?

Log in

No account? Create an account

April 5th, 2019

Дом 28 на улице Чайковского, до революции именовавшейся Сергиевской, привычно называют особняком Александра Кельха. Но это – всего лишь дань патриархальной традиции, ставящей во главу семьи именно супруга. Настоящей владелицей особняка была жена Александра Фердинандовича – Варвара, наследница многомиллионного состояния, внучка сибирского золотопромышленника Ивана Базанова.

(с)???

Дед Варвары Петровны был человек непростой. Начав свой бизнес с торговли китайским чаем, к концу жизни он стал владельцем богатейших Ленских золотых приисков, бодайбинской железной дороги, Ленско-Витимского пароходства, винокуренных и солеваренных заводов. Состояние его превышало 15 миллионов рублей, а единственной наследницей этого богатства была любимая внучка. Нематериальной, так сказать, частью наследства были разнообразные благотворительные проекты Ивана Базанова – финансирование строительства больниц, воспитательных домов, детских приютов. Жертвовал золотопромышленник много и щедро, но всегда разумно, и Варвара Петровна эту модель поведения усвоила прочно.

Когда наследнице золотопромышленника стукнуло двадцать, она перебралась из Иркутска в Москву. Благотворительную деятельность при этом она не забросила, став, в частности, учредительницей целого ряда стипендий для одаренных, но малоимущих студентов, по преимуществу – сибиряков и сибирячек. И вот на этой-то ниве Варвара и познакомилась в 1892 году с Николаем Кельхом. Он был секретарём «Комитета Общества для пособия недостаточным студентам Московского университета», и пути его с красавицей миллионершей, занимавшейся меценатством, не пересечься просто не могли. Страсть вспыхнула мгновенно, и меньше, чем через месяц молодые уже обвенчались.

Брак был удачен во всех отношениях. С одной стороны, - по любви. С другой, выгоден Кельхам: несмотря на баронский титул, семья эта была небогатой, а тут – богатейшее приданное. С третьей, не менее выгоден юной сибирячке, так как она в результате становилась дворянкой, а это на ту пору многое значило! Вот только продлилась счастливая семейная жизнь недолго. В 1894 году, всего через два года после свадьбы, Николай Кельх умер от холеры, эпидемия которой в очередной раз накрыла Москву. Лечить эту болезнь тогда еще не умели, да и о причинах ее только начинали догадываться, так что косила она народ тысячами, не разбирая сословий и титулов.

Недолго погоревав, молодая вдова вышла замуж вторично. За брата покойного мужа – Александра. Железная женщина, - не какая-нибудь кисейная барышня! Брак этот был довольно странным: супруги на протяжение целого ряда лет после свадьбы жили порознь, - муж в Петербурге, жена – в Москве, встречаясь периодически в Иркутске. Александр Кельх стал управляющим огромной купеческой империи Базановых, но Варвара бразды правления из рук не выпускала и контролировала все бизнес-процессы лично. Окончательно съехались вместе супруги Кельх только в 1898-м, - как раз в это время завершилось строительство особняка на Сергиевской.

Особняк получился откровенно роскошным, - настоящей игрушкой с тысячью встроенных сюрпризов – тайников, потайных лестниц, скрытых комнат, даже с подземным ходом! - и множеством «пасхалок» вроде портрета хозяйки дома на витражах и хозяина – в скульптурном декоре. Архитекторам – Владимиру Чагину и Василию Шене был дан полный карт-бланш в отношении расходов, так что они развернулись на полную, реализовав все фантазии - свои и хозяев. Это, без преувеличения, был самый оригинальный дом петербургского центра. Жаль только, что счастливым семейным гнездом ему стать было не суждено. В 1904 году Варвара Петровна внезапно упаковала чемоданы и уехала в Париж, оставив мужу письмо с шокирующим сообщением, что жизнь сложилась наперекосяк, а любила он всегда только его брата – Николая.

Александр Кельх так и остался в России. Спустя лет десять получил развод, женился второй раз, усердно делал карьеру государственного служащего, после революции попытался вжиться в новый быт и порядок, став примерным советским гражданином, но попал под гребенку репрессий 1930-х и сгинул где-то в лагерях в Сибири. Варвара же благополучно прожила в Париже долгие годы и умерла только в 1959-м. На легендарном Сен-Женевье де Буа можно отыскать ее могилу.

Проект завершен

Все хорошее когда-нибудь заканчивается.
Касается это и хороших проектов, за которые берешься, подчас, не ради денег, а по дружбе.
Без малого два года назад меня попросили взяться за бар "Янтарь" на Пушкинской, 3 и помочь его раскрутить. Поскольку просил мой старый друг и добрый товарищ, отказать я не смог, и на долгое время это заведение стало базой для наших мероприятий и встреч - для проекта Alcolab, для "Пивной школы мистера Тэлманна", для концерта "Оркестра Тролля". Было шумно, вкусно и интересно. В кабаке появились постоянники, место, как говорится, состоялось: к минувшей осени вышло в ноль, а сейчас поднялось в плюс. В устойчивый плюс, что не может не радовать.
Ну, и социальные сети "Янтаря" удалось поднять, насколько это было возможно без дополнительных ассигнований, так что на них приятно смотреть стало. :-)
В общем, работа выполнена. Feci quod potui faciant meliora potentes. Можно расслабиться и пойти налить пива.

Спасибо вам за то, что были со мной в "Янтаре", участвовали в наших безобразиях и хулиганствах.
Вы - лучшие! Без ваших рассказов о том, что происходило под этим гостеприимным кровом, без ваших фотографий и видео ничего бы не получилось.
И это - правда.

Как вы понимаете, ничего на этом не заканчивается, мы еще не раз, не два и не сто отожжем по-полной, нальем и попробуем вкусного, оторвем кран от системы, перебьем все стаканы и рюмки, облопаемся холодцом и так далее. :-) У меня тут планы на этот счет богатые. ;-)

Ну, а за успешное завершение конкретно этого проекта не грех налить и выпить вот прямо сейчас!
Благо даже тем, у кого пост, - после первой звезды малость можно. ;-)



Tags:

Любите ли вы мясо? ;-)

Должен честно покаяться, что, прожив свои 44 с мелочью года, я ни разу не ел конину, приготовленную правильно. То есть лопать ее доводилось, конечно, и оказывалась она периодически весьма неплохой в смысле вкуса. Но чтобы настолько нежной?! Черт побери, я вообще всегда считал, что это мясо a priori жесткое. И вот тут вот меня в этом разубедили. С первой попытки. Точнее, с первого куска. Вот тут-то во мне все мои немногочисленные татарские корни и пробудились. :-))
В общем, если коротко. На Рубинштейна открылось новое место. Совсем новое, потому что и владелец не из привычной обоймы, и шеф-повар не питерский, не примелькавшийся. Газетный вариант рассказа ВОТ ТУТ лежит, как обычно.

The Sizzle. Скворчание на Рубинштейна

Sizzle – словечко смешное. В переводе с английского - означает тот самый звук, который издает сковородка, когда на ней что-нибудь жарится. Хорошее название для ресторана. Особенно для такого, где знают толк в мясе. А тут – знают определенно. И лучшее тому доказательство – местное фирменное блюдо: стейк из конины. Размером в полтора обычных филе-миньона и толщиной в четыре пальца.



Всегда интересно смотреть, как на уже сложившийся рынок врывается новый игрок, игнорируя неписанные правила, привнося новые яркие элементы в ставшую привычной картину. С The Sizzle, открывшемся в «Довлатовском» доме на Рубинштейна, 23, именно так дело и обстоит. Это – первый петербургский проект ресторатора Гургена Басенцяна, владельца ресторанной группы Good Project из Астаны. В Казахстане у него добрый десяток заведений, и вообще, по версии L’Officiel Казахстан он – лучший ресторатор 2018-го, а в город на Неве свой бизнес привел буквально только что. Так что тут и взгляд свежий, и подача для нас необычная, и блюда есть привычные для Астаны, а для Петербурга – очень оригинальные. Кстати, знакомясь с меню, обращайте внимание на пометки в скобках. К тем позициям, что помечены значком kz, нужно отнестись с особым вниманием, - они, как минимум, интересны.

Собственно, с них и начнем, благо в разделе «стартеры» их целых три. Вот, например, балык из конины (210). А еще – хамон из нее же (320). Представляете себе конскую ногу, завяленную по тому же рецепту, по которому в Испании готовят ногу свиную? Плотное, душистое, пряное красное мясо, нарезанное полупрозрачными лепестками и уложенное на кусочки багета, заботливо сдобренного домашним соусом из тертых томатов. Или вот еще – баурсаки (350). Европеизированная версия классического казахского блюда – ароматные колобки из кукурузной муки с овечьим сыром, не зажаренные в масле, как полагается по классике, а запеченные. Их нужно есть, пока горячие, - разламывать пополам, щедро намазывать гуакамоле и запивать легким белым вином. Благо винная карта тут богатая, позиций на 70-80.

И еще из этого же раздела обязательно нужно попробовать перцы пикильо (320). Острые, красные южные перцы, фаршированные сливочным сыром с дробленым грецким орехом. Сочетание огненного вкуса перца и молочной мягкости сыра прекрасно. Вот только вино под это блюдо очень быстро уходит.



Как будто специально, чтобы смягчить огненность перцев, придумана следующая позиция, из раздела «закуски» - севиче из тунца (490). Понятно, что севиче во многом – дань моде, но именно в The Sizzle его попробовать необходимо. Аккуратные розовые кусочки свежайшей рыбы уложены на подушку из битых огурцов и сдобрены гуакамоле и соусом на основе дижонской горчицы. Очень хвалят и другой модный хит сезона – хумус, который тут подают с тартаром из оливок (390). А еще весьма неплоха печеная тыква с кус-кусом, креветками и муссом из козьего сыра (490). Богатое блюдо, разнообразное как вкусами, так текстурами.

Из супов рекомендуют обратить внимание на том-ям. Не настолько острый, как в оригинале, но как будто специально придуманный для прохладного питерского апреля, радующий могучим ароматом имбиря и богатством ингредиентов (430). А вот из мясного раздела выбрать что-то одно будет сложно. Телячьи щеки (650), говяжье ребро с кремом из батата, сперва томленое сувид, а потом глазированное и допеченное в хоспере, так, что мясо стало буквально рассыпаться по жилочкам (950), или фермерский цыпленок (750)? Есть классическая четверка стейков – Мачете (990), Денвер (990), Бавет (790) и Рибай (2200). Есть тот же Рибай, но маринованный, приготовленный на казахский манер (1200). Ну, и, наконец, есть царское блюдо, которое попробовать просто необходимо – стейк из конины (1350), воплощенная радость любого любителя мяса. Нежный - нежнее любого из говяжьих во много раз, - по-настоящему большой и очень вкусный.



Ну, и, наконец, десерты. Тут все просто. Выбираем то, что звучит максимально странно, и не ошибаемся, потому что это неминуемо будет вкусно. Например, мусс из бузины с клубникой и овечьим молоком (390), или щавелевую панна коту (390). Впрочем, можно пойти и «от противного», заказав сладкое, знакомое с детства – выпечные орешки с вареной сгущенкой (270). Сгущенку для них специально закупают в магазине казахских товаров, - шеф повар Евгений Голов убежден, что подходит только такая.

Profile

serh
Кормилицын Сергей Владимирович
Было время, - были тексты

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com