Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Денежное палаццо петербургского банкира

Дом самого богатого человека в Петербурге должен был, несомненно, выделяться среди других построек на той же улице. Но чем? Выше других он быть не мог, - в северной столице было запрещено строить здания выше царского дворца. «Сыграть» можно было только на оформлении. И вот, на углу Невского и Малой Морской, среди аккуратно оштукатуренных буржуазных построек пастельных цветов вырос не то средневековый замок, не то венецианский дворец, облицованный серым гранитом. Заказчику, - банкиру Вавельбергу, - не понравилась в новом строении только одна деталь: на входной двери была прибита табличка «Толкай от себя». Ее он потребовал немедленно заменить.



История банкирского дома Вавельбергов, - одного из самых могущественных в России конца XIX века, - похожа на старую байку о счастливом пенни, сделавшем бедняка миллионером. Основатель его – варшавский еврей Гирш Генрих Вавельберг, служил младшим письмоводителем в банковской конторе. Однажды постоянный клиент конторы, - а им был ни кто иной, как министр иностранных дел Российской Империи Карл Нессельроде, - обратил внимание на расторопного, но бедновато одетого служащего и предложил ему небольшую для чиновника высочайшего ранга, но огромную для еврейского юноши ссуду. С нее-то все и началось.

На одолженные у министра деньги Гирш Генрих в 1846 году открыл в Варшаве небольшую обменную контору. Дела быстро пошли в гору, - Нессельроде не ошибся, у юноши и правда, был талант к деньгам. Всего через два года Гирш и его брат Ипполит зарегистрировали банкирский дом «Братья Вевельберг». Основной деятельностью банкиров стало, как сейчас бы сказали, микрокредитование средней руки торговцев, владельцев лавок. Лет через десять филиалы банкирского дома работали в Вене, Львове, Познани, Вроцлаве, а в 1870-м и в столичном Санкт-Петербурге.

Петербургский банк «Вевельберг» быстро разросся и превратился сперва в торговый дом с штаб-квартирой в престижном доме на Невском, 25, а потом и вовсе в целую торговую империю. Наследником прибыльного дела стал сын Ипполита – Михаил. И если отец его и дядя были очень талантливыми людьми, то Вевельберг младший оказался просто каким-то финансовым гением. Да еще и весьма неплохо образованным. К его услугам, как бизнес-консультанта, способного предложить нетривиальную, но не рискованную схему инвестиций, или идею развития бизнеса, обращались самые высокопоставленные особы. Не удивительно, что к концу первого десятилетия ХХ века возглавляемое Михаилом Ипполитовичем кредитно-финансовое учреждение, сменившее название на Петербургский Торговый банк встало в один ряд с крупнейшими банками России, а сам он приобрел славу самого богатого человека столицы.

В 1910-м году Михаил Вевельберг приобрел участок земли на углу Невского и Малой Морской и объявил конкурс на строительство центральной резиденции для себя и своего бизнеса. Конкурс выиграл молодой архитектор Мариан Перетяткович, предложивший проект дома, максимально выделявшегося среди окружающей застройки. В ходе строительства не обошлось без скандала: часть участка, предназначенного под строительство занимал ресторан «Византия», владельцы которого не хотели съезжать до истечения срока аренды. Молодой банкир попросту выжил рестораторов с земли: отключил им электричество, перекупил предназначенные для заведения дрова, перед входной дверью велел вырыть яму, да еще нанял бандитов, повыбивавших все окна. За эти проделки ему пришлось даже отсидеть 10 дней в тюрьме, но зато владельцы кабака вынуждены были уехать.

В результате на Малой Морской, 1 и появился мрачноватый, но великолепный пятиэтажный особняк: на первом этаже размещался банк, в бельэтаже квартировал сам Вевельберг, а квартиры выше – сдавались, причем весьма не задешево.

После революции банковское помещение не осталось невостребованным. Чего здесь только не было, - и все так или иначе имело отношение к финансам: сберкасса, топливно-энергетическое управление горисполкома, центральные кассы «Аэрофлота».

Да! Что касается той таблички на двери, о которой речь шла в самом начале рассказа. Согласно городской легенде, Вевельберг младший велел переставить дверь так, чтобы та открывалась наружу, а на табличке написать «Тяни на себя». Толкать от себя – было не его принципом.

Tags: #история
Subscribe

Posts from This Journal “#история” Tag

  • Подарок для молодой жены

    Чего только ни обещают молодые люди возлюбленным! И светлый терем с балконом на море, и дворец, где играют свирели, и звезду с неба… Но…

  • Стартап на дровах

    Старинный сюжет о бедном юноше, начавшем свой бизнес с продажи яблока, данного ему в дорогу матушкой, и нажившем многомиллионное состояние на…

  • Советская, электронная, вычислительная

    Когда заходит речь о компьютерах, в первую очередь звучат имена Уотсона и Джобса, бренды IBM и Apple, так что невольно создается впечатление, что…

  • Специалист по раздельному сбору мусора

    «Старье берем! Кости-тряпки берем!» История одного из весьма значительных состояний дореволюционного Петербурга началась именно с этого…

  • Люди в белых халатах

    Почему белый халат носит врач, - более или менее понятно. Но почему такую же униформу носят продавцы в продуктовых магазинах? Корни этого обычая…

  • Пророческая картинка 1917 года издания

    Да-да, всего сто лет прошло. В качестве бонуса: обратите внимание, у барышни подкаты. Художник - гений и провидец! ))))))

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments