Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Category:

Прядь о Торстейне Мороз-по-коже и чуде конунга Олафа

Вчера Йол был. А в канун Йола даже христианские чудеса случаются. Вот, говорят, чего однажды было:

Прядь о христианском конунге Олафе сыне Трюггви, храбром исландце Торстейне и истинном чуде Господнем.

Зачин

Послушайте скальда песню,
Что долго бродил по свету…
(Мне ваше вниманье лестно,
Но радостней – звон монеты.)

Слова сплетены красиво
В старинном повествованье…
(Пускай принесут мне пива
И четверть ноги бараньей!)

Нам шлёт Вседержитель свыше
Прекрасных чудес примеры.
Послушайте, все кто слышит,
Что делать способна вера.

Послушайте эту сагу
О старых годах весёлых:
В ту пору варили брагу,
Ведь было преддверье Йола.

И мчались гонцы с вестями
Ко всем, кто с короной в мире:
Мол, Олаф их ждёт гостями
На праздничном славном пире.

И шли к нему отовсюду
Бедняк и богач спесивый,
Предчувствуя мяса груды
И целое море пива.

1.

Из ближних держав и дальних
Спешили к нему посланцы:
Из Хольмгарда был посланник,
И гауты и исландцы.

Исландцев пришло немало,
Не меньше двух с лишним дюжин,
Но пива гостям хватало,
И даже исландцам дюжим.

(Исландцам его хватило,
А мне бы ещё немного,
Чтоб малость поправить силы…)
Тут конунг восславил Бога,

За пир, за защиту свыше,
Возможных врагов пугая.
Затем продолжал чуть тише,
Гостей предостерегая.

«В поместье неладно ночью,
Здесь можно нечистых встретить.
Не шастайте в одиночку.
Уж лучше ходить сам-третий».

Исландцы сидели в зале
Немного правее двери.
Один, его Торстейн звали,
Словам короля не верил.

2.

Проснулся исландец ночью
От тянущей боли в брюхе.
Решил посмотреть воочию:
Настолько ли верны слухи.

«Пожалуй, что мне зазорно
К сортиру идти сам-третий,
Пусть даже и ночью чёрной.
Не стану будить соседей».

«Пир конунга был обилен:
Лишь кушаний больше тыщи,
Но воин терпеть бессилен
Последствия грубой пищи.

Пиву награда – воля,
Как воля – рабу награда.
Терпеть не могу я более.
Пойти мне до ветру надо.»

3.

Сортир же был – загляденье,
Чуть меньше морского порта.
И вдруг, на одном сиденье
Наш Торстейн увидел чёрта.

Он молвил: «когда б бежал я,
То живо бы был снаружи,
Но хуже гадюки жала
Природные тела нужды».

И сел на сиденье с краю,
Свою подобрав рубаху.
Не видел я сам, но знаю,
Что Торстейн дрожал со страху.

Так он посидел немного
И в брюхе прошла ломота.
Тогда-то, довольно строго,
Он вымолвил чёрту: «Кто ты?»

И чёрт, потирая руки,
Об аде ему поведал,
Про адские злые муки,
Про адские злые беды.

Про тех, кто в аду томится,
В огне и кипучей сере.
(Пусть этот рассказ приснится
Тому, кто не крепок в вере).

И к Торстейну той порою
Злодей подбирался ближе,
Чтоб душу схватить героя
И сгинуть в сортирной жиже.

4.

Весь дом уже спал спокойно,
Но сон его был не долог.
Проснулся король достойный,
Отбросил медвежий полог,

Ведь голос такой прекрасный,
Что даже услышать больно
Твердил ему в уши ясно:
«Спеши-ка на колокольню!»

Вся челядь проснулась разом
Сбежавшись в его палаты,
Чтоб слушать его приказы.
Послышался звук набата,

И нечисть, не в силах слушать,
Как колокол бьет соборный,
Махнула рукой на душу
И сгинула в яме черной.

Эпилог

Вот так это и случилось...
(Эй, пива еще налейте!)
Хвалите Господню милость
На лютне, кимвалах, флейте:

Нам шлёт Вседержитель свыше
Прекрасных чудес примеры.
Запомните, все кто слышит,
Что делать способна вера.


1997-2001


Tags: #стехи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments