Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

«Не можем без того быти»

Казалось бы, какое прекрасное средство для борьбы с пьянством и алкоголизмом – сухой закон! Объяви запрет на продажу спиртного, - и проблема исчезнет, все станут прекрасными семьянинами, отличными работниками, людьми, невероятно здоровыми физически и умственно. Но нет же. Ни разу за последние сто с копейками лет не принесло подобное ограничение ожидавшихся результатов. И сухой закон, объявленный в России в 1914 году – не исключение. Даром, что период «сухости» затянулся на долгие два десятка лет.



О введении такой меры мечтали давно, но как-то руки не доходили. Представители образованных слоев населения создавали многочисленные «общества трезвости», выступали с лекциями, старательно вели антиалкогольную пропаганду. Это было одним из проявлений их стремления в очередной раз «обустроить Россию», следующим после откровенно неудавшегося «хождения в народ». При этом не возникало даже мысли о том, что пьянство народное – вовсе не причина всех бед, а лишь одно из последствий сложившейся в России рубежа веков социальной картины. Впрочем, борьба с первопричинами этого явления могла вылиться в откровенную пугачевщину, а к этому ни дворянство, ни разночинская интеллигенция готовы как-то не были.

И тут – такой повод! Государев указ о введении моратория на продажу спиртного на время мобилизационных мероприятий в конце июля – начале августа 1914 года. Это был ход разумный и грамотный: уж что-что, а пьянство в условиях формирования воинских команд и перемещения огромных масс вооруженных людей – вовсе не то, о чем мечталось бы. Собственно, по этой самой причине запрет был воспринят гражданами Российской Империи вполне адекватно. Но вот дальше началась настоящая интрига.

Убедить царя Николая, что сухой закон следует продлить как минимум до конца войны, пытались как прекраснодушные радетели о благе народном, так и откровенные агенты влияния Германии. Накануне Первой мировой государственная винная монополия приносила России от 28% до 32% годового бюджета страны. Ну, а теперь представим себе, что эта статья доходов просто вычеркивается. Причем не когда бы то ни было, а в начале серьезной войны. Возникает вопрос: кому это было нужно?

Беда в том, что Николай II был человеком романтичным, и мечта об избавлении России от пьянства была ему весьма близка. Поэтому 22 августа 1914 года было издано Высочайшее повеление «О продлении воспрещения продажи спирта, вина и водочных изделий для местного потребления в Империи до окончания военного времени». Это стало началом настоящего хаоса.

Нет, в первые полгода-год изменения наблюдались самые позитивные: сократилось число преступлений, совершаемых «по пьянке», выросло число вкладов в сберегательные кассы, поднялась производительность труда. Это даже дало повод депутатам Государственной Думы внести на рассмотрение законопроект «Об утверждении на вечные времена в Российском государстве трезвости». Но через короткое время достигнутые успехи обратились в прах, подтверждая нехитрую истину: позитивный эффект от введения сухого закона редко когда длится дольше первых двух лет.

Во-первых, по действующему законодательству, несмотря на все ограничения, не возбранялось варить пиво и медовуху, а также заниматься домашним винокурением, если спиртное предназначалось не для продажи, а для личных нужд, то есть тот, кто хотел выпить крепкого, мог спокойно изготовить его сам, благо и рецепты, и методика просты как мычание. Во-вторых, была разрешена продажа спиртного в заведениях «первой категории», - то есть, по-факту, насильственная трезвость ожидала исключительно простонародье, а не элиту. Это самым неприятным образом подогревало социальное напряжение. Ну, а в-третьих, тот, кто решил получить свой кайф, отыщет для этого средства даже в пустыне. И страну накрыло мутным валом суррогатов и наркотиков. До того, как в заботах о благе россиян запретили продажу спиртного, никому не приходило в голову пить денатурат, политуру или морилку. А среди небогатой разночинской публики вошли в моду кокаин и лауданум – спиртовая настойка опия, благо на ту пору они продавались в любой аптеке свободно и без рецептов.

В общем, как ни крути, николаевский сухой закон оказался абсолютно беспомощной полумерой, не принесшей в глобальном масштабе ничего, кроме вреда. И, как ни печально, никого и ничему не научившей: через 70 лет этой истории было суждено повториться. Как водится, в виде фарса.

Tags: #история, история
Subscribe

Posts from This Journal “#история” Tag

  • Невыполненное обещание

    Это было во многом замечательное время. Будущее не просто стояло за порогом, оно практически уже наступило. Времена массовых репрессий остались в…

  • Шершавее, чем в европах!

    Николас Рудольф Гуго Евгений Струк был человеком предприимчивым. Настолько, что порой казалось, будто не одному человеку принадлежит это сложное…

  • Роскошь по средствам

    На набережной Обводного канала этот особняк, стоящий прямо напротив Воскресенского храма, выглядит чужеродным как заплатка, выпадает из стилистики…

  • Ты ж историк (тм) :-)))

    Пожалуй, лучший ребус на историческую тематику за очень-очень долгое время :-)) (с)???

  • Они едва не отменили революцию

    По адресу Невский, 62 до самого конца 1917 года, а, точнее, до 27 декабря, когда пришедшими к власти в России большевиками был принят декрет о…

  • "Еней бувъ паробокъ моторный и хлопець хоть куды козакъ" (с)

    С определенного момента я перестал лезть во всякие политические споры и обсуждения того, что происходит на Украине. Во-первых, потому, что стало это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments