?

Log in

No account? Create an account

October 17th, 2019

Рыба и гады

Очень приятное место попалось мне тут совершенно случайно на Итальянской, рядом с Фонтанкой. "Песнь моряка". Ну, как я, собственно, говорил еще на старте, - пишу я только и исключительно о том, что мне понравилось, угу? Так вот, тут мне понравилось. Тихо, без лишнего пафоса, очень вкусно и на удивление быстро. Разве что мне здорово не хватало возможности выпить полста чего-нибудь вкусного для старта. Да и мысль о том, чтобы запивать гребешков пивом - какая-то неправильная. Все-таки сюда бы рейнвейну для счастья и радости. )) В остальном - отличное место.
Да, газетная версия текста лежит ВОТ ТУТ ВОТ, как обычно.

Подпеваем, друзья моряки!

Если судить по тому, сколько в Петербурге рыбных ресторанов, - можно подумать, что северная столица России расположена где-нибудь в центре континента, причем на значительном удалении от озер и крупных рек. Поэтому появление нового заведения, специализирующегося на дарах моря, - вне сомнения, событие значимое. Надпись «рыба и гады» на витрине бистро «Песнь моряка» на Итальянской, 14, появившегося в городе на Неве в минувшем июле, как бы намекает, что такое событие этим летом состоялось. Интересно, что это – московский проект, открывший филиал в нашем приморском городе, а не наоборот, как можно было бы предположить.

Нет, в самом деле, несмотря на московское происхождение, «Песнь моряка» на Итальянской по всем признакам – какое-то очень петербургское место. Начиная с эстетского названия, апеллирующего к роману Кена Кизи, продолжая местом расположения – в тихом центре, в одном квартале от Невского, и заканчивая общей атмосферой – по-питерски домашней. По факту это, конечно, не бистро, а seafood bar. Небольшой – максимум на пару десятков посадок, - уютный и тихий, с ненавязчивым, и спокойным обслуживанием.



Меню – в полной мере морское. То есть исключительно из рыбы и морепродуктов, без заигрываний со стрит-фудом, стейками и тому подобным. Формат соблюдается довольно жестко - в духе слогана, с которым заведение стартовало изначально: «берем лучшее из мирового океана и готовим для вас бережно». Из недостатков, пожалуй, только отсутствие винной и барной карты. Все-таки к рыбе так и просится белое вино, а глоток крепкого в качестве аперитива – одно из условий выживания в нашем лучшем городе планеты. Пиво и сидр положение спасают не полностью. Выход есть: прямо с порога заказываем том ям (390). Он, конечно, мягче и нежнее оригинала, но, тем не менее, всеми полагающимися свойствами и качествами обладает вполне. Во-первых, по нашим северным меркам суп получается действительно острым, а во-вторых, для него не жалеют не только имбиря, но и морепродуктов. По заправке он примерно вдвое щедрее, чем в других заведениях близлежащих окрестностей. И, - самое главное, - реально согревает. Как раз то, что нужно для этой неласковой осени. В качестве альтернативы можно, конечно, заказать клэм чаудер (390), или уху (450), но том-ям по осени – настоящий хит.



Раздел холодных закусок – настоящая апология современной петербургской ресторанной моды: несколько вариантов тартара из разных сортов рыбы (от 390), модное еще с прошлого года севиче, которое тут готовят из палтуса (490), карпачо (490) и так далее. В общем, все достаточно традиционно и ожидаемо. Тут, наверное, интереснее будет обратить внимания на разные ассорти из свежих морепродуктов – на двоих (1500), или на компанию (3500). А то и отдельно можно набрать – разных креветок, моллюсков, морских ежей, - тут выбор хороший. Без особых сюрпризов, конечно, но в этом случае так, пожалуй, и лучше. Аналогично достоин внимания раздел «ракушки» - шесть вариантов мидий (380-420) и пара вариантов подачи вонголе (550) - и раздел «гриль» - кальмар (380), гребешки (600), лангустины (380).



А вот салаты тут откровенно не стандартные: с семгой и спаржей (620), теплый с морепродуктами (450), из киноа с креветками и бобами эдамаме (460). Салат с арбузом, манго и креветками (460) заказать стоит обязательно. Креветок в нем, конечно, могло бы быть и побольше, а салатного микса – поменьше, но сочетание морепродуктов, порубленного мелкими кубиками манго и подогретого свежего арбуза – то, что попробовать нужно непременно. Вот с чем нужно быть осторожным, - так это с выбором горячих закусок. Размер порций такой, что может не хватить сил на горячее, так что, скажем, ассорти креветок «Север/юг» (750) лучше брать на двоих. И к ним – легкое пшеничное пиво. Ну, жюльеном с крабом (490) или гребешками в трюфельном соусе (690) можно, конечно, ни с кем не делиться. Все равно они кончатся прежде, чем возникнет такая мысль.



Дальше можно заказать что-нибудь из основных блюд – осьминога по-галисийски (680), судака с картофелем и овощами (490), лосося со спаржей (650), - или пройтись по разделу «паста», который тут по-настоящему интересен: «Неро ди маре» (620), лингвини с кальмаром и рублеными помидорами (390), спагетти с вонголе (460), феттучини с лососем (490).

А десерт… Во-первых, как говорилось в одном старом добром фильме, «пастор, мы не за этим сюда пришли». А во-вторых, если, пройдясь хотя бы по трем разделам меню, вы сохранили силы для десерта, - это будет настоящее чудо.


Глупость, предательство, или экономически и политически обоснованный шаг? Отказ от никому не нужного актива, обладание которым подрывает экономику державы, или продажа той самой курицы, что могла бы нести золотые яйца? Чем была для России продажа Аляски, историки и политологи обсуждают по сей день. Но факт остается фактом: 18 октября 1867 года Российская Империя стала на 1 518 800 квадратных километров меньше. Заморское владение на североамериканском континенте было официально передано США. За не очень большие деньги – чуть меньше, чем по 5 центов за гектар.



Так стоило ее продавать, или все-таки нет? Мнения ученых, экономистов и просто любителей кухонных разговоров о политике и истории расходятся диаметрально противоположно. С одной стороны, конечно, «родной земли не отдадим ни пяди», и вообще, грех разбрасываться владениями, не для того мы их завоевывали, исследовали, охраняли и так далее. Регион был перспективным, - особенно во времена, когда пушнина была не менее ценным активом, чем золото. Да и золото там в избытке, и уголь, и разнообразные полезные ископаемые. В общем, как говорится, полная чаша, - черпай не хочу! С другой стороны, – страна, это все же не земли, а люди. И вот людей-то как раз на Аляске было немного – чуть больше, чем две с половиной тысячи русских и порядка 60 000 – автохтонного населения. Заселить Аляску, сделать ее полноценной частью Империи было чем-то из разряда фантастики. Слишком далеко она находилась от, как сейчас сказали бы, федерального центра.

Справедливости ради, Россия того времени была колоссом на глиняных ногах – огромным государством, протянувшимся почти через весь континент, но обладающим совершенно не развитой системой связи. Сложно представить себе, как русским царям удавалось осуществлять руководство державой, если даже срочная почта доставлялась на противоположный ее край с задержкой в несколько месяцев. В отсутствие телеграфа и железнодорожного сообщения это было задачей не для слабонервных. Малонаселенность и удаленность Аляски и стали основными причинами для ее продажи. Потому что по-хорошему, удержать этот регион было практически невозможно.

Мало того, из-за него Россия могла оказаться втянутой в серьезный международный конфликт с Англией. Ведь по одну сторону североамериканского континента территории осваивала учрежденная нашим правительством Российско-Американская Компания, а по другую его сторону полновластной хозяйкой была Компания Гудзонова залива – точно такая же бизнес-ширма, созданная правительством Великобритании. И, в конце концов, их интересы должны были пересечься, а образ действий выйти за рамки only businnes. И государствам неминуемо пришлось бы вмешаться.

В общем, к середине XIX века всем стало понятно, что что-то нужно предпринимать. Но так, чтобы получить от сложившейся ситуации максимальную выгоду. Например, - средства, необходимые для строительства железных дорог. Эта мысль довольно долго муссировалась в верхах, пока не стала главным вектором в переговорах о продаже заморской территории нашей страны. «Меняем бросовую территорию на транспортное развитие страны» звучало лучше, чем «продаем по дешевке то, чем не сумели распорядиться».

В марте 1867 года договор о продаже Аляски был подписан. Его сумма составила 7 200 000 долларов. На современные деньги – что-то порядка 125 000 000 в той же валюте. Причем это была именно продажа, а не аренда на 99 лет, как гласит непонятно откуда взявшаяся, но активно бытующая в народе легенда. Из этой суммы наличными в российскую казну поступило около 400 000 рублей, а остальные деньги были потрачены на закупку оборудования и материалов для строительства железных дорог – от Москвы до Рязани, от Курска до Киева, от Рязани до Тамбова. На транссибиркую магистраль тогда еще никто не замахивался!

18 октября 1867 года состоялась официальная церемония передачи Аляски Соединенным Штатам. Русский флаг над Новоархангельском, ныне известным как Ситка, был спущен, а вместо него поднят американский, обогатившийся новой звездой на синем фоне. Одновременно с этим целый регион пропутешествовал во времени на 11 дней вперед: дата и время были синхронизированы с западным побережьем США.

Особенных выгод, кроме этнополитических, США от этой покупки на ту пору не приобрели. Но территория их, равно как сырьевой потенциал, выросли значительно. А Россия… В России до сих пор спорят, что это было – глупость, или мудрый экономически обоснованный шаг.

Profile

serh
Кормилицын Сергей Владимирович
Было время, - были тексты

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com