Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Category:

Дом владельца «Скорохода»

С улицы особнячок на Рижском проспекте, 27 выглядит очень скромно. Чуть попретенциознее – если смотреть из примыкающего сада, куда выходит парадный фасад с крыльцом и украшенным лепниной эркером. А вот владельцы его были люди непростые – семейство Кирштенов, разбогатевшее на производстве обуви. Торговую марку, доставшуюся нам от них в наследство, знает, наверное, каждый, родившийся в СССР – «Скороход».



Началась история петербургской ветки этой семьи в 1829 году, когда ее основатель – немецкий обувщик Генрих Кирштен – приехал в столицу Российской Империи, чтобы предложить ее жителям необыкновенно актуальный для нашего климата товар – непромокаемую обувь. Свою небольшую фабрику и магазин при ней он расположил в самом центре города, в двух шагах от Дворцовой. И бизнес пошел, да еще как успешно! Впрочем, это и не удивительно.

Сын Кирштена старшего – тоже Генрих – отцовское дело расширил, открыв второе производство и начав выпускать супер-модный товар – ботильоны и туфельки из прюнели - прочной, плотной, эластичной ткани, в состав которой входило шелковое волокно. Сперва – черные, потому что другого цвета у этого материала просто не существовало, а потом, когда прюнель научились окрашивать в разные цвета, - разноцветные. При этом модно было, чтобы обувь была в тон с подкладкой платья. Обе мастерские к тому времени располагались на Петроградской стороне, зато лавок, торговавших их продукцией, было шесть – от Невского проспекта до Московской заставы.

Дело развивалось, прибыль росла и Генрих Кирштен младший решил жениться, взяв в жены барышню из немецкой диаспоры – Эмилию Генриэтту Хильбиг. Брак оказался удачным, и в скором времени семья пополнилась четырьмя сыновьями – Артуром, Эдуардом, Персивалем и Бруно. Судя по именам потомков, Генрих был человеком весьма романтичным.

Большое семейство требовало соответствующих жилищных условий, и в 1879 году на Рижском проспекте, 27 появился двухэтажный особняк с эркером и крыльцом-верандой выходящим в ухоженный сад с извилистыми дорожками. В глубине участка, за домом, располагались «службы» - конюшня, каретный сарай, ледник и так далее. Ну, а сам дом внешне был по столичным меркам довольно скромным, зато уютным внутри – с просторной столовой, гостиной, небольшим бальным залом и почти не уступающим ему по размеру хозяйским кабинетом и даже учебным классом для детей. Настоящий бюргерский особняк, который дети, подрастая, покидали очень неохотно, рассматривая его как родовое гнездо.

Между тем, бизнес Кирштенов продолжал развиваться. Производство непромокаемой обуви постепенно слилось с «Товариществом российско-американской мануфактуры «Треугольник», - тем самым «Треугольником», который на ту пору еще не был «Красным». А Генрих вместе со старшим сыном Артуром открыл новую фабрику на Заставской, 15 и начал выпускать кожаную обувь премиум-класса. Все для нее, от колодок и кожи до фурнитуры, завозилось из Германии, мастера были исключительно немцами и даже рабочая документация велась на немецком языке, а секреты производства охранялись почище государственной тайны. Будучи, как уже говорилось, человеком романтичным, Генрих Кирштен, выросший на сказках Гауфа, назвал свою фирму в честь Маленького Мука – «Скороход». А, поскольку он был все-таки немцем, то конкретизировал название: «Товарищество Санкт-Петербургского механического производства обуви».

«Скороход» оказался, наверное, самым успешным его начинанием. 2 700 000 пар обуви в год – это и по нынешним меркам немало, а уж на 1915 год – и вовсе солидный объем. Это уже было серьезное конвейерное производство, а не кустарная мастерская. Фирма за считанные годы разрослась на всю Россию: ее торговые представительства работали во всех крупных городах страны от Варшавы до Владивостока, продукция демонстрировалась на Парижской выставке, а вывеску украшал государственный герб – знак поставщика Императорского двора. Чтобы управлять этим обувным гигантом, выпускавшим пятую часть всей изготовленной промышленным образом обуви в России, нужно было участие всей семьи, так что Кирштены руководили предприятием впятером – отец и сыновья, а после того, как в 1912-м Генрих Генрихович покинул этот мир, - вчетвером.

После революции 1917-го следы братьев Кирштен теряются. Хотелось бы думать, что они вовремя покинули Россию. Но тут есть некоторые сомнения: несмотря на романтичные европейские имена все четверо считали себя русскими настолько, что не уехали из страны даже в 1914-м, когда здесь начались гонения на немцев. Патриотами оказались, в большей степени, чем многие русские. Так что могли и остаться.

Tags: #история
Subscribe

Posts from This Journal “#история” Tag

  • Как развалить государство по-родственному

    Что ни говори, а Русь, фактически созданная, сшитая князем Олегом из разрозненных лоскутов территории, у каждого из которых были свои притязания и…

  • Цитадель наследников Доминика

    Два не слишком бросающихся в глаза скромных дома на Малой Посадской – 15 и 17-й – построены одним архитектором – знаменитым…

  • Бип! Бип! Бип!

    За едва видным невооруженным глазом огоньком в ночном небе человечество пристально наблюдало три месяца. Кто-то с гордостью, кто-то со страхом,…

  • Дом-завод династии винокуров

    Это здание на берегу Обводного канала выглядит откровенно странно, - не поймешь с первого раза, для чего его построили? Для заводского корпуса –…

  • Висит груша. Нельзя скушать

    Городское уличное освещение до поры до времени было проблемой из проблем. Масляные, керосиновые, газовые фонари вопрос, разумеется, решали, но лишь…

  • Дом придворного ювелира

    Невысокий двухэтажный особнячок на Итальянской, 13 в Петербурге знают, думается, решительно все, - как здание театра Музкомедии. В общем-то, на…

  • Дом потомка пивной династии

    Как-то так повелось, что пиво у нас считается напитком не изысканным. Однако были и иные времена, когда в среде петербургской аристократии отнюдь не…

  • Город, кони, рельсы, шпалы

    8 сентября, или, если считать по старому стилю, то 27 августа 1863 года в столице Российской Империи заработала пассажирская конно-железная дорога.…

  • Золото партии или экспроприация экспроприаторов

    Не было, наверное, в ХХ веке на земном шаре партии более мощной и влиятельной, чем коммунистическая партия Советского Союза, неразрывным, как до…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments