Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Categories:

Как едва не внедрили «олбанскей»

Любая реформа стоит серьезных денег. Даже если касается она не экономики, а орфографии. Чтобы осознать, так сказать, масштабы разрушения, довольно представить себе, сколько стоит перевыпуск всех школьных и вузовских учебников на одной шестой части суши в соответствии с новыми правилами правописания. Пожалуй, самая масштабная реформа такого плана была запланирована на середину 1960-х, и только внезапная отставка Никиты Хрущева с постов Предсовмина и Первого секретаря ЦК КПСС, не позволила ее реализовать на практике. А о том, во что она должна была вылиться можно судить по «Предложениям об усовершенствовании русского языка», которые были опубликованы на страницах «Известий» 24 сентября 1964 года.



Надо сказать, что опыт реформирования русского языка к этому времени был уже накоплен богатый. Сперва, - сразу после революции, - выбросили из обихода буквы ять, и десятиричную и фиту, поменяли правила окончаний в винительном и родительном падежах, отказались от твердого знака на конце слов, оканчивавшихся на согласную, - и еще поменяли всякого по мелочи. Потом, в сороковых – ввели в обиход букву «ё». В середине пятидесятых – добавили еще немного изменений, поменяв правописание некоторых слов, так что правильным стало не «итти», а «идти», не к «чорту», а к «чёрту», не «танцовать», а «танцевать» и так далее. А поскольку все эти перемены были приняты без возражений, запланировали реформу уже глобальную.

Если не вдаваться в подробности, то она должна была упростить правописание до предела, превратив русский язык в нечто, более всего напоминающее «олбанскей езык», который вряд ли забыли пользователи социальных сетей, «падонкаффскую» лексику сетевых троллей, или – если кто-то еще помнит Фидо и ранний интернет, - воляпюк «кащенитов». Иными словами, привести все правила к виду «как слышится, так и пишется». Основание для этого называлась необходимость упрощения учебы для школьников, сокращение усилий, направленных на обеспечение всеобщей грамотности, устранения «отдельных недостатков», затрудняющих изучение русского языка.

Впрочем, в традиционных советских кухонных разговорах высказывалась версия, что главная причина реформы – стремление главы государства привести русский язык к его собственному уровню грамотности. В самом деле, Хрущев, в отличие от Сталина, не мог даже в шутку называть себя «корифеем всех наук». Из образования у лидера партии была за плечами только церковно-приходская школа, да и та, как говорят, оконченная без особых успехов. Шутки шутками, но реформу Никита Сергеевич, и правда, поддерживал, причем с таким жаром, как будто был заинтересован в ней лично.

Началось все с, как сейчас сказали бы, теории заговора. С заявления известнейшего советского филолога Александра Ефимова о том, что правила русского языка усложнены искусственно, чтобы простому народу было сложнее обучаться грамоте. Как следствие, их нужно упростить до предела. Академия педагогических наук это начинание поддержала, опубликовав информацию о том, что каждый шестой школьник СССР не в состоянии освоить учебную программу по русскому. Учитывая, что в расчет принимались среднеазиатские и кавказские республики, - это, в принципе, было не удивительно. И понеслось! Срочно созданной в 1963-м «Государственной орфографической комиссии» было поручено коренным образом перелопатить русский язык. И в сентябре 1964-го ее предложения были представлены публике.

Среди самых ярких предложений можно назвать полный отказ от твердого знака, отмену исключений, в результате которой, скажем, пресловутые «стеклянный-оловянный-деревянный» писались бы через одну «н», а «жюри», «парашют» и «брошюра» - через «у», ликвидацию мягкого знака после шипящих, что должно было бы вызвать к жизни «доч», «мыш» и «дрож». По новым правилам должны были писаться на новый манер слова «заец», «паенька», «достоенство» и другие, после «ц» всегда следовало писать «и», будь то «огурци» или «тимуровци», а благодаря сокращению числа суффиксов, «ленинский завет» неминуемо превращался в «ленинскей». Иными словами, типичные ошибки полуграмотного человека возводились в правило. Интересно при этом, что среди членов «Орфографической комиссии» были русисты Розенталь и Ожегов, поэт Чуковский и писатель Алексей Лидин.

Разумеется, у планируемой реформы были противники. И им даже предоставили возможность высказаться в прессе, что выглядело проявлением невероятной по тем временам демократичности. Но всем было понятно, что в том или ином виде изменения будут претворены в жизнь.

Однако 14 октября 1964 года в результате внутрипартийного заговора Никита Сергеевич был тихо отправлен на пенсию. А языковая реформа, как и многие другие его начинания, не менее тихо сдана в утиль. И учебники перепечатывать не стали.
Tags: #история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Здравствуйте, друзья и коллеги!

    Рад приветствовать вас на этой страничке. Что она собой представляет? Просто блог и ничего иного. С разговорами о кулинарии и гурманистических…

  • Дом владельца «Скорохода»

    С улицы особнячок на Рижском проспекте, 27 выглядит очень скромно. Чуть попретенциознее – если смотреть из примыкающего сада, куда выходит парадный…

  • Жилой комплекс купцов Тарасовых

    Во второй половине XIX века быть домовладельцем и сдавать квартиры в наем было делом чрезвычайно прибыльным. Настолько, что деловые люди – хозяева…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments