?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: космос

Рад приветствовать вас на этой страничке.

Что она собой представляет? Просто блог и ничего иного. С разговорами о кулинарии и гурманистических радостях, о пиве и самогоне, о путешествиях по России и за ее пределами, о лесных и водных походах, об истории и краеведении, о журналистике и, временами, о моих книжках. Всего по чуть-чуть, зато без занудства и с картинками. :-) Главное, тут не встретится ни пол-грана лжи. Разве что сказки иногда попадаются. :-)
Так что закуривайте трубку, придвигайте поближе стакан с глинтвейном, и вперед!

Если возникнут предложения о сотрудничестве, - буду рад прочесть ваше письмо по адресу ammes@ammes.ru, или в личных сообщениях. Ну, а о том, чем хорош этот блог в плане информационного партнерства, написано ТУТ

Искренне ваш,
Сергей Кормилицын
Чуть не забыл!Collapse )
20 февраля 1986 года на околоземную орбиту был выведен базовый блок будущей космической станции «Мир». Это был мощный выпад Советского Союза в «холодной войне», однозначная победа в борьбе двух моделей мира, двух экономик. Даром, что седьмая по счету отечественная орбитальная станция была проектом сугубо мирным.



Космонавтика ХХ века была не только торжеством науки и техники, но и подтверждением жизнеспособности экономической модели страны, заявлявшей о своем праве на космос. Только развитая, мощная экономика могла позволить себе эту роскошь. Не удивительно, что в биполярном мире в этой дорогостоящей игре всерьез принимали участие только два игрока. На долю остальных оставалось посильное участие, партнерские программы и так далее. Запуск орбитальной станции такого масштаба как «Мир» наглядно демонстрировал техническое и научное превосходство СССР.

За следующие десять лет базовый блок оброс дополнительными модулями – «Квант», «Квант-2», «Кристалл», «Спектр», «Природа». Это была уже не просто долговременная орбитальная станция, как «Салют», на базе которого «Мир», собственно, и создавали, а целый орбитальный комплекс, превосходящий по всем характеристикам американский «Скайлэб». Причем превосходство это сохранялось очень долго, доставляя значительное идеологическое неудобство нашим западным соседям по планете. Стивен Кинг как-то раз вспоминал, какой ужас испытал, узнав о том, что русские запустили в космос спутник. «Мир» ужаса уже не вызывал, но мешал невероятно! Мешал, в том числе, и тем, что мог фиксировать запуски ракет и перемещение летательных аппаратов, - строчка из песни о том, что «сверху видно все, ты так и знай» подходила ему идеально.

Над созданием и совершенствованием отечественного орбитального комплекса работала действительно вся страна – порядка трехсот различных производств и научных институтов, которые курировались двадцатью министерствами. Но и «выхлоп» от этого проекта был значителен: на нем отрабатывались новейшие технологии, испытывались современнейшие материалы и сплавы. И это – не говоря уже о научных программах, которые реализовывались на самой станции. За пятнадцать с небольшим лет пребывания «Мира» на орбите на ней было поставлено 23 000 экспериментов. Небесная лаборатория обходилась стране дороговато, но была необычайно эффективной.

Понимали это и зарубежные ученые: на станции в то или иное время побывали представители 12 разных стран, проводившие свои исследовательские программы. Были среди них и американцы, признававшие, что возможности советского «Мира» уникальны и для «Скайлэба» пока недостижимы.

Ну, а «холодная война», между тем, продолжалась, причем в том числе – в космосе. США «выстрелили» программой «Стратегической оборонной инициативы» и активно пропагандировали технически в то время невозможную, но отлично работавшую в пропагандистских целях концепцию спутникового «зонта», прикрывающего всю территорию Соединенных Штатов. Советский Союз не оставался в долгу, постепенно выводя на орбиту все новые спутники, приглядывавшие за беспокойными соседями. Остальные страны мира старались изо всех сил нагнать двух соперничающих тяжеловесов, разрабатывая собственные космические программы. Обстановка накалялась все сильнее, для того, чтобы даже просто оставаться на месте, требовалось, как кэрроловской Алисе, бежать изо всех сил, а для движения вперед – делать это в два раза быстрее. И в конце концов, СССР в космической гонке проиграл. И, собственно говоря, не только в ней.

Этот проигрыш был на Западе воспринят с таким восторгом, что последнего руководителя СССР, немало способствовавшего победе над коммунизмом и развалу социалистического блока стран, даже наградили «Медалью свободы» - за вклад в окончание «холодной войны». Идеологический противник был повержен, лидеры некогда грозной державы прилюдно каялись в ее «кровавом прошлом», экономика была повержена в хаос, а космические разработки стремительно устаревали. Оставалось последнее: нужно было вымести былого соперника из космоса. Ликвидировать сам символ технологического и научного превосходства СССР. Поэтому 23 марта 2001 года орбитальная станция «Мир» была сброшена с орбиты и затоплена в Тихом океане.
По официальной версии, - потому что содержать и ремонтировать ее было слишком дорого.

"Мы жили в будущем..." (с)

Не часто я, как, полагаю, заметила почтеннейшая публика, затрагиваю дискуссионные темы. Старый стал, ленивый. Спорить разонравилось. Но тут прочитал статью товарища prilepin, и понял, что вот это вот процитировать стоит.

"Когда я вспоминаю, как в детстве смотрел телевизор, а там сидели космонавты, простые русские мужики в космосе и поздравляли меня с Новым годом, — я думаю, что тогда жил в будущем, а сейчас прошлое.
Вчера я перечитывал рассказы братьев Стругацких — о мужчинах, уходящих в небеса, чтобы вернуться на Землю спустя 250 лет, о прекрасных женщинах в оранжевых свитерах, тонких и аномально красивых — в них все были влюблены тогда, всего полвека, или около того назад…
…я перечитывал и подумал: как вы все испугались.
Испугались этого космоса, этой ответственности, этой черноты и скорости".


Как-то вот это вот меня цепануло, причем преизрядно.
Потому что я всегда по-доброму завидовал шестидесятникам. Вот этой вот атмосфере веры в завтрашний день, надежды, устремленности в будущее. Вся эта целинная романтика, кухонная поэзия, атомная романтика, освоение космоса, спутник, имена космонавтов. Бог с ним, даже, с Гагариным, но Гречко, Титов, Леонов... Слушайте, вот кто сейчас сможет назвать пять имен современных российских космонавтов? Ну, без помощи гугла, конечно, а? "Юра, мы все прое..али", угу. Были поэты, которых слушали, как пророков, были барды, песни которых становились гимнами, были ученые, поэтизировавшие свою работу - безумные "физико-лирики", выкручивавшие соски ядерной физике, сомневавшиеся в постулатах и устоях, готовые ради самого процесса познания хоть прямо сейчас ехать на край света. :-) Время святых безумцев. Правда.
Нет, я ни разу не романтизирую СССР.
Я понимаю, что прошло всего двадцать лет, и большинство этих прекрасных людей повзрослело, внутренний огонь потух, и они сами отказались от того, во что верили. Как тот фонвизинский персонаж, что бросил учение "убоявшись бездны наук", - отреклись от собственных идеалов, испугавшись той бездны, что, согласно известной максиме, смотрела в них, пока они заглядывали в нее. Какая уж тут романтизация?
Я просто думаю, что это, и правда, был такой прорыв будущего в настоящее. Фьючер-эффект, внезапно и на очень короткий срок "накрывший" страну.
Но последствия этого эффекта сказывались еще очень долго, вплоть до поры моего детства.
В общем, прав Прилепин.
Очень неприятно это понимать, но чертовски прав.
Неприятно и грустно.
Извините.

Profile

serh
Кормилицын Сергей Владимирович
Было время, - были тексты

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com