Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Здравствуйте, друзья и коллеги!

Рад приветствовать вас на этой страничке.

Что она собой представляет? Просто блог и ничего иного. С разговорами о кулинарии и гурманистических радостях, о пиве и самогоне, о путешествиях по России и за ее пределами, о лесных и водных походах, об истории и краеведении, о журналистике и, временами, о моих книжках. Всего по чуть-чуть, зато без занудства и с картинками. :-) Главное, тут не встретится ни пол-грана лжи. Разве что сказки иногда попадаются. :-)
Так что закуривайте трубку, придвигайте поближе стакан с глинтвейном, и вперед!

Если возникнут предложения о сотрудничестве, - буду рад прочесть ваше письмо по адресу ammes@ammes.ru, или в личных сообщениях. Ну, а о том, чем хорош этот блог в плане информационного партнерства, написано ТУТ

Искренне ваш,
Сергей Кормилицын
Collapse )

Дом купца Собакина

Хозяин этого дома на углу Садовой и Гороховой был величайшим бизнесменом своего времени. Классическим персонажем легенды о «миллионере из трущоб». И, в то же время – прохвостом, каких мало. Впрочем, когда одно мешало другому?

(с)???

Насчет трущоб это, конечно, преувеличение. Савва Яковлевич Собакин родился в 1712 году в небогатой, но отнюдь не нищей мещанской семье в городе Осташков. Но размеренная жизнь провинциального города была ему не по нраву, и в возрасте 21 года он оттуда сбежал. Разумеется, не куда-нибудь, а в столицу. Впрочем, не только скука гнала его из отчего дома. Савва Собакин был парнем видным – высоким, сильным, с яркими чертами лица, так что успехом у барышень Осташкова он пользовался немалым. И, похоже, где-то он по любовной части накуролесил настолько, что сбежать было проще, чем расхлебывать ситуацию на месте.

Тут надо сказать, что дураком юный мещанин Собакин, конечно, не был. Напротив, вся авантюра с бегством в Санкт-Петербург была продумана до мелочей. Начиная с самого момента закладки города на Неве, тут верховодили иностранцы – голландцы, англичане, немцы. И самые большие деньги были тоже у них. Вот на них-то Савва Яковлевич и решил сориентировать свой, пусть и небольшой бизнес: начал торговать товаром, который был нужен именно иностранному покупателю. Телятиной. Православное население России в ту пору телятину в пищу не употребляло, - отчасти из экономических, но, в большей степени, из религиозных соображений. А «нехристи» это мясо предпочитали любому другому. Так что Собакин младший завел себе лоток и начал торговать телятиной вразнос.

Если бы он это делал на рынке, первоначальное накопление капитала затянулось бы надолго, даром, что товар у него был первосортный. Но он пристроился торговать прямо на улице, в двух шагах от Летнего сада. И, так уж получилось, попался на глаза императрице Елизавете Петровне. Высокий красивый молодой торговец с сильным голосом, веселыми прибаутками зазывавший покупателей, так понравился самодержице всероссийской, что его призвали ко двору и назначили поставщиком телятины к царскому столу.

А дальше, как говорится, «поперло». Пользуясь своим новым положением, Савва Собакин стал проворачивать такие гешефты, что у столичных деловых людей волосы дыбом вставали. Выбил себе должность сборщика питейных сборов в нескольких десятках городов и на множестве уральских заводов, взял под контроль таможенные пошлины на поставку импортного спиртного, вписался в поставки продовольствия для армии. Правда, вот тут он чуть было не попался. Началась Семилетняя война, на военных складах прошла ревизия, и обнаружилось, что Собакин поставлял абсолютное гнилье и брак. Но поскольку на монаршем столе телятина была свежайшей, Савве Яковлевичу удалось уйти от ответственности. Мало того, несколько лет спустя Петр III даже пожаловал ему потомственное дворянство и благородную фамилию – Яковлев.

После этого новоявленный дворянин развернулся на полную: приобрел шестнадцать и построил еще шесть заводов на Урале, став одним из крупнейших в Империи производителей чугуна, железа и меди, купил Ярославскую Большую мануфактуру, а уж сколько земельных участков принадлежало ему в самых «козырных» районах столицы, - пересчитывать устанешь! В частности – огромный кусок земли между Садовой, Гороховой, Фонтанкой и Обуховским (ныне – Московским) проспектом. Это было настоящее поместье в черте города: на берегу Фонтанки у Обуховского моста была выстроена дача в стиле барокко, больше похожая на загородный дворец, а на углу Сенной и Гороховой – огромный трехэтажный городской дом в стиле классицизма – с колоннами, пилястрами и портиками. И если дача до наших дней не дожила, то особняком на Садовой, 38 можно полюбоваться и сегодня. Жалко, что Успенская церковь на Сенной, построенная на деньги царского поставщика, не сохранилась: если верить городской легенде, на ее колокольне среди прочих колоколов был один именной, звонить в который дозволялось только по личному разрешению Саввы Яковлевича.

Умер основатель династии Яковлевых в 1784 году и был похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. А его потомки еще почти полторы сотни лет управляли уральскими заводами, создавали новые предприятия, развивали российскую промышленность, составляя конкуренцию даже таким гигантам, как Демидовы. А не нагреши Савва Собакин по молодости лет, - глядишь, ничего этого и не было бы.

Доходный дом «миллионера из трущоб»

История петербургского купца Исаака Осиповича Утина – владельца нарядного дома на Конногвардейском бульваре, 17, - напоминает хрестоматийный книжный сюжет о бедном юноше, вознагражденном за честность и скромность неслыханным богатством, семейным счастьем и всем, что к этому прилагается. Впрочем, почему только напоминает? Примерно такой она и была.

(с)???

Исаак Утевский, - в ту пору его фамилия звучала именно так, - родился в Гомеле в очень религиозной, но бедной еврейской семье. И первые лет 20 своей жизни он прожил так, как ему велели родители: рано женился, обзавелся детьми и устроился работать мелким служащим в местный филиал крупной торговой петербургской компании. Ну, а дальше история совершила чисто кинематографический поворот: владелец фирмы, заехав в ее гомельское подразделение, заметил молодого служащего. Чем уж он так услужил высокому начальству, остается только гадать, но через короткое время его повысили в должности, а потом перевели в главную контору, в Петербург. Тут он стремительно сделал карьеру и буквально через несколько лет стал управляющим всей сети. А чтобы избежать ограничений, которые российское законодательство той поры накладывало на евреев, записался купцом первой гильдии: на обладателей этого статуса правила о черте оседлости не распространялись.

Дальше – больше. Глава фирмы, - к сожалению, история умалчивает о его имени, - был уже не молод, а детей, или других наследников у него не было. Поэтому он предложил Исааку принять православие, а взамен обещал оставить ему в наследство все, чем владел. Сын талмудиста, Исаак от этого предложения отказался. Тогда его благодетель подговорил знакомого священника, большого знатока религии, вступить с Утевским в богословский спор. Спор продолжался несколько лет, то разгораясь, то затухая, и в итоге батюшке удалось переспорить Исаака, и тот принял православие. Интересно было бы послушать их спор: гомельские евреи той поры считались фундаменталистами и фанатиками даже среди своих собратьев, так что аргументы священника должны были быть неотразимыми.

Как бы там ни было, на этом семейная легенда Утевских заканчивается, и начинается вполне документальная история. Приняв православие, Исаак Осипович сменил фамилию, превратившись из Утевского в Утина, а через несколько лет стал наследником миллионного состояния и главой огромной компании, торговавшей вином на всей территории России. Была на ту пору такая практика, как «винные откупа». Откупщик получал у государства право торговли спиртным в определенном регионе, загодя, авансом выплачивая государству всю сумму налогов на эту деятельность, а потом компенсировал свои затраты, самостоятельно устанавливая цены, включая в них столько «косвенных налогов», сколько ему позволяла совесть. Вот на этих откупах фирма Утина и процветала.

Но вчерашний гомельский бедняк просто по природе своей не мог «держать яйца в одной корзине», поэтому бизнес его был диверсифицирован по максимуму. Одним из источников прибыли, организованных, думается, просто на всякий случай, стал доходный дом на Конногвардейском бульваре - трехэтажное здание в стиле необарокко, построенное в конце 1850-х архитектором Романом Кузьминым. Экономный и расчетливый, Исаак Утин ухитрился максимально освоить всю полезную площадь дома. Летом 1859 года в Департамент проектов и смет было подано прошение, подписанное архитектором и купцом, – о разрешении «усматривая недостаточность в доме помещения для прислуги и в видах придания кровле здания характера более соответствующего общему стилю фасада» построить вместо чердака – жилую мансарду. В Петербурге на ту пору мансард не строили, так что прошение был вынужден рассмотреть сам Император Александр II. Высочайшее разрешение было получено, и проект реализован. Квартиры утинского доходного дома были роскошны настолько, что сделались предметом сплетен и пересудов, и даже публикаций в прессе. Сам же Исаак Осипович обитал намного более скромно, снимая квартиру неподалеку.

В качестве хэппи-энда этой почти сказочной истории стоит сказать, что жил «миллионер из трущоб» для своего времени долго и счастливо, умерев в окружении семьи в 1876 году, а династия Утиных, пошедшая от него и его шести сыновей, благоденствует до сих пор.

Петербургский. Ленинградский. Ордена Ленина. Имени Ленина. Ну, вы знаете о чем я? ;-)

В старые, давно прошедшие времена, когда я был молод и строен, я работал в одной массовой городской газете (я про нее как-то, помнится, рассказывал однажды в ходе поста на совершенно другую тему), а она, в свою очередь, еще не превратилась в то, чем является сегодня, была в этом издании прикольная рубрика - "Музейчик". Посвящена она была самым разным необычным музеям, частным и ведомственным. Очень было славно ее вести. Потому что там по ходу был музей самоваров и музей водки, музей ГАИ и музей истории пивоварения. Днями довелось мне пожалеть о том, что нету уже того издания и той рубрики. Потому как побывал я в музее, который мог бы стать украшением тщательно собиравшейся нами с главредом коллекции. В музее петербургского метрополитена. Ну, точнее, официально это, как ни странно, не музей, а "Интерактивный центр истории метрополитена", но суть от этого не меняется.



Найти его достаточно просто. Выходишь из метро Приморская, сворачиваешь налево, потом опять налево, и дальше идешь метров тридцать прямо, пока не увидишь заветную вывеску. Ничего, казалось бы сложного. Намного сложнее попасть внутрь! :-)) По популярности это учреждение может посоперничать с Эрмитажем. :-) Группа следует за группой, так что посещение нужно планировать очень сильно заранее, а лучше - в какую-нибудь группу вписаться. Но оно того стоит.

Дело в том, что это - один из немногих ведомственных и профессиональных музеев, во-первых, сделанных со вкусом, а во-вторых, по-настоящему интересных. Ну, вот как вы себе представляете классический музей предприятия? Куча пыльных бумаг, муляж ордена Красного знамени и макет маузера на стенде, посвященном первому директору, и глубокая тоска: руками не трогать, глазами не смотреть, за черту не заходить, так? :-))) Ну, вот, смею уверить, в этом музее все, мягко говоря, несколько иначе. :-)) Его делали те, кто действительно, изо всех сил и по-настоящему любят метро и даже романтизируют его отчасти. :-)
Collapse )

Классическая картинка Сенной )

Вот что ты с Сенной ни делай, а она остается тем, чем была изначально. Местом, мягко говоря, мутным. Несмотря на все благоустройства. Власть городская периодически напрягается, выметает с нее всю грязь титаническим усилием, бодро рапортует о том, как это высокоээфективно и в кратчайший срок сделано, но... Буквально за несколько лет все возвращается на круги своя, как тот ветер из соломоновой притчи.

(с)??

И вроде бы все по мелочи сначала. Ну, фигня же, - пара-тройка мужиков-скупщиков перед метро толчется. Ну, чепуха - три-четыре побирушки по площади шарятся. Ну, вот даже прикольно - инвалид с гармошкой сидит, играет чего-то. А дальше происходит момент сборки, как у бинарного оружия. Как говорится, "ай хэв эплпен, а хэв пайнапэплпен, а-а-а-агх! пен-пайнэпл-эпл-пен!" (с) :-))))) И оппачки, Сенная - такая же, как была. Ну да, внешние изменения в наличии. Яму посреди площади закопали, стихийный рынок разогнали, поставили симпатичные павильончики над спуском в метро. А-а-а-агх! Десятка лет не прошло, - все так же, как было раньше, только без ямы. :-)) И так - без конца. :-))

Ну, в общем, это был такой историко-краеведо-философский прогон. А теперь - стихи музыка!



Ну, вот для полной местной классики не хватает еще нескольких побирающихся инвалидов в "типа камуфляже", гадающей цыганки (трех) и лотков с пирожками. :-) Пирожки - непременно с мясом непонятного происхождения. Жареные. :-)



Музыка в вагоне метро

Еще немножко "русских на Мариенплац". :-)
Симпатичные ребята в вагоне метро. И, кстати, товарищ действительно неплохо поет.




PS. Друзья! Периодически ЖЖ тупит и не показывает видео.
В такие минуты я приглашаю вас СЮДА, на свой катал на youtube. Там, конечно, не голливудский экшен, но все видео точно доступны. :-) И это - тоже.

Музыка питерского метро

Всем, кто ложится спать, - вместо колыбельной. :-)



Очередные "русские на Мариенплац" ;-)


PS. Друзья! Периодически ЖЖ тупит и не показывает видео.
В такие минуты я приглашаю вас СЮДА, на свой катал на youtube. Там, конечно, не голливудский экшен, но все видео точно доступны. :-) И это - тоже.

"Выведем во двор и расстреляем" (с)

По ходу своей пиаровской работы веду пару проектов строительных компаний, - если никто не в курсе, то мое ООО "ЦУП" занимается, собственно репутационным менеджментом во всех его проявлениях. Так вот. Увидел сегодня фотографию баннера, который, как мне кажется, решил бы многие проблемы с репутацией. :-)

12669557_1110459605660606_5637695381821682644_n
Взято ТУТ

Напомнило мне это моего прекрасного главреда в газете "Метро" - Бориса Георгиевича. Когда ему звонил кто-нибудь сильно недовольный работой одного из журов, - он говорил, что проштрафившийся уже полчаса как выведен во двор и расстрелян. Как? Из ружья в затылок, конечно.
И было в его голосе столько убежденности, что на том конце провода обычно роняли трубку. :-)

Вечерние летние кони

Просто купание коней.
Конноспортивный клуб "Царицына горка".
Пара километров от Староселья. Лето. Вечер. Пруд на Гурловке.
Просто попытка сохранить кусочек лета для разглядывания в ноябре, когда глаза соскучатся по краскам, на носу сами по себе появятся очки, а в душе поселится осень.