С видом на мегапочаток

Ну, как говорится, город - мой, а район - не мой. В такие дальние дали, как противоположный берег Маркизовой лужи меня заносит раз в год по обещанию. И за этот год там обычно успевают такого настроить нового, что я только диву даюсь, даже не пытаясь запомнить, что там и где. С Девяткино и Веселым поселком - та же фигня, собственно говоря. :-) Но тут вот "случилось страшное", и я оказался среди равнины ровныя и на берегу пустынных волн под сенью газпромовского небоскреба. Ну, "Атлантик-сити" я себе еще представлял. И "Питерлэнд" - тоже. А вот "Тинькофф-арена" на Приморском, 80 оказалась для меня в новинку. И все, что там вокруг. :-))
Между тем, в этой самой арене обнаружилось сразу несколько кабаков - от крутых до попроще. И вот вам таки про один из них мой рассказ-доклад. :-) Специально я туда, конечно, не поеду, но если занесет меня нелегкая опять в те края, - я, по крайней мере, знаю заведение с классным шефом, куда можно зайти без опасения разочароваться.
Газетная версия текста лежит ВОТ ТУТ ВОТ, а неотредактированная, с неповторимыми авторскими опечатками, - спешите видеть! - ось туточки, ниже по странице. :-)

«Маис» под сенью «кукурузы»

Надо сказать, ресторан Mais, открывшийся буквально на днях на третьем этаже «Тинькофф-арены» - заведение странное. Создается впечатление, что задумано оно с прицелом на будущее. Не слишком отдаленное, но тем не менее. Кругом все строится, доделывается, благоустраивается. Даже лифт на третий этаж пока не работает. Но зато когда Лахта-центр будет достроен, а в «Лахта-Плазу» заедут жильцы, - тут будет парадиз полнейший. Пока же из достоинств – добротное меню от шефа Алексея Бабицкого и вид на самый большой кукурузный початок в мире, особенно эффектно выглядящий в сумерках, после включения подсветки.



Впрочем, в этот не ближний и не слишком пока обустроенный, но потенциально элитный край города вполне можно отправиться чисто «на Бабицкого»: ценители кухни ресторана Terrassa, в котором он был шефом добрых лет десять, эту мотивацию поймут и оценят. Благо в меню «Маиса» перекличек с «Террасой» немало.

Сразу отставим в сторону ту часть предложения, которая касается суши, роллов, сашими и так далее. С этим тут все отлично, как и обычно в гинзовских заведениях. Цены на всю эту красоту, конечно, не такие радующие, как в «Снетках», но в среднем по городу приемлемые: суши обычные по 110-230 за штучку, острые и запеченные – по 140-230, сашими – 350-560 за порцию, роллов – 8 вариантов с разбросом от 190 до 950-и. Стойка суши-станции вынесена отдельно, так что можно устроиться в зале, а можно – прямо за ней, наблюдая за процессом изготовления вкусного. Но мы вместо этого займемся основным меню.



Из холодных закусок хвалят тартары, которых в меню аж три варианта – классический из говядины (690), из лосося (690) и из тунца. (790) Однозначно стоит попробовать карпаччо из говядины с трюфейльным айоли (780) и севиче из лосося (690). В списке салатов можно заплутать, но томаты со страчателлой (690) – вариант беспроигрышный, равно как и «Цезарь» с креветками (650), а для тех, кому в ресторане с кукурузным названием хочется заказать какое-нибудь «титульное» блюдо, есть салат с тунцом и кукурузой. (490) Кстати, кукурузный суп тут тоже есть. С беконом. (450)

В паназиатском разделе меню – совершенно ожидаемо пара вариантов лапши (490-550), три – риса с курятиной (490) и с говядиной (490), говядина с овощами в имбирном соусе (690) и курочка в соусе мисояки. (590) На эту вот курочку нужно обратить внимание особо. Очень сочная и пряная. Сюда же стоит приплюсовать гедза (440-490), поке с лососем (790), том-ям (590) и прочую экзотику, уже ставшую для искушенного петербургского гостя практически привычной и родной. Том-ям, кстати, богатый, - гадов морских в него положено щедро.



В итальянском разделе – полдесятка паст (390-790), ризотто с белыми грибами (750), шесть пицц (390-690) и три фокаччи – с розмарином (220), с песто (250) и с пармезаном (270). Какое бы блюдо из раздела «горячее» вы не выбрали дальше, фокаччу заказать строго рекомендуется. И, кстати, потом придется заказать еще одну, потому что «уходит» эта итальянская лепешка со скоростью невероятной.

Ну, а что до горячего, то тут есть где разгуляться. Несмотря на то, что шеф-повар считает меню не особо большим и довольно простым, ориентированным на «обыкновенную кухню» без потуг на высокую гастрономию, за один раз сквозь него не продрался бы и Гаргантюа. Разброс от почти домашних куриных котлеток с пюрешкой (490) до цыпленка, тушеного в красном вине с томатами и луком (590) и от бефстроганова (690) до филе-миньон с белыми грибами и трюфельным пюре (1190) впечатляет. Хвалят, кстати, печень по-венециански (690), подающуюся с полентой, нежную, тушеную со сладким луком. И вот что еще: обязательно нужно взять лосося на гриле с икорным соусом. (990) Его сперва поджаривают на хоспере до румяной и хрусткой корочки, а потом укладывают на подушку из томленых овощей в соусе свит-чили и поливают соусом из топленых сливок и красной икры. Получается очень достойно. И без бокала белого сухого вина тут будет просто не обойтись, - само просится.



Наконец, доходит дело и до десерта. Тут сомневаться причины нет: заказываем «Кукурузину» (490). Благо и название ресторана располагает, и вид из окна. Средних размеров желтый кукурузный початок состоит из легкого умеренно сладкого крема с прослойкой шоколадного ганаша и шоколадными же «жемчужинками» внутри. Интересно на вкус – чувствуется кукурузный, «попкорновый» привкус, - не обременительно для языка и желудка после обстоятельного обеда и идеально под кофе. Не говоря уже о том, что подача забавная.



Ну, что ж, подводим итоги? Место для ресторана странное, но, судя по всему, перспективное. Меню – отличное. Если совместить посещение этого заведения с каким-нибудь концертом в «Тинькофф-арене», - сочетание будет приближаться к идеалу.


Меняется литературный тренд, однако )

Ну, не во всей литературе, разумеется, а в pulp-fiction. :-)

Лет 25-30 назад попаданцы все как один попадали в иные миры. Тут тебе и беляниновский "Ландграф", и лукьяненковский "Лорд с планеты Земля", и бушковский граф Гейр, и так далее. Не говоря уже о сэре Максе из Ехо.

Лет 15-20 назад попаданцы все как один ссыпались в прошлое, отдаленное, али не очень. В лучшем случае, в альтернативное прошлое, как в "Слепых поводырях" Лукина (правда, эта повесть раньше начала основного тренда написана). В худшем - в самое, что ни есть, непосредственное, в период Отечественной. В стиле говнофильма "Мы из будущего". Это - совсем ахтунг был, конечно.

А в последнее время, судя по самиздатовским сайтам, тренд сменился кардинально. Теперь попаданцы СПЛОШНЯКОМ влипают в компьютерные игрушки с виртуальной реальностью. Причем не просто заходят и играют/живут, как в "Фальшивых зеркалах" того же Лукьяненко, а влипают намертво, пока не выполнят некую миссию. Как и полагается в компуктерной игрушке, ага! :-)

И вот с одной стороны, конечно, pulp-fiction - есть pulp-fiction. А с другой, очень интересно на это все дело смотреть в прогрессии. Как на изменение характера эскапизма. От бегства в фантазию к бегству в искусственно созданный, реально не существующий мир. Этакое торжество электронных хикикомори. :-) Между тем, pulp-fiction - это весьма своеобразное, но очень показательное отражение действительности. Так что над трендом стоит подумать.

Когда крестьянам стало можно

Указ, подписанный императором Николаем I 18 марта 1848 года редко включают в список самых значимых документов XIX века. А, между тем, влияние на экономику России он оказал немалое. Согласно ему русское крестьянство за дюжину с лишним лет до отмены крепостного права получило возможности, о которых самые продвинутые представители этого сословия и не мечтали.



К середине позапрошлого столетия старые крепостнические порядки в России по большей части превратились в фикцию. Помещикам стало намного выгоднее отправлять крестьян в «отхожий промысел», нежели вести староотеческий образ жизни с оброком, барщиной и так далее. Еще бы, ведь вернувшиеся с промысла крепостные платили этот же самый оброк живыми деньгами! Да и крестьянам - кто посметливее и с деловой жилкой – такое положение дел нравилось куда больше, чем работа на полях и зависимость от нестабильного – особенно в наших краях - урожая зерновых. Кто-то из них подался в рабочие на мануфактуру, кто-то занялся торговлей, или ремеслом. В общем, «отхожий промысел» процветал.

Некоторые повели при этом дела свои так успешно, что вполне могла сложиться ситуация, когда крепостной оказывался богаче своего помещика. Но оставался при этом крепостным, - кто же будет резать курицу, несущую золотые яйца!? В смысле, отпускать на волю крестьянина, приносящего в качестве оброка огромные суммы. В общем, выкупиться из крепости удавалось не всем и не всегда, и пример братьев Елисеевых представляет собой, скорее, исключение, подтверждающее правило, не более.

А это означало, что любому, даже самому успешному бизнесу положен предел, потому что крепостной крестьянин числился собственностью помещика. И, что вполне укладывается в тогдашнюю логику, чья-то собственность сама никакой собственностью кроме - в лучшем случае средств производства - владеть права не имела. Выход, конечно, был: можно было приобрести все необходимое от имени помещика. Но тогда и собственником приобретенного оказывался он – с правом все это продать, отдать в залог и так далее по собственному усмотрению. Какая уж тут стабильность в ведении дел! И тут вдруг этот царский указ – «О предоставлении крестьянам помещичьим и крепостным людям покупать и приобретать в собственность земли, дома, лавки и недвижимое имущество»! Это же все меняло коренным образом!

В преамбуле в лучшем витиеватом стиле XIX столетия было сказано, что «желая дать новое поощрение земледелию и промышленности народной» царь посчитал за благо «право приобретения земель и другой недвижимой собственности, ныне крестьянам разных именований предоставленное, распространить и на крепостных людей, с оставлением во всей силе и неприкосновенности всех существующих ныне между сими людьми и владельцами их соотношений». Иными словами, крепостной, конечно, оставался крепостным, но зато теперь мог покупать дома, лавки, мастерские и мануфактуры, если у него, разумеется, на это были деньги. Ну, и если помещик – хозяин крепостного – был не против. Удостоверяющий это документ требовалось предъявить при покупке. Нельзя было приобретать только земли с крепостными крестьянами, чтобы не создавать ситуацию, когда крепостной владеет крепостным, а тот, в свою очередь, тоже чей-то хозяин.

При этом, что характерно, приобретенная собственность была собственностью именно этого крестьянина, а не помещика, и не могла быть отчуждена без согласия владельца. Впрочем, чтобы помещикам не было обидно, отдельной статьей указа прописывалось, что любые споры относительно имущества, которое крепостной покупал раньше, пользуясь для этого именем своего хозяина, недопустимы. Что на имя барина куплено, - то барину и остается, и только от его доброй воли зависит, отдать эти активы крестьянину, или нет. Ну, разумеется, если они еще не заложены, или не проданы казне, или третьему лицу.

Странная складывалась картинка, конечно. Крепостной крестьянин мог быть крепким хозяином, владельцем заводов-газет-пароходов, а при этом его все так же, как и в прежние времена можно было продать, подарить, заложить в казну, или наказать за провинность на усмотрение владельца. Впрочем, в царствование Николая Павловича таких парадоксов и курьезов было немало.

И, тем не менее, указ от 18 марта 1848 года оказался явлением для российской экономики второй половины XIX века весьма значимым. Потому что вся эта масса предприимчивых крестьян-собственников, поднакопивших за последующую дюжину с мелочью лет определенный капитал, сразу же после отмены крепостного права в 1861-м пополнила собой российское купечество, преумножая его влиятельность и славу. И гильдейские купеческие списки сразу же стали намного длиннее и больше.

Руноплёта руноплёт и узнает, и поймет )

Иду, намедни, в магазин. И тут глаз цепляется за что-то дофига знакомое...
Закорючки на дверном косяке, нацарапанные не то ключом, не то монеткой. Ба! Это ж руны! Старший футарк, родной и любимый. :-)



Останавливаюсь, рассматриваю, двигаюсь дальше. А литеры, между тем, в голове засели, - думаю о них. Буквенного значения тут быть не может, потому что "rudf" - это бессмысленно. Значит должно быть иероглифическое. Так. Райдо, уруз, одал и феху. Путешествие. Скот. Постоянство. Зажигание огня.
Черт побери! Я понял смысл послания!!! ;-))
"Выгуливая собаку, я каждый раз курю". Точно! Без каких бы то ни было сомнений!!! ;-))))



Ну, что. Спасибо тебе за послание, неведомый рунознатец с улицы Маринеско! ;-)

Нострадамусы, блин! ))

Продолжаем разговор. Разумеется, на коронную, так сказать, тему. :-))
В 2006-2010-м все всё отлично понимали и спокойно над происходящим иронизировали. Коровье бешенство, птичий грипп, потом свиной. Было над чем поржать. :-) Однако, похоже, с тех пор произошло массовое оглупление публики. Как говорил доктор Питцингер из сарояновского "Тигра Тома Трейси", -- "Где есть смех, где есть игра, где есть фантазия, где есть фокус? Потшему? Потшему люди терял смех, игра, фантазия, фокус? Для чего? Ах-ха. Деньги? Я думаю, да. Деньги".
Я вот тоже думаю как Питцингер. Деньги, да. Большущие бабки в дело замешаны. Больше ничем творящуюся вокруг (и в головах) фигню ничем и не объяснишь. :-) Бабки, вложенные в основательную такую мозгопромывайку. Иначе придется полагать, что большинству откружающих чувство юмора отстрелили на какой-то войне, как стивенкинговскому Стрелку.
В общем, пара пророческих картинок из 2006-го и 2010-го. Карикатуристы-нострадамусы, блин! :-)

(с)???

(с)???




Кавказ еще раз )

Новое место с кавказской кухней на Петроградке. Забавное, уютное,  симпатичное. Из того, что нужно пробовать непременно - салат с баклажанами и говядиной и хачапури на шампуре. Аджарские "лодочки" лучше получаются в близлежащей "Мамалыге", а вот этого вот, что на шампуре, - лушего в городе не найти. Правда. И вот мясо на гриле тут готовят непревзойденно. В общем, сюда ходить стоит.
Газетная версия текста лежит как обычно ВОТ ТУТ.

Мясо, сыр, вино и прочие радости жизни

Большой проспект Петроградской стороны неотвратимо становится самой грузинской улицей Петербурга: концентрация заведений с грузинской кухней тут самая высокая в городе. Несколько недель назад их число выросло: в доме 82 открылся «Каха-бар», третий по счету после того, что на Рубинштейна и на Большой Конюшенной. Не традиционный кавказский ресторан, как «Пиросмани», не его же европеизированная версия, как «Мамалыга бар» и даже не «грузинский фьюжн», как «Литера G». Просто ресторан кавказской кухни, - по-петербургски интеллигентный, слегка ироничный по самой своей концепции.

В первую очередь это ощущается в интерьере. Никаких попыток увешать стены чеканкой и заставить подоконники горской керамикой. Светло, высокие потолки. Из декора, намекающего на кавказскость, — два забавных граффити в стиле лофт, изображающих "грузин–роботов".



С чего бы начать помимо бокала сухого вина? Вот, например, рулетики из баклажанов (310). Классика, казалось бы, но подача интересная. Маленькие, на один укус буквально, но их действительно много в порции, а еще полагается интересный соус из взбитого гранатового сока. И готовят их практически моментально.

С основным заказом, кстати сказать, все просто. Тут нужно определиться с целью. Можно, к примеру, взять курс на хинкали — с говядиной (80 рублей за штучку), бараниной или шпинатом и сыром (85), грибами и сыром (95). В порции минимум три штуки, так что вполне себе вариант — заказать этакое ассорти на полстола, взять к нему мацони, аджику или сацебели (80), присовокупить литровый кувшин домашнего вина и устроить торжество монокухни. С другой стороны, неплохо пройтись и по шашлыкам — из телятины (530), курятины (350), свинины (510), и по кебабам из все той же курицы (330), или баранины (420). Наконец, можно просто заказать "шикарную поляну" из мяса с овощами на гриле (2100) — но это разве что на компанию.



Но мы попробуем понемногу из каждого раздела. Из супов хвалят "похмельную чихиртму" с копченой курицей (280). Среди салатов однозначный хит — тот, что с говядиной, баклажанами и грецким орехом (330). Кавказско–итальянский салат из страчателлы, помидоров и ткемали (330) тоже хорош, но первый — просто находка. Дальше следует обратить свой взор к перечню хачапури. Их тут шесть вариантов: от классической аджарской лодочки с яичным желтком посередке до инновационного рецепта местного шефа — хачапури с грушей и сыром дор–блю. Но выбрать нужно тот, что готовится на углях (360). Тоненькое тесто и какое–то невероятное количество сыра. Все свернуто в рулончик, надето на шампур и подрумянено над раскаленными березовыми угольками.



Хватит ли после этого сил на горячее — большой вопрос. Но индейка с инжиром и тыквенным пюре (410) или лобио из красной фасоли (270) — вариант беспроигрышный. Или, скажем, чахохбили (350) — не из фазана, конечно, как в стародавние времена готовили, а из куриного бедра, но вкусно же!

Выбор десерта прост. Из четырех предлагаемых вариантов надо выбрать самый безумный. Это мусс из имеретинского сыра с соленой карамелью и кизиловым вареньем. Вид у него пугающий: на немаленьких размеров тарелке возвышается целая подушка мусса — осилишь ли?! На деле порция вполне человеческая, просто имеретинский сыр взбит так, что объем его увеличился раз в пять минимум. Под чашечку кофе все это великолепие исчезает так быстро, что сам удивляешься.

Про эпидемии ))

Ну, привет из 2009-го :-))



Справедливости ради, это все тот же наш с вами нОнеший корона-вирус, только в позапрошлой итерации. Свиной, таксссзззззть, грипп. Почему он - позапрошлая итерация? ;-) Ну, просто после него еще эбола была. А после эболы господа пропагандисты убедились, что обыватель боится в большей степени не отравленной еды, а заразы, которой он заболеть может сам. И поменяли подход.
Обыватель - он такой! Одно дело свинки-курочки, а другое - он, любимый, так что нонеча политика информационная совсем иная. ;-)

Фабрика удачливого дипломата

О людях, подобных Ивану Сергеевичу Мальцеву, владельцу бумагопрядильной мануфактуры на улице, носившей сперва название Синбатальонная, потом на некоторое время разжалованной в Батальонный переулок, а ныне известной как улица Фокина, говорят, что родились они не иначе как в рубашке. Дипломат, фабрикант, наследник небогатого, но старого дворянского рода, Иван Мальцев был настоящим счастливчиком. И дело даже не в том, что абсолютно все затеянные им проекты оказались успешными, а, в первую очередь в том, что он был единственным выжившим из всей миссии Грибоедова, разгромленной в 1829 году фанатиками в Тегеране.

Талантов сыну отставного корнета Сергея Мальцева и княжны Мещерской было от роду отмеряно немало. Он и в некогда благословленном самим Пушкиным литературном кружке принимал участие, и Вальера Скотта с Шиллером на русский переводил, и приключенческие истории с фантастикой и сказками сочинял. А при этом, вдобавок, был талантливым и перспективным служащим Коллегии иностранных дел, то есть, по-современному, МИДа. Собственно, благодаря этой службе и прекрасному владению целым букетом языков, он и попал в русское посольство в Персию, на должность первого секретаря, непосредственного подчиненного Александра Сергеевича Грибоедова, сулившую прекрасную карьеру и блестящее будущее.

Но дипломатическая служба в Тегеране менее чем через год завершилась трагедией, и то, что Иван Мальцев ухитрился спастись от расправы разбушевавшихся подданных персидского султана, было просто фантастическим везением. Спрятался он, попросту говоря, пока остальныедипломаты отбивались до поледней капли крови. Ну, что взять с одаренного, но очень юного сотрудника, перепугавшегося до полусмерти!? Впрочем, карьера ему все-таки удалась: по возвращении в Петербург он получил орден Святого Владимира второй степени и назначение генеральным консулом в Тебриз, а год спустя – еще и Анну на шее за беспорочную службу. Для 23 лет от роду – более чем серьезно! Ну, и 420 рублей ежегодной пенсии, полагавшейся обладателю этих двух орденов, были не лишними. Рубль стоил дорого.

Еще годом позже, в 1831-м Мальцев выпросил себе отпуск для поправки здоровья и занялся обустройством полученного от отца наследства – стекольного завода на речке Гусь во Владимирском уезде Московской губернии. Завод, надо сказать, и так был предприятием выгодным, - зеркала, каретные и оконные стекла, разнообразная стеклянная посуда, как прозрачная, так и цветная, были товаром повышенного спроса. Но Иван Сергеевич принял решение завод реорганизовать, - пригласил специалистов химиков и запустил производство настоящего свинцового хрусталя, по качеству и уровню обработки превосходившего европейские образцы. Надо сказать, что о своих достижениях Мальцев рассказывать умел не хуже, чем сочинять фантастические рассказы, а образцы продукции были весьма впечатляющими, так что уже в 1832-м его предприятие получило заказ на изготовление большого хрустального сервиза «с мальцевской гранью» от Придворного ведомства императорского двора. И вот тут пошли настоящие деньги: посуду как у царя-батюшки хотели иметь все.

Тут, правда, пришлось покинуть завод на управляющего и вернуться в столицу: благосклонность Государя, которому прекрасный сервиз напомнил о перспективном дипломате, выразилась в том, что Ивану Сергеевичу сперва пожаловали звание камергера, чин действительного тайного советника, а потом так продвинули по службе, что самая малость отделяла его от кресла министра иностранных дел. Да что там, за последующие годы он трижды занимал его в качестве врио. Но деятельной натуре Мальцева все было мало. В недалеком столичном пригороде, - а в ту пору Выборгская сторона такой и была, - он приобрел кусок земли и выстроил на нем бумагопрядильную мануфактуру. В качестве делового партнера и совладельца нового бизнеса он привлек соратника по дипломатической службе Сергея Соболевского, а одним из акционеров этого предприятия стал поэт Василий Жуковский.

Дом, совмещавший в себе и контору мануфактуры, и жилье для обоих совладельцев, был выстроен рядом с производственными корпусами. И, как вспоминали современники, был необычайно уютным, оборудованным с максимальным комфортом. А поскольку оба сослуживца и совладельца были людьми молодыми и веселыми, приятными в общении и гораздыми на самые разные развлечения, гости в Батальонном переулке не переводились. Несмотря на то, что это все-таки был не ближний свет, там перебывала вся столичная богема той поры.

В последующие годы Иван Сергеевич сумел преумножить свое состояние, став обладателем какого-то невероятного количества земель и поместий, без малого десятка стекольных заводов, не считая доставшегося ему по наследству, домов в обеих столицах. При этом он не успокаивался, стремясь как только можно улучшить все, чем владел, - открывал при заводах школы и профессиональные училища, заботясь о будущих кадрах, старался улучшить условия жизни рабочих, обеспечивая их жильем, которое и по сегодняшним меркам считается более чем достойным. А, выезжая за рубеж по делам министерства, он старался знакомиться с европейскими стекольными производствами, узнавать их секреты и переманивать талантливых специалистов. Так что ему первому в России удалось наладить изготовление цветного стекла с добавлением солей металлов – рубинового, алого, желто-зеленого.

Умер Мальцев в Ницце в 1880-м, так же легко и быстро как жил – от внезапной остановки сердца. А созданные им предприятия пережили его, меняя хозяев и названия, более чем на век. Ну, а от мануфактуры на Выборгской стороне, превратившейся в конце концов в прядильно-ткацкую фабрику «Октябрьская» сохранилось до наших дней только конторское здание, построенное в 1914 году на месте веселого и гостеприимного мальцевского жилища. Памятник совсем другой эпохи. Но место – то же.



Прекрасная идея для статьи! Налетай, подешевело! :-))

Собственно, идея-то старая. Но до сих пор рабочая. ВНИМАТЕЛЬНО ПРОЧИТАЙТЕ МАНУАЛ!!! :-))) Он, правда, 14 лет назад написан, но, зуб даю, действует!!!

"Есть идея, как написать классную статью для желтой газетенки, такую, чтоб продавалась влет.
берем текст 4-летней давности под загогловком "Собака погибла от коровьего бешенства" и переименовываем его в "Собака погибла от птичьего гриппа". Ну и по тексту меняем местами коровье бешенство и птичий грипп. Что в итоге? Топовый материал для "Новостей Петербурга" и т.п."


Это ваш покорный слуга в 2006-м написал, подсмеиваясь над ситуацией 2002-го.  :-) А как звучит актуально! Статья гарантированно зайдет в любое СМИ из обоймы условного Агентства журналистских исследований (любое совпадение с реально существующими брендами случайно) и будет пользоваться офигенной популярностью и мегачитаемостью! ;-))

PS. О, блин! Оказывается, ребята уже работают по этому лекалу! Вот, смотрите-ка! :-)))))
"Комсомолочка"! Вот что бы без нее делали-то!!! :-))))
"Шпиц на карантине: У собаки впервые заподозрили "китайский коронавирус" Есть вероятность, что пес заразился от хозяйки. Но ветеринары продолжают изучать этот случай". Ну, и так далее. )))

"Тот самый вкус. Тот самый слон" (с)

Еще одно интересное заведение. На этот раз - на Гороховой, в двух шагах от моей богоспасаемой alma mater. Эх, боги великие римские! Какой же прикольной стала Гороховая за последние лет двадцать! Столько вкусных мест появилось! Вот это вот, например, про которое сейчас речь пойдет, - с азиатской кухней всякой. Причем, что характерно, минимально адаптированной. Иными словами, том-ям там такой, каким должен быть, а не та странная практически не острая субстанция, которой кормят в большинстве мест. Богатый том-ям. Поскольку вследствие всяческих карантинов и вирусов настоящей тайской и корейской кухни - имеется в виду прямо на местах ее происхождения - нам в ближайшее время попробовать не удастся, появление такого заведения представляется мне однозначно позитивной новостью.
В общем и целом, мне там понравилось, и я туда вернусь. Там вкусно.
Газетный вариант статьи - чистый и выправленный - лежит ВОТ ТУТ. Ну, а все авторские недочеты и ошибки я завешиваю прямиком сюда, чтобы были. ))

Паназия без фильтров

Слушать советы шеф–повара — привычка полезная. Если он говорит, что суп кимчи действительно острый, — значит, так и есть. И не надо удивляться, что после первой же ложки чувствуешь себя огнедышащим драконом. Вся штука в том, что кухня гастробара PanTao на Гороховой, 31, к нашим "северным" вкусам адаптирована минимально. Поэтому пряное здесь по–настоящему пряно, а острое — именно остро. Приправы и специи здешний шеф Константин Чуприн сам привозит из Азии. Настоящие — южные, яркие.



Прогнозы ресторанных экспертов, сделанные еще год назад, сбываются: в Северной столице продолжает расти интерес к экзотической кухне. Заведения, специализирующиеся на кулинарных традициях Китая, Вьетнама, Таиланда, Кореи, Японии, пользуются подчас большей популярностью, чем рестораны высокой кухни. Что приятно, в последнее время все чаще стали появляться такие, где можно оценить гастрономические изыски юго–восточных стран, как говорится, "без фильтров", в их почти первозданной красоте. PanTao, открывшийся минувшей осенью, — как раз из них. Причем по здешнему меню впору изучать географию.



Для начала — закуски. Разумеется, капуста кимчи (290), понятное дело, "битые" огурцы (330) и спринг–роллы с креветками (460) либо острые креветки (490). Насчет последней позиции каждый пусть определится сам, но вот огурцы и капуста — обязательно. Для держащих пост отличным вариантом будет острый баклажан (260). Только осторожно: если сказано "острый" — значит, так и есть.

Можно еще заказать утку по–пекински (390). Отлично приготовленная, ровно такая, какой должна быть. Но тут хозяева слегка перебрали с заботой о госте. Если речь идет о пекинской утятине, важно ведь не только блюдо, но и ритуал: подхватить кусочек, завернуть в блинчик, добавить зелени, макнуть в соус. Но оказывается, что все уже уложили, завернули, добавили за вас, так что никакого интерактива не будет. Зато съедается все намного быстрее. С вкусным всегда так: вот оно есть — и раз, уже нету.

С выбором супов определиться непросто. В меню кимчи (320), от которого кровь закипает в жилах, он просто отличный — острый, пряный, богатый по составу. Том–ям (490), сваренный, как уверяет шеф, по старинному сиамскому рецепту, том кха гай (390), легендарный фо–бо (440) и еще четыре позиции на выбор, включая пару вегетарианских. В общем, есть где разгуляться, но остановиться действительно сложно.



С салатами разбираться тоже придется в несколько заходов, потому что пределы аппетиту, объему желудка есть, а попробовать хочется и тайский острый сом там из папайи (490), и "хайфон" (360) — азиатскую вариацию на тему "Цезаря", и салат из креветок с манго (490) — уж больно сочетание интересное должно получиться. А там между тем еще три варианта в меню присутствуют.

На многочисленные суши и роллы в первый заход в PanTao даже не смотрим: есть чем заняться и без них. Вот, скажем, соба с говядиной (430), ки–чи боул, аккуратно укрытый глазуньей (360), или поджаренная на гриле свинина самгепсаль (430), которую в PanTao подают на манер такос, только вместо тортильи — салатный лист, на который выкладывают немного риса, кусочки мяса и зелень. Подача забавная, а блюдо это у нас, кажется, больше нигде и не предлагают. Еще хвалят окуня хо с овощами на гриле (480), а можно взять, к примеру, цыпленка с шиитаке и мисо (360).



Но вот что нужно заказать непременно, так это карри с курицей (460). Это не индийский "атомный" вариант, вкусный, но стабильно обеспечивающий прижигание всего пищевода, а какой–то особенный, сливочный и очень–очень пряный, не острый. Вот тут, даже если и были какие–то сомнения поначалу, точно поверишь в то, что за специями Константин Чуприн ездит в дальние страны: все–таки настолько ароматных пряностей в наших широтах не встречается. В общем, это однозначно и бесспорно хит раздела "горячее" — блюдо, которое стоило бы объявить фирменным.

Остается выбрать десерт, а это как раз легко. Несмотря на то что в меню найдется и жаренный по–китайски банан (330), и приготовленные на вьетнамский манер спринг–роллы с кокосовым кремом (220), и даже совершенно безумная кокосовая панна–котта (330), выбрать стоит моти — пирожное из тоненького рисового теста с начинкой из тропических фруктов (330). Если этого не сделать — можно упустить шанс попробовать нечто действительно вкусное.