Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

книЖЖечка про бомбиста-неудачника

Взорвать Гитлера

Введение

                  И ничего не сделаешь. Единственное, что можно, - взорвать, к свиньям, все это хозяйство…  все взорвать.
                                 Кен Кизи «Пролетая над гнездом кукушки»

Когда эхо взрыва перестало звенеть в ушах, и осело облако превратившейся в пыль штукатурки, стало ясно, что зал пивной «Бюргербройкеллер» разгромлен в прах. Подпиравшая потолок колонна превратилась в груду щебенки, крыша рухнула в зал, а возвышение, с которого в былые дни было так удобно произносить речи, оказалось погребено под почти метровым слоем обломков. Погибла кельнерша и семь гостей, пришедших отметить кружкой-другой-третьей пива очередную годовщину исторического события, когда-то произошедшего именно в этой пивной. Еще более шести десятков гостей получили ранения. Однако тот, кому была уготована участь пасть жертвой взрыва, был уже далеко от места происшествия: он покинул «Бюргербройкеллер» тринадцать минут назад. Очередное покушение на Адольфа Гитлера закончилось провалом. Точнее сказать, одно из нескольких десятков покушений. Впрочем, в то же время, одно из самых известных. Но, все по порядку. 
На дворе был 1939 год. Шестой год пребывания НСДАП у власти в Германии. Пребывания, надо сказать, весьма и весьма успешного. За минувшие годы Адольфу Гитлеру удалось избавиться практически от всех политических соперников, укрепить свои позиции, вывести страну из кризиса, прирастить территорию Германии. А самое главное – обеспечить себе настоящую любовь немецкого народа. Немцы были благодарны вождю правящей партии за то, что он прекратил творившийся все послереволюционные годы экономический беспредел, покончил с безработицей и обуздал инфляцию, возродил армию и флот, ликвидированные по условиям Версальского мира и, что много важнее, вернул германскому народу самоуважение. За это ему можно было простить многое. И ликвидацию многопартийной системы, и всевластие тайной полиции, и жесткие требования расовой чистоты для желающих заключить брак.  В народе даже ходил даже анекдот о Гитлере, как о лучшем в мире электрике, который включил Австрию,  заземлил Рема,  изолировал евреев – и все это без коротких замыканий.
Однако были, разумеется, как в Германии, так и за ее пределами, те, кто видел в главе Третьего Рейха не освободителя и благодетеля германского народа, а тоталитарного правителя, безумно опасного для всего окружающего мира. Безумную ненависть вызывало одно только его имя у евреев всего мира, хоть о Холокосте пока не было и речи, у сумевших затаиться немецких коммунистов и социал-демократов, у австрийских националистов, избравших своим символом аббревиатуру «О5».  Спецслужбы всего западного мира разрабатывали планы его физического устранения. Пока что только «на всякий случай». И вот, осенью 1939 года такой случай настал. Смерть Гитлера от руки наемного убийцы стала из потенциально возможной насущно необходимой для сохранения мира. Почему? Потому что было положено начало мировой войне: 1 сентября 1939 года немецкие войска вторглись на территорию Польши и Германия оказалась в состоянии войны с «сильными мира сего» - двумя великими державами одновременно – Англией и Францией.
На эту пору Третий Рейх уже не был безобидным государством без армии и флота, возглавляемым чудаковатым отставником-ефрейтором. Западные державы упустили свой шанс удержать его в узде. Пожертвовав ради собственного спокойствия независимостью Чехословакии, скормив Германии Австрию, теперь они пожинали плоды. Как в стариной сказке: из яйца убитой крестьянином змеи, подобранного детям на забаву, вылупился дракон. И единственный способ сохранить в целости свою жизнь, семью и дом – обезглавить его, одолев силой или хитростью.
Но драконоборчество – занятие более чем сложное, посильное, пожалуй что, только сказочным героям. Потому что добраться до головы огнедышащего хищника трудно, чтобы не сказать невозможно. Святому Георгию, Персею, Илье Муромцу здорово везло: их драконы выходили биться один на один. Ловкий удар копья, меча или палицы, и вот уже готово дело! А как быть, если вокруг объекта охоты – целое поле засеянное драконьими зубами, так что куда ни наступи – из под земли появляется вооруженный воин?
Примерно так и обстояли дела в Третьем Рейхе: мало того, что вождь НСДАП был популярнейшим политическим лидером, так что попробуй киллер добраться до него в присутствии толпы, ему вряд ли удалось бы спустить курок прежде, чем толпа растоптала бы неудачника, так еще и спецслужбы не дремали. Причем, в отличие от других сфер жизни гитлеровской Германии, тут не происходило никакой борьбы компетенций:  все подразделения – от поддерживающей правопорядок и законность крипо, до тайной государственной полиции гестапо – были сконцентрированы под единым руководством и представляли собой структурные единицы ордена СС.
Говоря об СС, нельзя забывать, что речь идет об организации исключительной, пронизывающей все государство сверху донизу, подобно становому хребту. Глава ордена, Генрих Гиммлер, стремясь сосредоточить в своих руках как можно больше власти, подчинил себе множество организаций и ведомств, подчас вовсе не связанных друг с другом: от гвардейских воинских частей до службы «внутренней разведки» СД, от сети детских приютов и родильных домов «Лебенсборн»  до исследовательских институтов «Аненербе».  Обладая такой силой и такой властью, глава СС был самым опасным противником для любой спецслужбы, осмелившейся покуситься на безопасность вождя. А ведь была еще и контрразведка, и широкая сеть гражданских осведомителей, да и просто бдительные граждане. В первую очередь – дети. Превращение детей в информантов – особенность любого тоталитарного режима: лучших «сексотов», доносящих «куда следует» обо всем, что покажется подозрительным, еще поискать! Причем образ ребенка-шпиона, ребенка-разведчика постоянно романтизировался. Довольно вспомнить нашего родного и знакомого Павлика Морозова, или процитировать хрестоматийную песенку про Алешку, который нашел на дороге пуговку с нерусскими буквами и помог пограничникам вычислить иностранного шпиона. Кому из детей того времени не хотелось совершить нечто подобное, чтобы и про него пели, что «за маленькую пуговку ему большой почет»?! В этих условиях у человека, находящегося вне системы, будь он хоть трижды суперагентом, шансов добраться до объекта охоты нет просто по определению. Только тот, кто включен в систему, является не инородным телом, а ее составной частью, есть шанс выполнить непосильную для других задачу. Да и то, стоит допустить минимальную оплошность или неточность, - и на удачу можно уже не рассчитывать.
Впрочем, в случае с Иоганном Георгом Эльзером, рискнувшим устроить ловушку для Гитлера в пивной «Бюргербройкеллер», ни о какой оплошности речи не идет. Он, как раз, сделал все верно. Тут дело в том, что дичь, на которую он расставил сети, была более чем необычной.
Еще в ту пору, когда Адольф Гитлер был не всемогущим вождем и канцлером, а всего лишь ефрейтором германской армии, представителем многочисленного племени пушечного мяса в мясорубке Первой мировой, все, кому приходилось сталкиваться с ним, поражались его удачливости. Счастливчик Адольф не раз и не два избегал гибели. Казалось бы, просто по стечению обстоятельств, по случайности. Однако однополчане быстро поняли, что случайности такого рода происходят слишком часто и считали Гитлера чем-то вроде живого талисмана. И правда, зафиксировано несколько случаев, когда будущий диктатор чудом избегал смерти. Как это у него получалось – вопрос, на который теперь уже не отыщешь ответа, однако истина остается истиной. Об одном таком эпизоде он вспоминал и сам. Во время очередной фронтовой трапезы Гитлер почувствовал неясное беспокойство и решил перебраться в другое место, туда, где ему казалось безопаснее и уютней. «Я встал и отошел на 20 метров, прихватив свой обед в котелке, снова сел и спокойно продолжил трапезу. Едва начав есть, я услышал взрыв в той части воронки, которую только что покинул. Шальная граната угодила именно в то место, где я только что обедал вместе со своими товарищами. Все они погибли». 
Эта невероятная удачливость не покидала его на протяжении всей жизни: попытки покончить с диктатором, взорвать, застрелить, отравить его, оканчивались неудачей. То не срабатывал взрыватель, то исполнитель оказывался настолько неловок, что его удавалось схватить, то сам Адольф Гитлер внезапно менял свои планы, уходя из под удара: отказываясь ехать по, казалось бы, совершенно безопасной улице, неожиданно отказываясь от прогулки или поездки. Тут, конечно, немала заслуга германских спецслужб и подчиненных Ганса Раттенхубера,  на совесть охранявших жизнь патрона, однако без слоновьей дозы банальной удачливости и какого-то неосознанного предвидения опасности, вождь НСДАП вряд ли сумел бы пережить все многочисленные попытки прервать его земное существование. Так и в «Бюргербройкеллере»: Гитлер внезапно изменил свои планы, отказавшись от уже сложившегося с годами порядка празднования юбилея мюнхенского путча,  и покинул собрание раньше, чем это было запланировано. А через 13 минут в гостеприимном зале пивной прогремел мощнейший взрыв. На то место, где должен был находиться вождь, обрушились тонны кирпича и штукатурки. Если бы вождь задержался, в живых ему не удалось бы остаться точно.

Tags: #моикнижки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments