Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Новый год по-палкински

Как ни посмотри, а Рождество было в дореволюционной России гораздо более важным праздником, чем новый год. Как минимум потому, что предварялось длинным, хотя и не самым суровым постом, несло в себе мощный религиозно-мистический посыл и было при этом праздником очень личным, семейным. И, тем не менее, новый год праздновали. Только было это развлечением, скорее, для высших сословий. Крестьянство в манере отмечать смену календарной даты видели «немецкую выдумку».



В отличие от Рождества, проводимого чаще всего в кругу семьи, Новый год был праздником светским, ярким, многолюдным и с середины XIX века сопровождавшимся все более шумными балами, гулянками и изощренными увеселениями. Особенно – в столице. Это было не просто разгулом, а чем-то вроде способа эмоционального выживания в самые лютые месяцы зимы. «В Петербурге не только наступали холода и шел снег, но накатывалось нечто хмурое, грозно мертвящее, страшное, - вспоминал художник Александр Бенуа. - Все эти ужасы все же вполне преодолевались, люди оказывались хитрее стихии. Именно в зимнюю, мертвящую пору петербуржцы предавались с особым рвением забаве и веселью. На зимние месяцы приходился зимний "сезон" - играли театры, давались балы. В Петербурге зима была суровая и жуткая, но в Петербурге же люди научились превращать ее в нечто приятное и великолепное».

Для ресторанов и трактиров новогодние праздники, как, впрочем, и сегодня, были тем периодом, который потом кормит полгода. На рубеже веков считалось хорошим тоном заказать столик в соответствующем твоему достатку и статусу заведении, чтобы встретить новогоднюю ночь с бокалом шампанского в руке. Публика аристократическая заседала в «Медведе» или «Астории», купцы – деловые люди той поры - выбирали для себя «Доминик» или «Вену». А вот в заведение на углу Невского проспекта и Владимирской улицы, к «Палкину» стремились попасть решительно все. И публика тут в новогоднюю ночь собиралась весьма пестрая. От представителей самых знаменитых дворянских семей Росии до скоробогатых купчиков, от блестящих гвардейских офицеров до одетых в артистические рубища писателей и поэтов. Причем по негласному уставу этого заведения, определенный дресс-код требовался от всех гостей, а литераторы могли являться к «Палкину» «хоть без панталон». Именно здесь происходило самое шумное и буйное празднование нового года на весь Петербург.

Этот ресторан на Невском проспекте был семейным бизнесом с очень долгой историей. Первый трактир основатель династии столичных рестораторов Анисим Палкин открыл на углу Невского и Большой Морской еще в 1785 году. Говорят, заведение было модным: в зале под потолком были развешены клетки с певчими птицами, в том числе – со специально выписанными из-под Курска соловьями. Дела шли хорошо, так что семейству Палкиных к концу XIX века принадлежало пять заведений в самых завидных местах городского центра. Ресторан на Невском, 47 был самым новым и самым роскошным. 25 залов, мраморная лестница, зимний сад с экзотическими растениями, бассейн со стерлядями.



Отметив в 1885 году столетие семейного бизнеса, правнук Анисима Палкина Константин удалился от дел, сдав ресторан в аренду на длительный срок купцу 1-й гильдии Василию Ионовичу Соловьеву. При новом хозяине ресторан стал еще роскошнее, - в нем появился прекрасно оборудованный концертный зал, в котором регулярно выступали российские и приглашенные из-за рубежа певцы и музыканты. Получить ангажимент у «Палкина» не считалось зазорным даже для солистов миланской «Ла Скалы». Вход на концерты был бесплатным, а, точнее, его стоимость заранее включалась в счет за ужин. Ну, а на праздновании наступающего 1907 года «Палкин» затмил, как говорится, самого себя: всю новогоднюю ночь в концертном зале играли попеременно три оркестра.



Бизнес развивался так успешно, что в 1910 году Соловьев выкупил ресторан у семьи Палкиных. И искренне рассчитывал на то, что заведение еще долгие годы будет, как говорится, в тренде. Но через несколько лет началась Первая мировая. В порыве борьбы со всем немецким государь Император сперва переименовал столицу в Петроград, потом запретил праздновать новый год, и, наконец, ввел сухой закон. Ресторанный бизнес как-то очень быстро захирел, и «Палкин» закрылся. А дальше была революция, Гражданская война, и о праздновании нового года с бокалом «Вдовы Клико» под звуки трех оркестров сразу уже никто не вспоминал.
Как-то не до того стало.

Tags: #история
Subscribe

Posts from This Journal “#история” Tag

  • Самая первая из самых длинных

    Возможность позвонить в новогоднюю ночь родителям, услышать в трубке голос любимой, и даже просто набрать номер старинного друга, живущего на другом…

  • Синебокий передатчик информации

    Почта на Руси была явлением уникальным: такой отлаженной передачи информации, системы ямских почтовых линий, какая пронизывала страну уже к XV веку,…

  • Подарок для молодой жены

    Чего только ни обещают молодые люди возлюбленным! И светлый терем с балконом на море, и дворец, где играют свирели, и звезду с неба… Но…

  • Стартап на дровах

    Старинный сюжет о бедном юноше, начавшем свой бизнес с продажи яблока, данного ему в дорогу матушкой, и нажившем многомиллионное состояние на…

  • Советская, электронная, вычислительная

    Когда заходит речь о компьютерах, в первую очередь звучат имена Уотсона и Джобса, бренды IBM и Apple, так что невольно создается впечатление, что…

  • Специалист по раздельному сбору мусора

    «Старье берем! Кости-тряпки берем!» История одного из весьма значительных состояний дореволюционного Петербурга началась именно с этого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments