Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Мечта о земле и доме

Построить дом… Это не просто фраза, это – воплощенный смысл жизни. Проявление созидательного начала, заложенного в каждом из нас. Сдвинуть два стула и накрыть одеялом, - когда тебе 5. Соорудить гнездо в развилке дерева, когда тебе 12. Создать семью и превратить съемный угол в уютное жилище, когда тебе 20. Свой дом, своя земля, - каким бы урбанистом ты ни был, а в душе на эти слова что-то отзывается.

Мечта о собственном доме – это, наверное, то, что объединяет нас с нашими предками. С теми, кто уходил из новгородских земель осваивать дикие северные леса и пустоши, кто рубил первые срубы Ладоги, когда еще даже имени Рюрика не было на слуху. С теми, кто бросал рабскую судьбу и отправлялся на юг, в Сечь, откуда «выдачи нет». С теми, кто шел все дальше и дальше на Восток, на Урал, а потом – дальше, в Сибирь. Всеми ими руководили эти могучие слова, почти заклинания: «свой дом», «своя земля». Именно этой мечте мы во многом должны быть благодарны за то, что страна наша так велика.

Многое стояло на пути у стремящихся жить собственным домом. Кандалами висели на руках общинные устои, не дававшие вырваться за пределы «обчества». Косо смотрели в русской деревне на «одинцов», державших собственные хутора, не подчинявшихся воле старосты, не участвовавших в «толоках». Пойди-ка, выйди из общины, если ты от рождения до смерти – часть ее механизма, неотъемлемый рабочий орган! Для того, чтобы бросить все, отрезать как ножом собственное прошлое, память о предках, родственные связи, - нужна немалая смелость. Да и куда потом идти? То, что община выделит тебе кусок земли, - ой как сомнительно!

Но мечта-то, куда деть мечту? И вот уже гудят паровозы, и первые столыпинские вагоны везут крестьян все дальше и дальше от родных земель. То ли в ссылку, то ли в рай, - в места незнакомые, но туда, где землю дают всем и бесплатно, где можно несколько лет не платить налогов и податей, где ты – сам себе голова. Недолго проработал проект министра Столыпина, да и сам Петр Аркадьевич прожил недолго, но 600 000 крестьян из центральных регионов России успели воплотить мечту в действительность. Три с половиной миллиона десятин ранее пустовавших земель обрели хозяина. Сколько домов поднялось на них!

Прошло совсем немного времени, и вот – словно трубы ангелов с неба – «Декрет о земле»! Большевистское воплощение эсэровского лозунга, законодательное закрепление крестьянских надежд и чаяний. Общинные правила сданы в утиль, впереди светлое будущее под рев тракторных моторов шум пролетающих самолетов, шелест кумачовых знамен. Значит свобода, значит можно втопить изо всех сил, работать день и ночь, зная, что трудишься на себя, на благо своей семьи.

Надеждам на будущее суждено было прожить не долго. Сперва молодая советская власть взялась за «кулаков», а когда те кончились, - за «подкулачников», выкосив всех, выдававшихся над общим уровнем – слишком работящих, слишком предприимчивых, опасных. И снова потекли на Восток столыпинские вагоны, пополняя численность русского населения Зауралья, но уже не к мечте, а от нее. Казалось, коллективистское начало, насаждавшееся повсеместно, напрочь вытравило мысли о чем-то своем, личном, а не общем, обобществленном.

Но мечта о своем доме – это не просто «частнособственнический инстинкт», это архетип, идея! Отгремела Великая Отечественная, вернулись с фронтов солдаты-победители. Вернулись, вдоволь насмотревшись на то, как все устроено «там», «у них». А тут, как по заказу – пресловутый «дачный указ» 1949 года. И молодые еще парни, прошедшие Крым и рым, бросились пахать и строить. Появились не просто дома, а целые усадьбы с вишневыми и яблоневыми садами, с электрическим освещением от ветрогенератора, с самодельным водопроводом, а подчас – и телефоном. Потому что руки росли откуда надо, а как все должно выглядеть в итоге, строители видели собственными глазами.

А тут и хрущевская оттепель подоспела, а за ней – брежневская дачная часть продовольственной программы! И как грибы после дождя стали появляться дачные товарищества, садоводства, «коллективные сады». Правда, здесь уже без усадебного шика: зимний дом – не моги, подвал – не смей, все регламентировано и по правилам. Но все равно, пусть 6-8 соток, пусть постройка из Бог весть чего, но это было свое, родное. Искаженное, выполненное в эконом-варианте, но воплощение той самой мечты! Дача! Сколько труда было вложено в эти «скворечники» в неудобьях за городом!

Так мы и дожили с этой мечтой до сегодняшних дней. До времен, когда вопрос, - будет ли у тебя свой дом и земля, решается, по факту, всего лишь деньгами. Пожалуй, сегодня едва ли не лучшее время для того, чтобы воплотить задуманное. Потому что неизвестно, что готовит нам день грядущий, непонятно, какими еще волнами перемен накроет Россию, и можно ли будет сделать это в дальнейшем. А дом остается домом. Кем бы ты ни был, в один прекрасный момент своей жизни ты понимаешь это и, взяв бумагу и карандаш, проводишь первые линии чертежа, - нет, пока что всего лишь эскиза. Задумки, каким он будет.
И в душе твоей - трепет.
Tags: #журналюжество
Subscribe

Posts from This Journal “#журналюжество” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments