Кормилицын Сергей Владимирович (serh) wrote,
Кормилицын Сергей Владимирович
serh

Category:

Переплетная история

Нет проклятия хуже, чем жить в эпоху перемен. Владелец особняка на углу улиц Большой Пушкарской и 1-й Введенской (ныне – Лизы Чайкиной) Отто Францевич Кирхнер убедился в правильности этой максимы в полной мере. Европа в XIX веке была местом весьма неспокойным, так что не удивительно, что, родившись в самый разгар революции 1848 года и получив диплом ремесленика, в период франко-прусской войны 1871-го, он при первой же возможности отправился искать более спокойной жизни за пределами Германии.

Петербург был для этого отличным местом. Во-первых, на немецкий «майстербриф», удостоверявший высокие профессиональные навыки иностранного гостя, здесь смотрели с почтением. Во-вторых, по сравнению с Европой, Россия была местом спокойным и на удивление стабильным. Ну, и, наконец, столица – это столица, здесь точно найдется работа для переплетчика, не то, что в захолустном Анхальт-Цербтсе, откуда Кирхнер был родом.

Так, собственно, и сложилось. Молодой немец снял небольшое помещение в самом, что ни есть центре города – на Малой Морской, 14 – и открыл мастерскую. Совсем маленькую, с минимальным оборудованием и всего тремя сотрудниками. Никаких станков, - исключительно ручной труд, очень невысокие расценки, зато чисто по-немецки обстоятельный подход и отличное качество работы. Примерно в то же время он женился на очаровательной барышне – немке Сусанне Бешке, подарившей ему двух сыновей – Отто и Карла. Жилье – квартиру в доходном доме - молодые снимали тут же, неподалеку от мастерской.

Через десять лет сотрудников было уже тридцать, а производственные помещения занимали большую часть дома. Каждый первый лавочник северной столицы записывал свои расходы и приходы в конторские книги, сшитые в мастерской у Кирхнера. Но это была не главная ее продукция. Основную прибыль предприятию приносил выпуск отрывных календарей. Для их производства пришлось набрать целую редакцию и установить типографское оборудование. Но зато раскупали их быстрей, чем яйца перед Пасхой. Очень модный предмет был. И, стараниями Кирхнера сотоварищи, познавательный. Чего только нельзя было узнать из этих календарей, - и новости науки, и данные о лунных затмениях, и рецепты пирогов, и, кажется, решительно все, что угодно, лишь бы эта информация уместилась на отрывном листочке. Это еще не считая загадок и ребусов, за решение некоторых из которых даже полагались премии. Пожалуй, только в личной жизни у Отто Францевича все было не очень ладно: жена Сусанна заболела «фирменной» петербургской болезнью тех лет – чахоткой – и в 1882 году умерла. Впрочем, спустя время Кирхнер женился второй раз, - снова на представительнице немецкой диаспоры, Юлии Христине Мельсон-Газеней. Она родила ему третьего сына – Фридриха.

К началу 1890-х тесниться в доме на Малой Морской, где под рабочие помещения было занято все вплоть до чердака, было уже невозможно. Но фирма поднялась настолько, что Отто Францевич уже мог позволить себе переезд. Он приобрел участок земли на углу Большой Пушкарской и 1-й Введенской и всего за год выстроил на нем новую фабрику, оснастив ее по последнему слову техники. На том же участке, между двумя фабричными корпусами, был построен и хозяйский особняк с двумя входами – со стороны улицы и со стороны предприятия.



Соседство типографии было довольно шумным и не слишком полезным, - линотипы грохотали немилосердно, а воздух был буквально пропитан свинцовой пылью и типографской краской, но зато владелец фабрики мог контролировать все процессы круглосуточно. Дом, кстати, получился уютным – светлым, просторным, с высокими потолками, большими окнами, - особняк, который сделал бы честь и представителю дворянского сословия, не будь он вписан в фабричный комплекс.

Но все затраты окупились в кратчайшее время. Стоило только запустить станки в новых корпусах, - как Кирхнер получил гигантский правительственный заказ – на печать нескольких миллионов бланков паспортов. Это было почетно, это было выгодно, но работы требовало невероятной. 300 рабочих на 40 машинах, на протяжение года изготавливали по 100 000 паспортных книжек в сутки. Уложились в срок, но не успели вздохнуть, как пришел следующий заказ, - на бланки Всероссийской переписи населения и полторы сотни тысяч специальных портфелей для проводящих ее счетчиков. Снова аврал, - и снова все выполнено в срок. В общем, не удивительно, что по итогам всей этой рабочей суеты фабрика Кирхнера получила статус поставщика Императорского двора.

В ноябре 1901 года Отто Францевич скончался, и производство возглавили его сыновья Карл и Фридрих, а Отто отправился на родину предков, в Берлин, чтобы основать там местный филиал. Как оказалось, - это было прекрасной идеей. В 1914 году, сразу после начала Первой мировой Карла и Фридриха арестовали и выслали из столицы, так как они не только были гражданами Германии, но и имели чины офицеров запаса германской императорской армии. А когда они вернулись из ссылки, - оказалось, что фабрика национализирована, и сыновей хозяина не возьмут на нее работать даже подсобными рабочими. Поняв, что в революционной России им делать нечего, сыновья переплетчика покинули страну, и отправились к брату в столицу Германии, где уже долгое время работало созданное им издательство «Отто Кирхнер и компания», естественным образом превратившееся из филиала в головную контору.

Tags: #история
Subscribe

Posts from This Journal “#история” Tag

  • Как развалить государство по-родственному

    Что ни говори, а Русь, фактически созданная, сшитая князем Олегом из разрозненных лоскутов территории, у каждого из которых были свои притязания и…

  • Цитадель наследников Доминика

    Два не слишком бросающихся в глаза скромных дома на Малой Посадской – 15 и 17-й – построены одним архитектором – знаменитым…

  • Бип! Бип! Бип!

    За едва видным невооруженным глазом огоньком в ночном небе человечество пристально наблюдало три месяца. Кто-то с гордостью, кто-то со страхом,…

  • Дом-завод династии винокуров

    Это здание на берегу Обводного канала выглядит откровенно странно, - не поймешь с первого раза, для чего его построили? Для заводского корпуса –…

  • Висит груша. Нельзя скушать

    Городское уличное освещение до поры до времени было проблемой из проблем. Масляные, керосиновые, газовые фонари вопрос, разумеется, решали, но лишь…

  • Дом придворного ювелира

    Невысокий двухэтажный особнячок на Итальянской, 13 в Петербурге знают, думается, решительно все, - как здание театра Музкомедии. В общем-то, на…

  • Дом потомка пивной династии

    Как-то так повелось, что пиво у нас считается напитком не изысканным. Однако были и иные времена, когда в среде петербургской аристократии отнюдь не…

  • Город, кони, рельсы, шпалы

    8 сентября, или, если считать по старому стилю, то 27 августа 1863 года в столице Российской Империи заработала пассажирская конно-железная дорога.…

  • Золото партии или экспроприация экспроприаторов

    Не было, наверное, в ХХ веке на земном шаре партии более мощной и влиятельной, чем коммунистическая партия Советского Союза, неразрывным, как до…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment