Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Category:

Еще треп про Питер. :-) Петроградская сторона и наводнения. Всяко-разно - исторический экскурс

Про то, какого ляха Петр-свет-Алексеевич выстроил город в таком чудОвом месте и что с того вышло. :-)) Очредной треп с цитатами, да байками :-) Правда, на фоне прошлой байки - довольно занудный. Ну, таки зато познавательный :-))

Заходила как-то Нева в гости…

Наводнение… Это слово для коренного петербуржца означает многое, но в то же время не значит ничего. Ничего – потому что это специфика города. Не раз и не два за год поднимается Нева вровень с набережной, а то и выплескивается за пределы своих гранитных оков. Обычное дело! Многое – потому что даже сейчас, когда почти достроена пресловутая дамба, остается возможность, что стихия разыграется не на шутку и возьмется за город всерьез. Так же, как не раз бралась прежде.

 Наводнения с самого начала были бичом Петербурга. Еще бы, ведь место для строительства новой столицы было выбрано весьма специфическое. Судите сами: местность болотистая, хорошо если песчаная, берег возвышается над водой в лучшем случае на без малого два метра, а в худшем – на метр «с копейками». И при этом в наличии полноводная и довольно узкая по сравнению со своей огромной по площади дельтой река. Стоит подуть крепкому ветру с Балтики, в устье Невы загоняет огромные объемы воды, и течение сперва прекращается, а потом обращается вспять. Зрелище невероятное, описанию не поддающееся, - это просто нужно видеть. Но ведь вода из Ладоги никуда не девается, и продолжает прибывать! А это, если верить гидрологам, от 35 357 до 116 000 кубических метров в секунду. Вот город и всплывал «как тритон» на протяжении большей части своей истории…
Впрочем, справедливости ради нужно сказать, что Петроградскую сторону большинство «потопов» обходило стороной. То, что было катастрофой для адмиралтейской стороны и тем более для Васильевского, здесь, в самом сухом районе новой столицы, оставалось боле или менее рядовым происшествием.
Странное место для города
Остров Койвисаари, как на ту пору называлась Петроградка, был местом довольно сухим, прочным. Не даром же шведский помещик выстроил на нем свою мызу Биркенгольм! Хотя, у шведа хватило ума не селиться на берегу, а выбрать для жилья «плешку» на высоком сухом месте. Но ведь Петру-то были интересны именно берега и Заячий остров, который за исключением небольшого пятачка заливало каждую весну. Так что "приключений" хватало и тут.
Между нами говоря, не слишком понятно, почему Петр взялся строить свой город именно на островах. Ведь знал самодержец всероссийский про такую специфику этих краев. Не мог не знать!

Местное население вполне доходчиво донесло до него свои впечатления от, скажем, наводнения 1691 года, когда и народа потопло немало, и дворовой скотины без счету. Семь с полтиной метров – это вам не шутка! Но аборигенов и слушать никто не хотел.
Обычно все объясняют соображениями тактики. Де, именно устье нужно было укреплять, возводя форты и фортеции. Но что помешало бы царю выстроить на Заячьем острове крепость, где-нибудь поблизости – верфи и смолокурни, а сам город заложить выше по течению, пусть даже и на месте покоренного Ниеншанца?! Так нет ведь! Сказано, что тут будет город – значит баста! Во что бы то ни стало.
В общем, первый пренеприятнейший сюрприз Петр получил уже через три месяца после закладки крепости. Нева «пришла в гости» к строителям и в лагерь Преображенского полка, захватив с собой в качестве сувенира все заготовленные строительные материалы. Правда, царя на ту пору в городе не было, а чужим отчетам он верить не привык. Зато в 1706-м ему уже самому пришлось встречать буйную гостью в собственном доме. «Третьего дня ветром вест-зюйд такую воду нагнало, какой, сказывают, давно не бывало, - писал он Меньшикову. - У меня в хоромах она была на 21 дюйм сверху пола. А по городу на другой стороне по улицам свободно ездили на лодках. Однако ж она недолго держалась — менее трех часов. И здесь было утешно смотреть, что люди по кровлям и по деревьям, будто во время потопа, сидели — не токмо мужики, но и бабы. Вода, хотя и зело велика была, большой беды не сделала».
Народу, впрочем, даже такое «без большой беды» развлечение страсть как не понравилось. По городу пошли самые что ни есть зловещие слухи, бороться с которыми было практически бесполезно. Впрочем, Петр Алексеевич попытался. Так, сохранилась легенда, записанная сотрудником юстиц-коллегии Иоганном-Бенедиктом Шерером о неком пророке, явившемся в Петербург и предрекавшем что в ближайшее наводнение вода «хлынет выше стараго дуба, росшаго между Невою и кафедральным собором в крепости». Петр, увидев, что население города-новостройки впало в нешуточную панику, собственноручно срубил ни в чем неповинное дерево, а «пророка» велел изловить и всыпать ему полсотни плетей принародно, чтобы неповадно было нести невесть что. Впрочем, почему невесть что? Предсказывать наводнения в Питере – дело более чем благодарное!
Дом с другой стороны реки
Скажем, в 1710 году залило так, что чуть не смыло домик Петра. Современники вспоминали: западной бурей подняло такое наводнение, что многим пришлось спасаться на втором этаже домов, а царь плавал на своей шлюпке по всей немецкой слободе. А в 1713-м воды было столько, что он мог плавать на лодке и по своему собственному дому: под водой скрылись почти все острова дельты. В 1721, 1723, 1725 и 1726 годах масштабы бедствия были несколько меньше, но все равно, здешние мощеные деревом улицы попросту всплывали. Просыпаешься, - а мостовой нет, - смыло! И хорошо еще если только мостовой, а то и соседского дома. Правда, не только забирала Нева разнообразное имущество, а могла и кое-что новое подкинуть. Так, скажем, после наводнения 1726 года в дельте образовался новый остров, получивший название Буян. Отличное оказалось место, чтобы на нем разместить пеньковые и масляные амбары.
А потом с полсотни лет на Петроградке было сухо. На другом берегу волны, бывало, вольно гуляли по Дворцовой, растаскивали плашкоуты наплавного моста, пугали до полусмерти монархов. Петр II, устрашась очередного потопа, хотел даже переводить столицу обратно в Москву, подальше от буйства стихий, - хорошо, - не успел! Но тут, на Петроградке, особых катастроф не было. Хотя, как говорят, княжна Тараканова погибла в своей камере в Петропавловке именно утонув во время наводнения. Но это, скорее всего, легенда. Не такова была императрица Екатерина II, чтобы доверить устранение самозванки разгулу стихий.
В следующий раз Нева пришла на Петроградку в сентябре 1777 года. Как рассказывали об этом очевидцы, «от сего наводнения освобождены были токмо Литейный и Выборгская части города. В частях города, залитых водой, она в маловременной своей продолжительности принесла всем великий вред. Суда были занесены на берег. Небольшой купеческий корабль проплыл мимо Зимнего дворца через каменную набережную. Любский корабль, нагруженный яблоками, занесен был ветром на 10 сажен от берегов в лес, находившийся на Васильевском острове, в коем большая часть наилучших и наивеличайших дерев от сея бури пропала. По всем почти улицам, даже по Невской перспективе, ездили на маленьких шлюпках. Малые деревянные домы искривились от жестокого сотрясения. Самые маленькие хижинки носились по воде, а одна изба переплыла на противоположный берег реки».
На противоположный берег – это, если кто не понял, опять-таки на Петербургскую сторону. Необычный способ сменить прописку! А если всерьез, то страшное было бедствие для деревянного города! Пожалуй, самое страшное за всю историю Петербурга, если не считать наводнения 1824 года. Того самого, которое описал в «Медном всаднике» Пушкин. Вот тут уж досталось всем. На углу Каменоостровского и Большого проспектов было без малого два с полтиной метра воды, на Елагином острове – больше трех с половиной, а в Петропавловке волны гуляли как хотели: Петр I принимал очередную посмертную ванну.
Жирафенок с именем Стихия
В последующие годы Нева не раз «гостила» в центре города и на многострадальном Васильевском. Но Петроградскую сторону всерьез заливало всего два раза. В 1924-м стихия, судя по всему, решила отметить столетний юбилей своего наивысшего торжества. До уровня пушкинских времен ей, правда, дотянуться оказалось не под силу, но все равно, погуляла она неплохо. Как вспоминали очевидцы, «с утра ничто, казалось, не предвещало наводнения. Но около полудня с моря подул порывистый западный ветер. Нева и каналы стали набухать. С крепости раздались первые пять предупредительных выстрелов. В 3 часа дня вода пошла на город. На Васильевский с двух сторон - от взморья и от Дворцового моста. К 4-м часам полны водой каналы. К 5-ти часам буря достигла наивысшего напряжения. Вода пробралась к Вознесенскому проспекту. Исаакиевский собор и Зимний дворец представляли собой острова. По улице Халтурина - широкая река». Без малого четыре метра от обычного уровня – это выше, чем любая набережная. В очередной раз «всплыла» Петропавловская крепость, а за ней – и вся Петроградка. Затоплены оказались больше 2 000 зданий. Но больше всего досталось зоопарку: там погибло 88 животных, в том числе очень редких.
По сравнению с этим случаем, наводнение 1975 года было почти «игрушечным». Всего-то три метра воды! Правда, пришлось срочно закрывать станцию метро Горьковская: вода плескалась вокруг павильона, активно затекая в тоннель. В зоопарке в этот раз все было куда менее страшно. Там, правда, опять можно было передвигаться на лодках и вплавь, но никто из зверей не погиб. Наоборот, в тот день родился жирафенок, которому в соответствии с обстоятельствами дали имя Стихия.
С тех пор у нас – практически затишье. Серьезных сюрпризов Нева Петроградке не преподносит. Да, судя по всему, уже и не преподнесет: ведь достраивать дамбу взялись, похоже, всерьез. Это, конечно, хорошо, хотя, отчасти, и жалко. Потому что теперь даже в мечтах не представишь себя на месте основателя Петербурга – едущим прямо по городу на шлюпке с Андреевским флагом.
Tags: #питерскаябайка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments