Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Category:
  • Mood:
  • Music:

Кто и как берег жизнь вождя?

(продолжение книжкодыбра. врезочка между главами)

кто не хочет - не читай, я не занудствую. :-)))

 

В истории с ноябрьским взрывом в пивной более всего вызывает удивление даже не поражающая воображение везучесть Адольфа Гитлера, а непрофессионализм тех, кто должен был заботиться о его безопасности. Не обнаружить часовую бомбу, тикающую меньше чем в метре за спиной у произносящего речь главы государства – что может быть боле непрофессиональным со стороны его личной охраны?! Это было бы вполне само собой разумеющимся, предположим, в «годы борьбы», когда речь шла об уличном ораторе, руководителе небольшой политической партии, стремящейся завоевать поддержку толпы. Но в 1939 году – такое положение было более чем неестественным. Поэтому сам собой возникает вопрос: кто и как охранял Гитлера? Вопрос, правда, отнюдь не единственный: столь беспечное поведение личной охраны Гитлера наводит на мысли об инсценировке покушения, но об этом речь пойдет несколько позже. А пока поговорим о том, в чьи функции входила забота о безопасности главы государства национал-социалистов.

Во времена, когда самыми большими залами, где выступал Гитлер, были залы пивных, для охраны вождя и поддержания порядка во время его выступлений хватало штурмовиков, всегда готовых сцепиться с агрессивно настроенными политическими противниками и оппонентами и немногочисленной личной охраной – «группой проникновения». Это небольшое подразделение, сформированное весной 1923 года из числа «старых борцов», не имевших никакого отношения к СА, подчинявшихся непосредственно Гитлеру и поклявшихся вождю защищать его от врагов до последнего своего дыхания, довольно долго было единственной его защитой от всех, кто желал ему смерти. Однако просуществовало оно недолго. После неудачи Мюнхенского путча и ареста руководства НСДАП это подразделение вкупе с СА было запрещено и распущено.

За месяцы заключения Гитлер пересмотрел свои взгляды на методику борьбы на власть и на перспективы развития партии. Выйдя на свободу, он постарался избавиться от всего, что могло бы угрожать его единовластному руководству НСДАП, удалив всех, кто мог бы сколь бы то ни было серьезно оспорить его власть и право отдавать приказы, отказавшись от чересчур самостоятельных структурных подразделений. Так, пользуясь тем, что неблагонадежные на его взгляд, штурмовые отряды были пока что под запретом, он стал постепенно заменять их подразделениями, аналогичными «группе проникновения». Только название они теперь носили иное – «охранные отряды», или, по первым буквам – СС.[1] Во главе новой организации стоял назначенный Гитлером и подчинявшийся непосредственно ему руководитель – отставной капитан Юлиус Шрек.[2] Конечно, впоследствии СА были восстановлены, но речь не об этом.

С момента освобождения Гитлера из тюрьмы и до апреля 1933 года именно «охранные отряды» отвечали за его безопасность. Нельзя сказать, то они плохо справлялись со своей задачей: попытайся кто бы то ни было пойти по пути Гаврилы Принципа или Фаины Каплан, телохранители охрана дали бы ему должный отпор и прикрыли бы вождя собственными телами. Хотя и это, вспоминая обстоятельства убийства Джона Кеннеди или сенатора Хью Лонга,[3] несколько сомнительно. Но, во всяком случае, к подобного рода действиям СС-овцы были готовы. А вот опасности типа, скажем, той же часовой мины были выше их разумения. В конце концов, они были профессиональными солдатами – гвардией, лучшими из лучших, - но только лишь солдатами, а не специально обученными бодигардами. Личная охрана Гитлера состояла из трех групп солдат ССовского подразделения «Лейбштандарт Адольф Гитлер», численностью по пять человек каждая. Они посменно сопровождали вождя во всех его перемещениях.

После прихода НСДАП к власти положение изменилось: задачу охраны жизни вождя приняли на себя профессионалы. По инициативе Генриха Гиммлера в апреле 1933 года была создана специальная команда, состоящая из служащих криминальной полиции во главе с Гансом Раттенхубером, бывшим адъютантом шефа СС. Через пару лет она была реорганизована в «Имперскую службу безопасности» - РСД,[4] подчиненную непосредственно Гитлеру. Служба была немалых размеров – 81 человек, если речь идет о специалистах, а они не участвовали в оцеплениях и пр., осуществляя общий контроль, просчитывая тактику и стратегию защиты, используя в качестве усиления ресурсы СС, оставляя за собой собственно работу по обеспечению безопасности охраняемой персоны. «Все изменения в личном составе РСД производились с ведома и санкции Гитлера, - вспоминал Раттенхубер. - Служба состояла на денежном и вещевом довольствии Министерства внутренних дел. О вопросах штата и повышения в званиях я докладывал начальнику канцелярии Гитлера Ламмерсу, а последний, после своего решения, докладывал для утверждения Гитлеру. Правда, в последние годы штатами РСД занимался также и Гиммлер, которому я докладывал по этому вопросу свои соображения. Однако окончательное решение выносил по-прежнему все же сам Гитлер».[5]

Надо заметить, что подчинение непосредственно вождю было причиной не то, чтобы конфликта, но размолвки между Гитлером и Гиммлером. Давая показания в Главном управлении советской контрразведки «Смерш» после ареста в мае 1945 г., Ганс Раттенхубер вспоминал, что Гитлер в присутствии посторонних читал Гиммлеру нотации, чтобы тот не смел ничего приказывать начальнику охраны, и самому Раттенхуберу, чтобы тот держал язык за зубами и не смел ничего докладывать шефу СС. Впрочем сам вождь НСДАП судя по всему активно использовал РСД для сбора информации: в подчинении Раттенхубера находились 7-9 команд, охранявших Гиммлера, Риббентропа, Геббельса, Геринга, Фрика, Даре, фон Нейрата, Зейс-Инкварта, Тербовена, Беста, Деница и других высших руководителей государства.

С переходом защиты главы государства в руки профессионалов, дело приняло совсем иной оборот чем прежде: под контролем службы Раттенхубера оказались все входы и выходы, приблизиться к вождю, минуя охрану, никто чужой не сумел бы. «У каждого входа было установлено круглосуточное дежурство привратников и сопровождающих, - вспоминал начальник РСД. - Проходы от служебных помещений имперской канцелярии к личным апартаментам Гитлера охранялись эсэсовцами из «Лейбштандарта Адольф Гитлер». Все помещения имперской канцелярии находились под контролем сотрудников возглавляемой мною охраны РСД. Лица, приходившие на прием без заблаговременного оповещения, пропускались только после телефонного запроса. Все посетители получали специальный листок, на котором отмечалось время прихода, ухода и количество вещей, принесенных и унесенных ими из здания. Лица, не имевшие специального пропуска, пропускались в здания лишь в сопровождении сотрудника охраны. Багаж сдавался для просмотра, причем считалось недопустимым, чтобы это помещение было расположено в непосредственной близости к жилой части. Прием пакетов от неизвестных лиц был строжайше запрещен. Запрещалось также хранение невскрытых пакетов. Примерно с шести часов вечера и до шести часов утра хождение посторонних лиц в непосредственной близости от имперской канцелярии было строжайше воспрещено. Лица, направлявшиеся по специальным пропускам в квартиру Гитлера, включая высших партийных чиновников, обязательно сопровождались дежурным охранником».[6] Все эти меры должны были исключить покушения ala Халтурин и Савенков. Интересны также и меры, принимавшиеся для того, чтобы исключить уже тогда ставший «классическим» вариант бомбы в посылке. По словам Раттенхубера «в Берхтесгадене вся почта, поступавшая в адрес Гитлера, просвечивалась рентгеновским аппаратом. Поступавшее из стирки белье Гитлера тоже подвергалось просвечиванию рентгеновским аппаратом. Обслуживающий персонал был при этом одет в свинцовую одежду для защиты от воздействия лучей».[7]

Не менее серьезно, чем имение в Берхтесгадене охранялась и квартира вождя в Мюнхене на площади Принца-Регента, 16. Шеф охраны вспоминает, что он «на первом этаже разместил охрану из четырех человек, хорошо знавших всех жильцов дома, на чердаке был выставлен круглосуточный пост охраны. На дымоходных трубах были установлены защитные решетки для того, чтобы предотвратить заброс в них посторонних предметов. Чердачные окна тоже были огорожены решетками и снабжены изнутри запорами. По одному ключу от всех имевшихся в доме дверных замков было передано в распоряжение охраны. Весь участок перед домом был огорожен проволочным забором. Перед домом и во всем районе была учреждена круглосуточная патрульная служба. Прилегающие дома также находились под непрестанным контролем. Въезд в эти дома новых квартирантов разрешался только Имперской службой безопасности. Все посетители дома заносились в учетную книгу и допускались в дом лишь после телефонного запроса у того или иного хозяина квартиры. За приносимый в дом багаж, который регистрировался, владельцы квартир несли строгую ответственность. Однако, несмотря на мои настойчивые требования, Гитлер не позволял проводить обыск лиц, посещавших этот дом».[8]

Для поездок по Германии Гитлер пользовался железнодорожным, автомобильным и воздушным транспортом. Личный поезд вождя был, пожалуй, самым уязвимым средством перемещения: вагон Гитлера и даже его личное купе не были бронированы. Впрочем, в остальном все требования безопасности при поездка по железной дороге соблюдались на «пять»: «Специальный поезд Гитлера состоял из пятнадцати вагонов, - рассказывал СМЕРШевцам Раттенхубер: вагон Гитлера, вагон имперского руководителя прессы, вагон с узлом связи, два салон-вагона, вагон-баня, два вагона для свиты и частей, два спальных вагона, два багажных вагона, вагон для охраны, две бронеплощадки с зенитными скорострельными артиллерийскими установками калибра 20 мм, связанные между собой телефоном. Вагон Гитлера был довольно просторным. Начиная с 1942 года Гитлер в нем же и обедал во время поездок, в то время как раньше он обычно ходил на обед в салон-вагон. Все пассажиры, включая офицеров, заносились на специальный учет Имперской службы безопасности. Маршрут поезда и время отправления держались в строжайшем секрете». Но все равно, поездка на автомобиле была безопаснее - уничтожить автомобиль Гитлера – один из «фюрервагенов» было задачей, посильной разве что тяжелому танку: «Все машины Гитлера были бронированы и снабжены специальными непробиваемыми стеклами. Периодические испытания показали, что броня выдерживала обстрел из автоматического оружия, пулемета и не оставляла вмятин от взрыва гранат. Стекло выдерживало воздействие семи винтовочных выстрелов в одну точку. В отношении бронирования следует заметить, что броня прикрывала все стенки машины, включая днище. При закрытом варианте крыша также имела броневую защиту. Фары-прожектора были такие сильные, что ослепляли встречные машины, исключая, таким образом, возможность обстрела со стороны последних». Помнил шеф охраны и о судьбе несчастного эрц-герцога Фердинанда, убитого некогда в Сараево: «Подножки в машинах закрывались вплотную дверями и исключали возможность впрыгивания на ходу посторонних лиц. Эта мера предосторожности была проведена нами после покушения на югославского короля Александра и французского министра иностранных дел Барту. Это покушение было заснято на пленку французской кинохроникой, а фильм специально куплен германским правительством для детального изучения. Я лично просматривал эту кинохронику несколько раз». Не менее хитро оборудован был и самолет вождя - четырехмоторный «Кондор» фирмы «Фокке-Вульф»: «самолет имел специальное устройство, позволявшее пассажиру в случае опасности путем нажима кнопки открыть под собою в кабине люк и вместе с сиденьем вывалиться из самолета, после чего автоматически раскрывался парашют. Это устройство, и особенно парашют, непрерывно подвергалось специальным проверкам».

Исходя их этих описаний мы можем сделать вывод, что охрана Гитлера была организована, что называется, «на широкую ногу», с применением всех возможных технических новинок, с соблюдением всех требований безопасности, пусть даже они и казались самому вождю чрезмерными.

Но вот – главный, самый важный для нас фрагмент показаний Раттенхубера – описание мер безопасности, применявшихся во время митингов и массовых собраний, которые намеревался почтить своим присутствием руководитель партии и государства: «Места собраний еще за восемь дней до начала их открытия уже были объектом охраны. Все помещения проверялись, огнетушители подлежали удалению. Тщательно обследовались потолочные перекрытия. Специальные полицейские собаки охраняли все подступы к зданию. Патрульная служба действовала круглые сутки. За два-три дня до собрания я лично проверял состояние проведенных охранных мероприятий. Гестапо и областное руководство НСДАП информировали меня о принятых ими мерах. За 24 часа до начала собрания все здание еще раз основательно просматривалось и заполнялось охраной. С этого времени доступ в него разрешался лишь по специальным пропускам. Определенные места оставлялись для фоторепортеров. Только некоторым из них разрешалось фотографировать Гитлера крупным планом. Снимки при вспышках магния допускались только с санкции самого Гитлера». Внушает уважение, не так ли?

А теперь попробуйте ответить на вопрос, как в таких условиях можно было не заметить бомбу с часовым механизмом, пусть даже и искусно спрятанную под деревянной обшивкой колоны? Этот вопрос и заставляет задуматься: а уж в самом ли деле Иоханн Георг Эльзер одиночкой-террористом, или он действовал по указке тайной полиции, стремящейся подчеркнуть в глазах вождя свою необходимость? А может быть, гестапо тут и не при чем, а взрыв понадобился самому вождю, чтобы вызвать прилив народной любви к себе в условиях начавшейся войны? Уж больно своевременно он удалился из пивной! Впрочем, оставим все эти вопросы на потом, а пока ограничимся утверждением, что охраняли Гитлера профессионалы и отчего они допустили настолько явный промах (а также отчего после покушения работники РСД не поплатились за свою халатность головами, чего, в принципе, следовало бы ожидать) – не ясно. И закончим этот раздел цитатой из самого Гитлера, его кредо обеспечения безопасности: «Я отдаю себе отчет в том, почему девяносто процентов исторических покушений оказались успешными. Единственная превентивная мера, к которой следует прибегать, - это не соблюдать в своей жизни регулярности - в прогулках, поездках, путешествиях. Все это лучше делать в разное время и неожиданно». Может быть он поспешил покинуть пивную именно поэтому, а не руководствуясь специально разработанным хитроумным планом?



[1] СС – от «Schutzstaffel» - охранный отряд или эскадрилья прикрытия. Автором этой аббревиатуры был, скорее всего, Герман Геринг – большой любитель и знаток авиации: «Schutzstaffel» - было названием эскадрильи, сопровождавшей вылеты легендарного соединения «Рихтхофен».

[2] Шрек, Юлиус (1891-1936) – создатель СС, автор «Циркуляра №1», положившего начало этой организации. Участник первой мировой войны. После войны примкнул к национал-социалистической партии и в марте 1923 года вступил в личную гвардию Адольфа Гитлера. В 1925-26 гг. – руководитель охранных отрядов. Погиб в автомобильной катастрофе.

[3] Хью Лонг – американский сенатор, потенциальный кандидат в президенты США, возможный соперник Франклина Делано Рузвельта на выборах. Был известен доктриной «разделения богатств», с которой он и собирался выйти на выборы, заключавшейся в ограничении доходов граждан США одним миллионом долларов в год. Убит в сентябре 1935 года неизвестным боевиком прямо на улице. Телохранители, стоявшие рядом, среагировали слишком поздно, когда убийца уже успел выстрелить.

[4] РСД – от RSD, Reichssicherhitsdienst. Функции РСД сводились к следующим: обеспечение безопасности Гитлера во время выступлений на митингах, массовых собраниях и т. д., охрана резиденций и квартир, охрана и обслуживание ставки Гитлера, охрана Гитлера во время его поездок, при его выездах за границу и на фронт, охрана других высших руководителей Рейха.

[5] Спецтактика. Как охраняли Гитлера. Покушения на него в 30-е годы. Цит. по: www.professional.spb.ru

[6] Там же.

[7] Цит. по: Чертопруд С. Охота на фюрера. Тайна неуязвимости Адольфа Гитлера. М., 2004. С. 39-

[8] Здесь и далее цит. по: www.professional.spb.ru

Tags: #моикнижки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments