March 18th, 2019

Всему цена – копейка

Чтобы управлять страной, нужно многое. Армия. Флот. Собственная валюта. Пожалуй, валюта – важнее всего: будут деньги, - будет и флот с армией. Ну, а если в каждом регионе, а то и вовсе крупном городе в ходу своя собственная валюта, - порядка не жди. Какая уж тут централизованная власть, если в стране даже монеты разные!



Примерно так и обстояли дела в конце правления Василия III, в начале XVI века. Русские земли уже объединились вокруг Москвы, властная вертикаль крепла, налаживалась торговля, отстраивалась система налогов и податей. Но только вот беда: монету по-прежнему чеканили каждый свою, причем различие было не только во внешнем виде денег из разных регионов, но и в их весе, и даже в качестве используемого для чеканки серебра. Именно серебро было основным драгоценным металлом, служившим материалом для изготовления денег, - золотые монеты были редки и в общий оборот практически не поступали, а ордынские медные пулы к тому времени встречались нечасто.

В обороте были монеты номиналом в одну денгу, или в пол-денги. Причем те, что чеканились в Новгороде, были потяжелее и назывались «новгородками» и несли на себе изображение всадника с копьем, а те, что выпускались в Москве, весили примерно вдвое легче и именовались «московками», а всадник на них был вооружен саблей. При этом одновременно свою собственную монету чеканили Рязань, Тверь, Псков, Волоцкий удел, а сверх того ходили монеты персидские и европейские, тоже различного достоинства и вида. Можно было бы решить проблему, приняв курс серебра по весу, но и весы повсюду были разными! Короче говоря, анархия была полнейшая.

Этим, кстати, на ту пору активно пользовались фальшивомонетчики. Монету можно было «подстричь» - обрезать по чуть-чуть с краев, перебить – нанести на более легкую изображение, как на более тяжелой, а то и вовсе подделать, отлив вместо серебра из олова и сурьмы. Конечно, за подделку денег можно было пострадать весьма серьезно, вплоть до потери правой руки, а то и головы, но уж больно велико было искушение! Так что к общему финансовому хаосу добавлялось еще и «похудение серебра» - ухудшение качества металла, снижавшее доверие к внутренней валюте Руси.

Василий III собирался навести в этой области порядок, но не успел, загадочным образом очень быстро умерев в возрасте отнюдь не преклонном, - ему исполнилось всего 54 года. Сын его Иван был еще слишком мал для того, чтобы править государством и проводить какие бы то ни было реформы, так что задумка навести на Руси порядок с деньгами досталась в наследство молодой вдове – Елене Глинской. Вот по ее-то указу, оглашенному 20 марта 1535 года, чехарде с весом монеты и пришел конец.

Вся старая валюта изымалась из обращения и заменялась новой, чеканить которую могли всего четыре монетных двора – в Москве, Твери, Пскове и Новгороде. Из одной гривны – серебряного слитка весом в 204 грамма – полагалось чеканить 300 монет с новгородским дизайном, получивших название «копейки» за то, что на них был изображен копейщик, или 600 «московок». Самой мелкой монеткой стала «полушка», весившая в четыре раза меньше копейки. Собственно, с этого момента и можно отсчитывать историю той денежной системы, какой мы ее знаем – с рублем, состоящим из ста копеек.

Разумеется, последователи легендарного Федора Жеребца – первого отечественного фальшивомонетчика Руси, официально упомянутого в летописях, - продолжали свою работу, подделывая теперь уже новые деньги. Но буквально несколькими годами позже подделка монеты была приравнена к государственным преступлениям, за которые казнь полагалась публичная и совсем уж лютая. Преступники устрашились и число их резко уменьшилось.

Наладилось, кстати, дело и с весами. Да и со всем остальным – тоже. Меры веса, длины и объема, ранее называвшиеся в разных землях одинаково, но на деле отличавшиеся друг от друга, были унифицированы. Так что теперь каждый мог проверить, сколько золотников серебра в рубле.