Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Categories:

"Я и девочка... Я и белочка..." (с) М. Ромм

Таки так. :-)) статеюшка для одного лошадиного журнала. Написана "на коленке", бегом-бегом, посему за качество - прощения просим. :-) Но зато все правда. :-) Коли кому из лошадников на ногу наступил - просьба не серчать. :-) Не нарочно. :-)

 

Адольф Гитлер: всадник без коня

 

Катался Гитлер на лошади по парку. И вдруг лошадь испугалась и понесла.

Наперерез лошади бросился прохожий, схватился за поводья и остановил ее.

- Друг мой, - сказал Гитлер, - знаешь ли ты, кто я такой? Я - твой фюрер! А ты кто?

- А я - Израиль Кон, еврей.

- Хоть ты и еврей, но ты храбрец! – говорит Гитлер. - Ты спас мне жизнь, и я награжу тебя. Скажи мне, чего ты хочешь?

- Чего я хочу? Только одного: пожалуйста, никому не говорите, что я вас спас!

 

Начать рассказ об отношении вождя Третьего Рейха к лошадям стоило бы именно с этого старинного еврейского анекдота. Дело в том, что Адольф Гитлер лошадей не то, чтобы недолюбливал, но побаивался. И, как следствие, никогда не ездил верхом. Кроме буквально нескольких случаев, да и то – по молодости. Впрочем, своего страха он старался не показывать. В результате же, многие граждане Германии были свято уверены в том, что их вождь – воплощение рыцаря, человек, столь же уверенно сидящий в седле, сколь уверенно он правит государством.

 


Уверенность эта базировалась в первую очередь на нескольких живописных полотнах, изображавших лидера государства верхом на боевом коне, со знаменем в руке, а то еще и закованным в латы. Разумеется, для этих картин позировали приглашенные натурщики, а лицо вождя вписывалось только потом. Но пропагандистский эффект себя оправдывал – героизация облика главы государства происходила более чем успешно.

Сохраняя наследие предков

Нет, в принципе, Адольф Гитлер животных, безусловно, любил. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть его сентенции об охоте, записи его рассуждений о собаках, воспоминания о том, как в самое голодное время он развлекался, подкармливая хлебом мышей. Но общение с существом, настолько превосходящим его по размерам как лошадь, вызывало у невысокого и субтильного партийного руководителя неприятные ощущения.
Правда, нужно отдать ему должное, он, хотя и доверял технике гораздо больше, отлично понимал, что тракторов в его Рейхе куда меньше, чем лошадей, а бензина куда меньше чем травы, а потому делал все возможное для того, чтобы крестьянские лошади и боевые кони не были отправлены «на пенсию». Совместными усилиями Адольфа Гитлера и рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера были предприняты активнейшие меры по сохранению всего огромного пласта культуры, связанного с лошадьми. Так, многочисленные конные клубы были включены в состав СС – организации, бывшей становым хребтом Третьего Рейха, - что делало их практически неподотчетными никому кроме главы государства и давало возможность для беспрепятственного развития и пропаганды конного спорта. А конные заводы, пока Германия не погрязла в войне настолько, что ее вождей перестало интересовать все кроме событий на фронтах, получали довольно крупные гранты.
То же самое, кстати, произошло с едва не утраченным умением ковки дамасских клинков. Последним носителей этого ремесла в Германии был кузнец Пауль Мюллер. Глава СС, узнав, то у него нети ни учеников, ни средств к существованию, выделил ему огромную сумму денег на организацию в Дахау кузнечной школы и обязал набрать и обучить старинному ремеслу молодежь.
Наконец, вождю Третьего Рейха льстила сама мысль о том, что его войска, хотя б отчасти будут воевать дедовским, освященным временем, а значит, на его взгляд, самым правильным способом – верхом, с саблями наголо.

Боевые кони вермахта

Поэтому лошадям, разумеется, нашлось место и в армии. Стараясь принизить степень готовности СССР к войне, историки, обыкновенно, описывают вермахт как бронированную громаду, целиком укомплектованную новейшей техникой, а красную армию – как массу недовооруженной пехоты и армады конницы. На самом же деле все было немного не так.
Нет, разумеется к началу войны лошадей в красной армии было немало - 3 или 4 миллиона. Но моторизацию вермахта обычно сильно преувеличивают. Между тем, в 1941 году в гитлеровской армии только в артиллерии имелось 650 тысяч лошадей. А танков – на весь вермахт всего 4 с небольшим тысячи. Ну и, разумеется, никто не будет оспаривать утверждения, что по российским дорогам вестовой, едущий верхом доставит свой груз гораздо быстрее, чем движущийся на машине. Поэтому в немецких танковых дивизиях вестовые были именно конными.
Упряжь применялась стандартная, армейская, такая же, как в 19 веке. С единственным, пожалуй что отличием: все возможные кожаные и металлические детали заменялись изготовленными из эрзац-материалов: в условиях войны был установлен режим строжайшей экономии, в том числе – и на этом. Правда, некоторые из новинок не выдерживали испытаний – повышенной влажности и холода.

Кони среди танков

Более того, часто забывают о чисто кавалерийских подразделениях, существовавших в каждой пехотной дивизии - разведывательных отрядах штатной численностью 310 человек. Такие отряды практически полностью передвигались в конном строю: в составе каждого из них было 216 верховых лошадей, 2 мотоцикла и всего 9 автомашин. Разведка пехотной дивизии вермахта осуществлялась именно этими, вполне обычными кавалерийскими эскадронами.
Но этими небольшими формированиями немецкая кавалерия не исчерпывалась: к началу войны с СССР была одна целиком кавалерийская дивизия. В 1939 году она участвовала в штурме Варшавы, а перед нападением на СССР была включена в состав 2-й танковой группы Гейнца Гудериана. Дивизия вполне успешно действовала совместно с танковыми соединениями, выдерживая их темп наступления. Проблемой было только снабжение ее 17 000 лошадей.
Впрочем, проблема снабжения, судя по всему, тяготила не только это подразделение кавалеристов. Так, много времени вопросу, чем кормить лошадей на фронте уделял генерал Франц Гальдер – начальник генерального штаба вермахта. По его указанию немецкие химики разработали образцы эрзац-корма – что-то типа «вискаса» для лошадей. Вот только внедрить его в производство они уже не успели: Германия потерпела поражение и проблема отпала сама собой.
Иногда же лошади становились, так сказать, не объектом, а предметом снабжения. Так, осада Сталинградского котла могла бы продолжаться гораздо дольше, если бы советские войска не отрезали окруженную 6-ю армию от ее «конского состава», который был в то время на зимних пастбищах. По меньшей мере, в письмах домой солдаты Паулюса сожалеют об этом очень часто.
В середине 1942 года появилась кавалерия и у войск, которые обычно ассоциируются с «тиграми» и «пантерами», - в войсках СС, гвардии Третьего Рейха. В этом не было ничего нелогичного: войска СС тоже подчинялись покровителю конного спорта Генриху Гиммлеру. А если вспомнить, что он буквально бредил временами крестовых походов и орденского государства, - то появление эсэсовской конницы выглядит более чем естественно. Даже появление современнейших на ту пору танков не подвигло главу черномундирников отказаться от конных подразделений.

Кавалеристы-эсэсовцы

Еще в 1941 году в Польше была сформирована 1-я кавалерийская бригада СС, развернутая к лету 1942-го в 1-ю кавалерийскую дивизию СС. Эта дивизия участвовала в одном из самых масштабных сражений группы армий «Центр» - отражении советского контрнаступления под Ржевом в ноябре-декабре 1942 года.
Действия кавалеристов-эсэсовцев настолько впечатлили гвардейское командование, что в 1944 году отдельные армейские кавалерийские полки, действовавшие в стсоаве групп армий «Центр» и «Юг», были переформированы в 3-ю и 4-ю кавалерийские бригады. Вместе с 1-й венгерской кавалерийской дивизией они составили кавалерийский корпус «Фон Хартенек», участвовавший в боях на границе Восточной Пруссии. В марте 1945 года они приняли участие в последнем наступлении немецких войск во Второй мировой войне – контрударе танковой армии СС у озера Балатон в Венгрии. В Венгрии же, кстати, воевали две другие кавалерийские дивизии СС - 8-я «Флориан Гейер» и 22-я «Мария Терезия», сформированные в 1944-м. Наконец, никто отчего-то не любит вспоминать о трех казачьих дивизиях в составе войск СС, также воевавших в конном строю.
Так что рассуждения о том, что, де, широкое применение конницы во Второй мировой было признаком технической отсталости СССР, критики не выдерживает. Мало того, кавалерия очередной раз показала себя родом войск, прекрасно подходящим для боевых операций любой сложности. Если, конечно, не бросать ее на танки лоб в лоб. Адольф Гитлер это прекрасно понимал и старался использовать все преимущества, которые дает высокая мобильность кавалерии, ее способность наносить внезапные удары, проводить скрытные рейды, выходя на противника там, где он этого менее всего ожидает.
 
Правда, с течением войны лошадей становилось все меньше. Так, к концу войны кавалерия Гитлера и канула в лету. Дававшие танковым подразделениям сто очков форы по подвижности и маневренности конные формирования были гораздо более уязвимы, а для того, чтобы восполнять неизбежные потери у Германии не хватало ресурсов. И мечта вождя, бывшего всадником лишь на картинке, о победоносном войске новых всадников-крестоносцев канула в лету. К великому счастью для всех, кроме, разве что, лошадей.



Tags: #моикнижки
Subscribe

Posts from This Journal “#моикнижки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments