Category: дети

Здравствуйте, друзья и коллеги!

Рад приветствовать вас на этой страничке.

Что она собой представляет? Просто блог и ничего иного. С разговорами о кулинарии и гурманистических радостях, о пиве и самогоне, о путешествиях по России и за ее пределами, о лесных и водных походах, об истории и краеведении, о журналистике и, временами, о моих книжках. Всего по чуть-чуть, зато без занудства и с картинками. :-) Главное, тут не встретится ни пол-грана лжи. Разве что сказки иногда попадаются. :-)
Так что закуривайте трубку, придвигайте поближе стакан с глинтвейном, и вперед!

Если возникнут предложения о сотрудничестве, - буду рад прочесть ваше письмо по адресу ammes@ammes.ru, или в личных сообщениях. Ну, а о том, чем хорош этот блог в плане информационного партнерства, написано ТУТ

Искренне ваш,
Сергей Кормилицын
Collapse )

"Изысканный бродит жираф" )))

Пару дней назад прошла по сети новость о скандальном спектакле "Снежная королева" в Челябинске. :-)) Вот такая вот:

Collapse )

Ну, что... Прочитал, поржал, но что-то меня зацепило.
Вот сто же процентов, я что-то подобное читал уже! ) Спектакль... Скандальный... Собрали денег, всех выставили идиотами, а потом смотались, да так, что следов не найти... Ну ведь было же что-то такое! Причем в классическом исполнении!

И вот сегодня сложился пазл!!! Ну, разумеется!!! Как же я забыть-то мог?!

Collapse )

В общем, Сэм Клемменс об этом уже написал в свое время. Люди, похоже, не меняются. )) От слова "совсем" ))))

Дом императорского кукольника

Если так призадуматься, то на чем только не делали люди свои состояния, - до курьезов дело доходило! Ведь главное, - разглядеть незанятый сектор рынка, да неудовлетворенный спрос. Тимофей Васильевич Дойников – санкт-петербургский 1-й гильдии купец, потомственный почетный гражданин и староста церкви Архистратига Михаила в Инженерном замке – был наследником династии, «поднявшейся» на детских игрушках. Как-то в это сперва даже не верится, но принадлежавший ему внушительный дом на Московском проспекте, 16 как бы подтверждает, что лошадки, солдатики и куклы – товар сверхвыгодный.

(c)???

Началось все, как это часто бывает, с безвыходной ситуации и просто беды. История умалчивает, чем торговал в Петербурге отпущенный помещиком «на откупа» крепостной крестьянин Михаил Дойников, но только прибыв в 1831 году в столицу, он попал в самый разгар эпидемии холеры, заразился и скоропостижно скончался, оставив по себе добрую память, немного денег, сколько-то долгов и вдову с тремя сыновьями. Можно, конечно, сколько угодно цитировать Некрасова и рассуждать о горящих избах и скачущих конях, но женщине, оказавшейся в такой ситуации, мягко говоря, не позавидуешь и сегодня, что уж там говорить о первой трети позапрошлого столетия.

Тем не менее, Василиса Артемьевна Дойникова из сложного положения вышла с честью. Правда, подхватить дело покойного супруга ей не удалось: былые торговые партнеры вести дела с бабой желанием не горели. Тогда вдова решительной рукой поменяла ассортимент товаров и принялась торговать, как говорится, чем полегче: лентами, резными гребнями, деревянными ложками, детскими игрушками. Товар, казалось бы, копеечный да бросовый, но зато весил немного, расходился быстро, а найти мастеров, которые за копейки занялись бы его изготовлением, было не сложно: зимы у нас длинные! В общем, как бы там ни было, а по прошествии менее чем двадцати лет после смерти мужа Василиса Дойникова была дамой весьма зажиточной, петербургской 3-й гильдии купчихой. Вместе с ней тем же бизнесом занимались и сыновья – Петр, Василий и Илларион.

После смерти матушки трое братьев разделили наследство и, заплатив гильдейский сбор, продолжили семейное дело, но конкурентами друг другу не стали, образовав настоящую торговую империю. У всех троих были собственные лавки, так что братья торговали порознь, и каждый ориентировался на свой социальный слой покупателей: вместе они подмяли под себя значительную часть этого сектора рынка.

На долю Василия Михайловича выпала торговля игрушками для «чистой» публики. Главный его магазин располагался в Гостином дворе, в секции 73 и поражал выбором товара – от фарфоровых кукол до игрушечной железной дороги, от оловянных солдатиков тончайшей работы до целых кукольных театров – райков с декорациями и марионетками. Статус требовал от него членства в 1-й гильдии и соответствующего поведения, так что торговец игрушками прославился как меценат и благотворитель, строитель церквей и покровитель сиротских приютов. Не удивительно, что ему было пожаловано звание почетного гражданина!

Это звание вместе с магазинами в Гостином и Апраксином дворе, на Никольском и Литовском рынке получил в наследство его старший сын Тимофей, оказавшийся настолько удачливым, что не только продолжил отцовское дело, но и расширил свою клиентуру аж до императорской фамилии. Именно у него покупала Мария Федоровна подарки для многочисленных внучек и внука – детей Николая II. И, похоже, что подарки детям нравились, потому что в скором времени вывески магазинов Тимофея Васильевича украсил титул «Поставщика ЕИВ Двора». А это – многое значило по тому времени. Свой статус имераторский кукольник поддерживал старательно: в справочнике «Весь Петербург» за 1912 год напротив его имени значится: «Известен как крупный филантроп и общественный деятель»

Примерно в этот самый период и затеял Дойников младший раз и навсегда решить собственный квартирный вопрос. Дело в том, что к тому времени у него с супругой его Александрой Аввакумовной было уже четверо сыновей, так что эта тема была весьма насущной. А тут как раз оказался выставлен на продажу роскошный дом на Московском шоссе, 16 – с большой барской квартирой и квартирами поменьше – под сдачу. Весь лицевой фасад выложен изразцами и цветным кирпичом, электрическое освещение подведено, во дворе – кладовые и ледник, все практически новое! А еще, что удобно, - до всех магазинов и складов Дойникова от этого дома было рукой подать. В пешей, как говорится, доступности все. В 1907 году многочисленное семейство купца-игрушечника в это свое жилище торжественно въехало и прожило там счастливо почти 10 лет, до самой смерти Василия Тимофеевича и до грянувшей вскоре после того революции. Кстати, худо ли, бедно ли, династия Дойниковых ее пережила, - потомки предприимчивой Василисы Артемьевны живут в городе на Неве и сегодня.

Дом архитектора - путейца

Есть такие люди, про которых принято говорить, что их при рождении Бог поцеловал в маковку: все-то им удается, все у них получается, за что ни возьмутся. Когда смотришь на историю купеческой династии Барышниковых, которой принадлежал дом на Николаевской улице, 31, возникает ощущение, что это семейство перецеловано было почти поголовно.

(с)

Яков Барышников, которого можно числить основателем династии, был крепостным крестьянином в одной из приволжских деревень. К земледельческому труду он тяги особой не испытывал, но зато была у него коммерческая жилка, так что в какой-то момент стал он едва ли не более зажиточным, чем его помещик. Как следствие, и образ жизни он вел не крестьянский. В частности, сына своего Александра отправил учиться сперва в приходское училище, а потом – и в училище уездное, где помимо Закона Божьего, арифметики и чистописания, преподавались история, география, черчение с рисованием, физика и вполне серьезная математика. Правда, согласно уставу 1828 года это учебное заведение предназначалось не для крестьян, а «детям купцов, ремесленников и других городских обывателей», но Яков был почти что купец, да и денег у него куры не клевали, так что на происхождение ученика просто закрыли глаза. В гимназию, предназначенную для детей дворян и чиновников, крестьянского сына было уже не устроить, так что Александру Яковлевичу пришлось образование продолжать самостоятельно. Чем он с успехом и занялся, изучив три языка и приобретя недюжинные знания в естественнонаучных дисциплинах. А еще он в деталях изучил все тонкости купеческого промысла, так что собственное тридцатилетие встретил солидным человеком, столичным гостинодворским второй гильдии купцом, владельцем двух лавок и трех складов. Торговал он уже не рядном и миткалем, как его отец, а кружевами, да лентами, заказывая товар и в Вологодской губернии и в заграничных Льеже и Брюгге.

Не особенно выставляя на показ свое финансовое благополучие, Александр Яковлевич был, тем не менее, человеком очень влиятельным. Настолько, что даже министерский «указ о кухаркиных детях» не помешал ему дать сыновьям и дочерям, - а их у него было десять, - и гимназическое, и высшее образование. Старший сын – Александр Александрович – должен был стать наследником отцовского бизнеса, но, с благословения родителя, выбрал иную стезю – стал инженером. Окончив Институт инженеров путей сообщения, на железной дороге он проработал недолго. Гораздо больше его привлекала архитектура. А тут и случай выдался подходящий для того, чтобы попробовать свои силы: Барышников старший купил участок земли на Николаевской улице – ныне улице Марата – и решил построить там дом. С одной стороны, - чтобы решить квартирный вопрос своего многочисленного семейства, а с другой – чтобы диверсифицировать собственный бизнес, благо на тут пору сдача квартир в наем была делом чуть ли не более выгодным, чем разработка золотого прииска.

Для создания проекта будущего семейного гнезда был нанят модный архитектор Василий Шауб. Но он был так завален заказами, что строительство грозило затянуться. И тогда Александр Александрович взял дело в свои руки. Первоначальный скучноватый проект в стиле эклектики отправился в корзину, и дом был выстроен в новейшем стиле модерна – с богатым декором и использованием современнейших для своего времени строительных технологий. Хозяйская квартира была гигантской, в 15 комнат, - занимала целый этаж. Два десятка квартир под сдачу были скромнее, но тоже не маленькими и оборудованными по последнему слову техники – с электрическим освещением, водопроводом и ватерклозетами. В общем, завидный получился дом. С него и началась карьера Барышникова младшего, как архитектора. Чего он только не строил за следующие двадцать лет, - загородные и городские дома, маяки, мосты, церкви! А еще, будучи человеком одаренным всесторонне, - писал портреты, профессионально играл на виолончели и даже сделал собственный перевод гетевского «Фауста», благосклонно принятый столичной окололитературной публикой. К слову сказать, квартира Барышниковых в доме на Марата была своего рода точкой притяжения для литераторов Петербурга, местом проведения многочисленных журфиксов с участием популярнейших писателей и поэтов.

После революции дом был, разумеется, национализирован, но Барышниковы остались в своем жилище. Не в пятнадцати комнатах, конечно, но тем не менее. Так что Александр Александрович скончался в 1922-м под крышей собственноручно построенного дома и в окружении семьи. А потомки этой крестьянско-купечески-архитектурной династии живут в Петербурге и сегодня. Правда, уже по другим адресам.

Еще один маскот )

Давно я не публиковал свеженьких ростовых кукло-костюмов. ))
На самом деле как-то они реже на глаза попадаться стали. Но тут вот добрый товарищ Алексей Ходорыч, чтоб он был здоров, приволок свежачка. Да такого, что я теперь боюсь это дело во сне увидеть. В общем, вот вам Машенька...



Кому как, а по мне это - лютый трендец. ) Надо же НАСТОЛЬКО детей не любить! ))

PS. Я боюсь себе представить, какого они медведя сделали...

О, ревность, ревность!

Как романтично все начиналось! Первые российские крафтовые пивовары, варившие пиво на собственной кухне в кастрюле из-под холодца, рецепты, которые придумывали чуть ли не на бегу, первые горькие эли, первые «кисляки», первые имперские стауты...



В этом было что-то андеграундное, протестное, почти анархическое. «Натянуть бороду» транснациональным корпорациям, захватившим российский рынок, заполонившим полки магазинов единообразным евролагером под разными этикетками, заявить, что не пьешь то, что сварено для масс-сектора, - в этом было своеобразное робингудство. Конкуренция? Какая конкуренция! Рынок велик, потребителей много, спрос опережает предложение, пивовар пивовару – друг, товарищ и брат.

Разумеется, долго так продолжаться не могло. В самой природе человеческой – склонность к конфликту. Не просто стремление сварить лучше, продать больше, провести более яркое мероприятие. Нет-нет, намного важней растоптать соседа. Все как обычно. И пошло-поехало, поссорились условный Иван Иванович с условным Иваном Никифоровичем. Портер сварил? Дрянь его портер, пей мой. Фестиваль устроил? Устрою свой в то же время. Два пивных фестиваля в один день - мало? Три будет! Причем как минмум, в двух случаях из трех организатор феста убедительно расскажет не о том, почему у него лучше, а о том, как ничтожен и мерзок тот, другой, у кого мероприятие назначено на эту же дату! Вчерашний «домашник» открыл свою пивоварню? Вмажь по его репутации, - что он тут!? Не умеешь устраивать фестивали и дегустации? Полей грязью того, кто умеет, и чувствуй себя на коне.

И, что характерно, главный фактор, главное побуждающее начало – не деньги и влияние, а… ревность. Какое-то детское стремление порушить куличики соседа, потому что чего он тут в нашей песочнице!?

Между тем, рынок постепенно расставляет все по местам. Крафтовое пивоварение уверенно «откусившее» самую сладкую верхушку пивного рынка России, забрав у великанов отрасли премиум-сегмент, постепенно превратилось из прекрасного хобби в настоящий бизнес. И речь уже идет не о дурацкой манере мериться тем, у кого длиннее, а о реальных объемах производства, солидных прибылях, больших мощностях, качестве продукции. Кто-то растет, кто-то тонет.

«Василеостровская пивоварня», начинавшая некогда как крафтовая, стремительно превращается в третьего по объему продукции игрока на Северо-Западе России. Малые пивоварни вырастают в средние, как, скажем, Telmann, стартовавшая два года назад с максимальным объемом производства в 16 тонн и развернувшаяся до мощностей в три с половиной раза больших. Или как Wooden Beard, ведущая уверенное наступление на пивные Питера. Knightberg прочно занял свою нишу на рынке по объемам продаж и, хотя и не развивается так бурно в отношении объемов, - уверенно и мощно наращивает портфель сортов, выпуская совершенно уникальные напитки. А некогда мощный Munhell при этом, напротив, проседает, причем весьма значительно. Сложно не просесть, потеряв 80% франшизных ресторанов, забиравших у пивоварни львиную долю продукции.

А на фоне всего этого происходит еще одна тенденция. Потребитель, зараза, умнеет. Становится переборчивым, требовательным, с запросами. И голосует не только кошельком, но и вкусовыми окончаниями, выбирая то, что по-настоящему вкусно, интересно, приятно. Шоу уродов, каким было крафтовое пивоварение еще года три назад, подходит к концу, и детские игры в песочнице постепенно становятся достоянием прошлого. Пиво с запахом кирзовых сапог, запредельной горечью, невероятно кислое и так далее остается достоянием немногочисленных биргиков. А неспособность вести дела всерьез и вести себя по-человечески с коллегами гонит вчерашних законодателей мод и самоназначенных королей пивоваренной тусовки обратно на кухню, к кастрюлям и тазикам.
Благо детской ревности и тусовочным дрязгам место именно там.

"Когда я вижу, как ты танцуешь, - малыш, ты меня позоришь" (с) :-))



Из летних запасов. Август, рядом с метро Площадь Восстания. Как обычно, мой любимый вариант видео, когда не настолько интересно, что играют музыканты, как то, что происходит вокруг них. )) Это, конечно, еще не полный Антониони, но тоже неплохо. )

Дети Марса )

Значит так.
Я отлично знаю, как многим из нас не хватает за спиной чего-то мощного, сильного, первобытного, чтобы двигаться вперед, раздвигая все преграды, преодолевая все трудности. Это, порой, просто необходимо. Нужно знать, что пути назад нет, что тебя подпирает каменная, незыблемая твердыня долга и ответственности, "ребята, не Москва ль за нами", и все такое.
У меня есть средство, чтобы все это вам обеспечить.
Целых три средства, и вы можете поверить мне, как человеку опытному и не раз испытавшему подобное. Это - всепобеждающий инструмент, заставляющий подняться даже со смертного одра, чтобы добиться чего-то большего, чем сегодня, обеспечив надежность, стабильность и завтрашний день.
Их зовут Страх, Ужас и Паника.
Сами понимаете, это - имена рабочие. На самом деле тот, кто будет иметь с каждым из них дело напрямую, сам поймет, как кого назвать, чтобы достичь лучшего взаимопонимания с высшей силой.



Этих троих посланников Запределья нерадивые смертные подкинули не так давно в одну дружественную ветеринарную клинику, не угадав мощного духовного потенциала за пестротой мягчайшего меха и глубиной космических глаз.
О, смертный, алкающий счастья, успеха и сопричастности древней мудрости! Задумайся, не в эти ли глаза ты мечтал вглядываться каждое утро, поднимаясь с постели? Не этот ли хриплый зов, призывающий к ежедневной жертве трепещущей (или охлажденной) плоти ты ожидал слышать, переходя из небытия в бытие?
Страх, Ужас и Паника ждут твоего призыва. Твоего тепла. Твоего тела и души в полном объеме и безраздельном доступе.
Сдайся, или беги!

PS. Паника на фото - в центре.
PPS. Приютить любого из троих, или всех вместе можно, набрав телефон +79062585812. Спросить Сергея. (это не я).
PPPS. Они прекрасные. Стоит поспешить, пока талисманы удачи не достались вашим нечестивым соперникам. :-)

Про детский портер

Нашел в блоге у Павла Егорова интересную детальку прошлого, о которой не знал к своему стыду и сожалению. Про такую необычную продукцию, как детский портер, выпускавшийся на одной из окраин СССР. В общем, уволок этот пост к себе, за что коллеге paul_egorov искреннее мерси.

Кстати, вспомнил, что лет в 13, сиречь на самом излете советской истории, пил я такую штуку как "Напиток солодовый" эстонского производства. Похоже, этот как раз и было что-то подобное. Было очень вкусно. Но в продаже почти не встречалось.
Ну, а теперь - сабж:

ДЕТСКИЙ ПОРТЕР

Это сейчас, наши законодатели боятся слова "пиво" как огня, а во времена СССР, государство считало пиво "превосходным, полезным и вкусным напитком", который "хорошо утоляет жажду, способствует повышению аппетита и лучшему усвоению пищи, содержит питательные вещества". Так что ничего удивительного не было в том, что для детей выпускался напиток "Детский портер" ("Vaikų porteris"). Выпускался он на пивзаводах Литвы, представлял собой газированный напиток из экстракта ячменного солода (солодовый напиток). В моей библиотеке, есть два альбома посвященных пивзаводам "Ragutis" и "Tauras", изданных Министерством пищевой промышленности Литовской ССР, на литовском и русском языках, с тиражом 4000 и 2000 экземпляров соответственно. Кроме рекламных фотографий с пивом, есть в них и фотографии с "Детским портером". Ниже они и приведены, первая - из альбома "Ragutis", вторая - "Tauras".





И небольшая подборка этикеток "Детского портера" из моей коллекции этикеток.







Кстати, еще один безалкогольный портер, представляющий из себя солодовый напиток и под названием "Солодовый портер" производился в 40-х годах в Латвии и РСФСР.




Сентябряки

Думаю, это словечко с детства цепляло не только меня.
Почему, черт побери, именно СЕНТЯБРЯКИ!!? Что вообще за слово такое - липкое как лента для мух!
Вот вообще из головы не вылезает, стоит его услышать, а, тем более произнести.
Зачем его произносить?
Хм... А как вы в прятки играть собираетесь без этого? ;-))

(с)???

Ну да. :-)) Это ведь из той самой считалочки детской про "эни бени рики факи". :-)
Но... Как там у прекрасного Михаила Успенского было?
Всякий город на земле воздвигнут на своих же собственных развалинах, а грозные заклинания и расклинания станут детскими считалками, чтобы со временем вновь набрать магическую силу". :-))

В общем, вот такой вот пост мне тут попался в фейсбуке. Мозголомательный:

Супруга просветила с утра :)
Вот так живёшь и не знаешь, что безумная считалка "Эни-бени-рики-факи" - это, оказывается, стишок на латыни, сочинённый в 19-м веке.
Сличаем.
Считалка:
Эни-бени-рики-факи,
Турбо-урбо-сентябряки,
Дэо-дэо-краснодэо
Бац!

Латинский стишок:
Aeneas bene rem publicam facit,
In turba urbem sene Tiberi jacit.
Deus, deus, crassus deus,
Bacchus!

Перевод:
Эней удачно создал государство,
Под шумок основав город у старого Тибра.
Бог, бог, пузатый бог Вакх!


Вот, как говорится, и оппачки! :-)
Теперь вот мучайся до утра в догадках, что значит "эни бени раба квинтер финтер жаба".
Тоже ведь, небось, по латыни чего-то, как думаете? ;-))