отличается от классической и подача.



Луковый суп очень и очень неплох. Раза в три больше сыра, - и был бы просто идеален. Но в целом, это один из лучших его вариантов за последние полгода. Сациви из индейки с жареными шариками из кукурузной муки и сыра, названными в меню «боллы эларджи» (360), - это очень нежно, очень вкусно, очень ароматно. Ни в коем случае не классический сациви, но очень приятная фантазия на тему. Оджахури - пряная телятина с печеным картофелем и перцем (360) – несколько ближе к оригиналу, но в подаче, скорее, напоминает горячий мясной салат, чем грузинское блюдо. Тем не менее, это именно оджахури, с правильными пряностями и должной долей остроты. При этом для любителей традиционных вариантов своя отдушина найдется: как ни фантазируй, а долма (340), хинкали (240 – с мясом, 210 с сулугуни) или цыпленок табака (430) останутся собой в любом случае.



Что заслуживает отдельного внимания, так это ассортимент хачапури: такого, несмотря на то, что поблизости три других кавказских заведения, нет ни у кого. Восемь вариантов, начиная с привычных аджарского (370) и имеретинского (320), и заканчивая хачапури с дор-блю (420), копченой уткой (370), шпинатом (330), вялеными томатами (330) и так далее. Чтобы попробовать их все, придется вернуться сюда еще пару раз.

Винная карта тут простенькая, хотя бокал цинандали (220), кинзмараули (270) или грузинского игристого «Багратиони» (250) в ней, разумеется, отыщется. А вот карту коктейльную нужно изучить и перепробовать тщательно. Как минимум, чтобы выяснить, как при помощи добавления кинзы «Кровавая Мэри» превращается в «Кровавую Мэрико»?

Серый дом в стиле северного модерна на Большой Морской, 3-5, в двух шагах от арки Главного штаба, - это место, где «запах денег», пресловутая эманация успешности, ощущается с необыкновенной силой. От него, построенного для одного из крупнейших российских банков в самом начале ХХ века, так и веет солидностью.

(с)???

Строительство этого здания было моментом триумфа как для его создателя – молодого архитектора Федора Лидваля, для которого это была всего вторая настолько масштабная работа, - так и для заказчика – Азовско-Донского коммерческого банка, провинциального кредитного учреждения, оказавшегося настолько успешным, чтобы стать значимым игроком в экономике всей Российской Империи.

Основанный в 1871 году в Таганроге, Азовско-Донской банк специализировался на кредитовании внешнеторговых сделок и подтоварных ссудах, то есть опирался, так сказать, на живые, постоянно работающие деньги, а вклады частных лиц рассматривались как побочная деятельность. Как следствие, в торговых кругах он очень скоро стал весьма популярен, а затем и чрезвычайно влиятелен. Дело в том, что в конце 1890-х годов в мире разразился экономический кризис, ударивший по производственной сфере всех более или менее развитых стран. Банк среагировал на ситуацию чутко и расширил спектр своей деятельности, приступив к кредитованию и реорганизации крупных предприятий. Буквально через несколько лет он патронировал целые промышленные группы в самых разных областях – каменноугольной, цементной, стекольной, целлюлозно-бумажной, текстильной, сахарной. Агенты банка скупали контрольные пакеты акций иностранных предприятий, действовавших на территории России, формировали отечественные предприятия в мощные тресты. В результате Азовско-Донской из локального и провинциального превратился в пятый по размеру активов банк России и стал одним из самых сильных игроков на рынке. Пора было перебираться в столицу. В 1903 году Высочайшее разрешение на это было получено.

Участок для банковского здания был выбран не случайно: расположение в считанных сотнях метров от Зимнего дворца должно было подтверждать солидность кредитного учреждения. А вот архитектор был приглашен молодой, не «раскрученный». Дело в том, что директор банка – Борис Каменка – приобрел петербургскую квартиру в новом здании в самом начале Каменноостровского проспекта, построенном по проекту Лидваля, и, похоже, был впечатлен работой молодого архитектора. Как следствие, и в конкурсе проектов победило именно его предложение.

Условия конкурса были непростыми: высота в четыре этажа с несгораемой мансардой, строительство из огнеупорных материалов, фасад из дикого камня, а на первом этаже – двухсветный операционный зал площадью не менее 900 квадратных сажен (то есть порядка 400 квадратных метров). Вот в этом банковском зале и была вся загвоздка: нужно было организовать естественное освещение, но при этом не использовать ни витринных окон, ни стеклянного купола – элементов уязвимых и небезопасных. Федор Лидваль решил проблему за счет узких «световых колодцев»: окна операционного зала выходили во внутренние дворы, перекрытые прозрачными крышами.

Здание получилось настолько же красивым, как и функциональным: в подвалах размещалось три сотни сейфов, архив, кладовые, над ними – директорские кабинеты, большой зал и приемная, еще выше - зал заседаний совета банка и зал заседания правления, кабинеты членов правления, помещения для секретариата, инспекции и бухгалтерии на более, чем сотню человек, с кабинетами главного бухгалтера и его заместителя, столовая с буфетом и так далее. В единый комплекс входили также собственная котельная, склад угля при ней, прачечная, квартира управляющего зданием, помещения для дворников и швейцаров, большая кухня, уборные. Иными словами, это был не просто дом, а полностью автономная система. Удовольствие весьма дорогое: на строительство, не считая стоимости земельного участка, было потрачено 658 558 рублей 50 копеек – сумма на ту пору астрономическая.

30 июля 1909 года Азовско-Донской банк справил новоселье. Но радоваться уникальному зданию пришлось недолго: после революции 1917 года коммерческие банки в России были упразднены. Однако дом на Большой Морской еще долго использовался по назначению: до середины 1930-х тут работали сберегательная касса, Ленинградская областная контора Торгбанка и множество государственных учреждений советской республики – Ленкультторг, Главцинкосвинец, Главкондитер и добрый десяток других. Потом последовал длинный период, когда здание к банковской деятельности отношения не имело: в 1947 году в нем открылась Междугородная телефонная станция и Центральный переговорный пункт. Но, похоже, запах денег, аромат коммерции оказался сильнее времени: в первом десятилетии 2000-х сюда снова въехало кредитное учреждение – петербургский филиал «Связь-банка».

Сегодня в доме 3-5 по Большой Морской квартирует офисный центр «Лидваль». А что будет дальше, можно только догадываться. Но если в старом доме возле арки Главного штаба вновь обоснуется какой-нибудь банк, это будет только закономерно.

Profile

serh
Кормилицын Сергей Владимирович
Было время, - были тексты

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com