Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Categories:

Про ингерманландских партизан, стрельбу из гладкоствола и остров Койвисаари

Еще баечка. маленькая совсем. Ну, сюжет я просто, пардон, стыбзил. :-) В чем сознаюсь, скромно потупясь. Но уж больно понравилась баечка. :-)) Мобыть и вам потрафит? :-)))


Пуля для Петра I

Неизвестный эпизод Северной войны

 

Дело было не где-то в дальних краях, а здесь, на острове Койвисаари, как триста с лишним лет назад называлась Петроградская сторона. Только-только началась Северная война. Русские войска под предводительством Петра 1, вторглись в принадлежавшую шведской короне Ингрию. И, разумеется, радостного приема не встретили. Мало того, напуганные вторжением финны и ингерманландцы стали собираться в партизанские отряды…

 

Собственно, про одного из таких партизан и речь. Кивекяс был кузнецом в одной деревне около Туутари. Профессия эта была на ту пору более чем почетной, так что человеком он был зажиточным, воевать не хотел и вообще ничем помимо своего ремесла не интересовался. В конце концов, дел у деревенского кузнеца хватало – коня подковать, инструмент починить. Но на его беду русский царь надумал строить на Заячьем острове в болотистой дельте Невы новую крепость. А рабочую силу для этого далеко искать не стал. Причем если православных ижор, водь и карелов трогали редко, то с лютеранами ингерманладцами – верными подданными шведского короля – особо не церемонились. Вот и деревню Кивекяса взяли в оборот: дома разграбили и пожгли, а жителей погнали на работу.

 

Ингерманландский Робин Гуд

В чем беда любой оккупационной армии, под какими бы благородными лозунгами она ни воевала, так это в пренебрежительном отношении к местным языкам и обычаям. Не знали русские солдаты местного наречия, да и не ждали они решительных действий от селян – в России-то уже который век было крепостное право и с крестьянами, привыкшими к рабству, было сладить легко. Но не то дело – жители Карельского перешейка! В этом краю непроходимых лесов да болот – какое рабство?! Вот кузнец и воспользовался легкомыслием конвоиров. По дороге на ни за что ни про что свалившуюся на него каторгу он подговорил односельчан перебить солдат и бежать.

То, что происходило дальше больше всего напоминает легенды о Робин Гуде. Кивекяс сколотил отряд не хуже того, что обретался некогда в лесу близ Нотингема и принялся грабить русские обозы, раздавая свою добычу окрестным крестьянам, отбивать угнанных на работы соотечественников и пленных шведов, а то и небольшие военные отряды истреблять внезапными атаками. И так успешно пошли его дела, что вскоре были у партизан, ставших себя называть «кивеккят» - ватага Кивекяса, - и сабли, и ружья, и даже пушки. А однажды, если верить легенде, кивеккят взяли в плен даже русского генерала и выгодно обменяли его на пули и порох. Досаждали они русской армии как могли, а чуть что – уходили тайными тропами в такую чащобу, куда не зная пути и соваться не стоит – заблудишься.

В общем, обстановка в окрестностях будущей столицы Российской империи была та еще, - вовсе не такая мирная, как представляется по прочтении учебника истории…

Долговязый офицер

Как-то, - официальная война уже катилась к концу, а партизанская была в полном разгаре, - кивеккят напали на отряд драгун, сопровождавший возок с офицером. Что показалось ватадникам странным, - так это то, с каким упорством бились, отступая к крепости, драгуны: чуть не все полегли, пока добрались до ворот. Долговязый офицер, давно бросивший свой возок и рубившийся наравне с солдатами, вдруг повернулся и кинулся под защиту крепостных стен. Кивекяс выстрелил вслед ему из пистолета, но только сшиб с головы зеленую треуголку.

Нет, кузнец умел стрелять отменно, благо рука у него, в силу профессии, была чуть не тверже железа. Но попробуй, поиграй в снайпера с гладкоствольным пистолетом начала XVIII века в руках! Ствол короткий, пуля круглая, пороха то больше насыплешь, то меньше. В общем, чудо, что вообще попал. И, как оказалось, славно, что все сложилось так, а не иначе.

На следующий день – в воскресенье - Кивекяс, считавший себя добрым христианином, отправился со своей ватагой в ближайшую кирху – на Койвисаари. Не успел пастор закончить службу, как вокруг церкви замелькали русские мундиры, засверкали байонеты, и в церковь вошел царь Петр. Долговязый и очень сердитый. А в руках у него была простреленная зеленая треуголка. Подвинув в сторону пастора, он смерил толпу нехорошим взглядом и пообещал, что скоро заключит со шведским королем мир, но если после этого хоть один крестьянин будет замечен с ружьем в руках, то в Ингрии не останется ни одного живого лютеранина. И вообще, дело крестьян – сеять хлеб, а не партизанить по лесам. После этого царь повесил пробитую треуголку на гвоздь у двери и вышел вон.

Вскоре был подписан Ништадский мир, Кивекяс от греха подальше перебрался со своей ватагой в Швецию, а петровская треуголка так и осталась на гвозде. До конца 1930-х годов она хранилась в кирхе Святой Марии на Большой Конюшенной. Люди видели.

Tags: #питерскаябайка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments