Category: литература

Здравствуйте, друзья и коллеги!

Рад приветствовать вас на этой страничке.

Что она собой представляет? Просто блог и ничего иного. С разговорами о кулинарии и гурманистических радостях, о пиве и самогоне, о путешествиях по России и за ее пределами, о лесных и водных походах, об истории и краеведении, о журналистике и, временами, о моих книжках. Всего по чуть-чуть, зато без занудства и с картинками. :-) Главное, тут не встретится ни пол-грана лжи. Разве что сказки иногда попадаются. :-)
Так что закуривайте трубку, придвигайте поближе стакан с глинтвейном, и вперед!

Если возникнут предложения о сотрудничестве, - буду рад прочесть ваше письмо по адресу ammes@ammes.ru, или в личных сообщениях. Ну, а о том, чем хорош этот блог в плане информационного партнерства, написано ТУТ

Искренне ваш,
Сергей Кормилицын
Collapse )

Очередная литературно-историческая ассоциация

Как-то внезапно накрыло мыслью, что Стругацкие арканарскую "Веселую башню" дона Рэбы вполне осознанно назвали в честь (а, точнее, по следам) Шато-Гайяра. :-) Здравствуй, Морис наш Дрюон и твои прОклятые короли. :-)) Спасибо, Владимир Семенович, за разъяснение о том, что "значит нужные книги ты в детстве читал". :-)))
Все-таки интересно читать книжки, дорогие мои товарищи. :)))

Литературное эхо )

Очень забавно бывает ловить в тексте, так сказать, культурные смЫчки. ))
Вот интересно было бы узнать: Роберт Шекли в "Стандартном кошмаре" специально и целенаправленно обыграл сюжет из "45" Александра Дюма, где де Шико пытается выбраться из наваррского Нерака, или это такое "литературное эхо"? ))

"Я поэт, зовусь Незнайка, от меня вам балалайка" (с) )))

Очень смешно бывает послушать, когда какой-нибудь сугубый ботаник пытается общаться на равных с байкерами, копируя их лексику. Или когда технарь-железячник старается показаться своим в компании переводчиков со старо-французского. В общем, когда тот, кто лексикой не владеет, пытается ее применить так, как будто он всегда говорил на этом вот воляпюке. Получаются примерно такие перлы:

(с) из недр интернета

Жри в своем падике то, что вышло из Владика, ага! :-)))
Вот всю жизнь! Всю жизнь ОбОжАл я эти попытки сваять рифмованную рекламу! ))) Вечно из этого получилось что-то такое, как будто из Владика в падике выпало. :-)

Два уютных подвала в Автово

Давненько у нас не было ресторанных прогулок. Возобновляем и наверстываем упущенное. ) Вот, скажем, два интересных подвальчика в Автово. Если не знать об их существовании, - так не враз и найдешь. Ну, вот вы теперь, скажем, знаете. :-)
Газетная версия текста лежит ВОТ ТУТ. А авторская - вот:

Зри в цоколь!

Наш город растет. Медленно, но неуклонно. То, что еще полсотни лет назад было рабочим районом где-то на окраине за Нарвской заставой, сегодня – уже вполне фешенебельное место с хорошими магазинами, парой-тройкой пекарен и даже собственным, пусть и маленьким пабом. И если раньше в Автово правили бал исключительно рюмочные, то сегодня тут появляются заведения концептуальные, рассчитанные совершенно на другой контингент гостей.

Очень приличные…
Открытия бара в подвальчике на Стачек 92 к 2 ждали долго. «Приличное место. Скоро. Ждите» - интриговала надпись на входе. Было интересно, что же это нам обещают, потому что прежде здесь был страшнейший шалман в духе 1990-х. Получилось абсолютно неформатно для бывшего рабочего района. Возьмите любое арт-кафе городского центра, ужмите его до площади в 20 квадратов, не теряя ни одного из предметов интерьера, спрячьте вход в кухню за дверями старинного платяного шкафа, а в санузел – за ростовым зеркалом, - это и будет «Приличное место». Посадочных мест – порядка дюжины, резная дубовая мебель, кирпичные стены завешены коллекцией старых фотоаппаратов, дореволюционными гравюрами, фотографиями, купюрами времен Александра III и так далее. За стойкой, сложенной из старинных купеческих кирпичей, - бармен, он же официант, он же повар.



На кранах и в холодильнике – весьма приличная подборка пива, очень немного тщательно отобранного крепкого алкоголя. Меню простое, в духе продвинутой домашней кухни. Очень приличные бургеры за 300-350 рублей, простенькие салаты в пределах двух с половиной сотен, на удивление хорошие стейки за полтысячи, жареная свинина, курятина, ребрышки, крылышки, шашлычки из индейки, - все в пределах рублей 300-500. В общем, максимально демократично, просто, но вполне достойно, в первую очередь вследствие свежести продуктов. Как-то очень быстро сформировался круг постоянных гостей, приходящих не только перекусить и поднять кружку-другую, но и на проходящие тут концерты-«квартирники», и так далее, так что проект вполне можно считать состоявшимся. Главная проблема для тех, кто не местный, - отыскать вход.

…и очень культурные
Появления Beer&Book на Зайцева, 3, напротив, никто не ожидал. Просто примерно с неделю назад в цокольном этаже, где раньше торговали автозапчастями, внезапно открылся необычный гибрид между кафе и букинистическим магазином. Максимально спартанский интерьер, стеллажи с книгами (от старинных до старых), небольшая стойка на шесть кранов крафтового пива и символических размеров сцена-подиум. Это – уже не просто бар, а полнопрофильное арт-пространство. Только маленькое, на полтора десятка посадок, - «Бродячая собака» в формате «мини». Зато с планом бардовских и рокерских мини-концертов, литературных чтений, семинаров и встреч чуть ли не на полгода вперед. Посещение концертов – бесплатное, пиво – от 100 рублей, десяток вариантов разнообразных снеков, очень достойный кофе. Все книги, стеллажи с которыми с лихвой окупают скупость интерьера, можно приобрести по более, чем скромной цене - от 80 рублей. Ситуация, когда пинта весьма неплохого ирландского красного эля и томик «Декамерона» в идеальном состоянии стоят одни и те же сто рублей, однозначно радует.



Открыть необычное для окраинного района заведение решили Юлия Грабина – владелица сети магазинов «Старая книга» и Ирина Подольская, хозяйка паба Beermat. Коллаборация получилась интересной, - Beer&Book всего несколько дней от роду, а круг друзей букинистического бара уже начал складываться, - на его официальном открытии, запланированном на субботу, ожидается откровенный дефицит стульев. Похоже, формат «пиво и книги» оказался не менее близок народу, чем «книги и кофе».

В целом картина складывается интересная. Рынок меняется. Больших и пафосных ресторанов становится меньше, и на сцену выходят уютные подвальчики, кабачки в цокольном этаже на дюжину посадочных мест, заведения, где каждого гостя знают в лицо и вопрос «вам как всегда?» звучит обычно и обыденно. Конечно, как всегда! Пинту темного, сухарики и Кафку, пожалуйста!

Кошмар фарисея и книжника

Знаете, друзья, что для меня - реальный кошмар наступившего года?
Нет, вот настоящий, от которого мурашки по коже? Реальный кошмар наступающего года для меня - это всерьез и с пафосом озвученный журналисткой СМИ, претендующего на властительство (пардон за это существительное) над душами читателей вследствие своего правдорубчества (еще раз пардон за все то же) и стремление к раскрытию перед аудиторией тайн бытия во всей их неприглядности, план в грядущем году читать ОДНУ КНИГУ В МЕСЯЦ.

Вы, друзья, уж простите меня за снобизм. Я вырос на парадигме примерно вот этой цитаты:

— Он умер.
— Забили?
— Нет. Наоборот. — Они, болваны, не давали ему читать, и он умер от голода."
(с)


Для меня, грешника, читать - примерно то же, что дышать. Одна книга в месяц... Ну... Вы пробовали дышать раз в неделю? Нет, я понимаю, если это книга калибра Нового Завета, или, скажем, Упанишад. Но найти себе такое чтение на целый год вперед?.. Нет, если так, - мое уважение и зависть этой журналистке. :-))) А также ее аудитории, прибежавшей толпой активно одобрять эти планы. :-)) Только что-то мне подсказывает, что это очень здорово не соответствует истине. Одна книга в месяц, как достижение... Вы понимаете, что человек, живущий в таком режиме, - это... зомби? :-)

Журналисты - властители дум, - дающие публично зарок осваивать по книге в месяц...
Боги великие римские!!! В какое странное время мы живем! Еще лет так двадцать, и мы услышим от журналистов обязательство до конца года выучить алфавит. Потому что вырождение, раз начавшись, уже не остановится, пока не начнется обратный процесс. Вырождение профессии - в первую очередь.

(с)???

Вот вам сейчас не страшно?
Мне, пардон, - шопиздец!!!
451 по Фаренгейту как перспектива ближайшего будушего? Закусай меня электрический пес!!! Нахрен такую перспективу!

Тайна Валиховского переулка )

Начну я, простите уж, несколько издалека...
Году не то в 1979-м, не то в 1980-м деду моему пришла в голову мысль сгородить на даче баньку. Договорились с соседями о том, чтобы вальнуть на их лесистом участке несколько сосен, позвали старика Крупского, который половине поселка дома, баньки да сарайки городил, и состряпали довольно нелепое сооружение, которое в итоге в качестве бани так толком и не использовалось. Лет 10 назад на меня, как говорится, стих нашел, я этот сруб раскатал по бревнышку, да собрал заново, уже в качестве хозпостройки. Думаю, в таком качестве он еще лет полста простоит. Но речь не о том. Поскольку старик Крупский все-таки строил баньку, а, точнее, мыльню, то в комплект к постройке он сваял отличную банную скамью из подвернувшихся под руку досок - длинную, под два метра, и высокую как стол. Братец мой, которому на ту пору было не то 13, не то 14 лет, помнится, впервые увидев эту скамейку, улегся на ней, сложив руки на пузе, и, закатив глаза, взялся исполнять нечто заунывное со словами "На столе лежит покойник, тихо свечи горят..." :-)) Собственно, это был первый раз, когда я услышал эту песню. :-) Вот о ней и пойдет речь. Простите уж за мой зачин, как говорится, за четыре версты, да крУгом. :-)
Потом я ее слышал, разумеется, много раз и в разном исполнении, включая вот это:


И даже вариантов текста знаю несколько. Но настолько подробного разбора, как встреченный мною на просторах сети на днях, не встречал. Поэтому фиксирую его здесь - себе для памяти и вам, как мне хочется верить, в удовольствие. :-))
Да, если что, не пугайтесь: тут действительно, как это некогда говорили в этих ваших интернетах, "многабукаф" и даже местами "стехи", так что если кто "ниасилил", - то и ничего. :-))))

О чем поведал труп убитого

В Валиховском переулке –
Там убитого нашли.
Он был в кожаной тужурке,
Восемь ран на груди…

На столе лежит покойник,
Ярко свечи горят.
Это был убит налетчик,
За него отомстят…

Не прошло и недели,
Слухи-толки пошли:
В Валиховском переулке
Двух лягавых нашли…

Забодали* тужурку,
Забодали штаны
И купили самогонку
На помин их души…

(* Забодать – продать (жарг., устар.).)


Начнем, пожалуй, не с песни, а с кино. В 1966 году отечественный кинозритель с восторгом принял фильм «Республика ШКИД», экранизацию режиссера Геннадия Полоки одноименной детской повести Григория Белых и Леонида Пантелеева о жизни бывших беспризорников в школе имени Достоевского (книга вышла в 1927 году). На волне успеха кинокартины руководство кинокомпании «Ленфильм» в январе 1967 года поручило тому же Полоке снять еще одну экранизацию – на сей раз трагикомической пьесы Льва Славина «Интервенция». Фильм посвящался 50-летию Великой Октябрьской революции и рассказывал об одесском подполье времен Гражданской войны и оккупации Одессы войсками Антанты.

Но уж очень необычно рассказывал. Как говорится, чисто по-одесски, с гротесковым юмором. Что неудивительно, поскольку Славин принадлежал к так называемой «одесской литературной школе» – Ильф и Петров, Катаев, Олеша, Бабель... «Одесский дух» обеспечил «Интервенции» триумфальную славу буквально с премьерного показа в 1933 году. Но вот что пишет критик Елена Каракина:
«Пьеса очень сценична. В ней масса выигрышных ролей. Ее очень любили режиссеры. И тем не менее какой-то злой рок преследовал ее. От раза к разу постановки “Интервенции”, в том числе и одесские, появлялись, шли с аншлагами и очень быстро прикрывались начальством.

Казалось бы, Славин написал пьесу о том, как умные, благородные, самоотверженные большевики наставляют на путь истинный французских солдат и матросов. Да здравствует победа социалистической революции!.. Но уж вышло так, что в пьесе слишком много Одессы... Такая пьеса не нужна была выхолощенной советской драматургии. Конечно, ее нельзя было не снимать с театральных репертуаров».

Сайт «Одесса на Гудзоне» добавляет: «Благодаря славинской пьесе “Интервенция” роскошный одесский говор впервые разошелся по всей России, одесский акцент одно время был моден в пижонской и приблатненной среде».

Вот такую «советско-несоветскую» пьесу поручили экранизировать режиссеру Полоке к полувековому юбилею революции. Стоит ли удивляться, что картину «Величие и падение дома Ксидиас» (под таким названием режиссер сдавал экранизацию худсовету киностудии «Ленфильм») «зарезали» во всех инстанциях и не пустили на экраны страны? На сей счет вышел даже секретный циркуляр секретаря ЦК КПСС Петра Ниловича Демичева. А председатель Госкино Алексей Романов в ноябре 1968 года заявил, что киностудия и режиссер допустили «серьезные идейные просчеты». В частности, большевики показаны в смешном, утрированном виде. И то сказать: Полока снял фильм в стиле комедий буфф 20-х годов прошлого века, пытаясь, как он сформулировал, «возродить традиции театра и кино первых лет революции, традиции балаганных, уличных, скоморошеских представлений». Но буффонада и скоморошество при освещении «великой темы революции» для советского чиновничества были категорически неприемлемы. Картина легла на полку и под названием «Интервенция» появилась на советских экранах лишь в 1987 году.

Но ближе к нашим баранам. Не случайно выше отмечалось, что «одесский акцент» «Интервенции» еще в начале 30-х годов прошлого века произвел фурор среди «пижонов и приблатненной молодежи». Наверняка наличие этого «акцента» (вернее, одесский говор, который некоторые даже называют «одесским языком») было не последним аргументом запретителей. К тому же в фильме прозвучали две «блатные» песни, между тем как песенному «блату» был категорически закрыт доступ на экраны.

Урик обретает имя
Песню «Налетчик» («В Валиховском переулке») исполняют в фильме супруги Борис Сичкин и Галина Рыбак. Собственно, она входит и в оригинальный текст пьесы. Расхождения минимальные: в оригинале «Интервенции» свечи горят не «ярко», а «тускло», самогонку покупают «на поминку души», а вместо «лягавых» (отчетливо произнесенных Сичкиным) – «легавые». Что касается музыки, вызывает огромные сомнения информация о том, что ее автором был композитор Сергей Слонимский. Вот к песне «Деревянные костюмы» на слова Владимира Высоцкого, которая звучит в том же фильме, Слонимский точно написал свою музыку. А к «Налетчикам»...

Вы вслушайтесь. Первый куплет – не что иное, как мелодия народной песни «Во субботу, день ненастный, / Нельзя в поле работать»! Далее постепенно мотив переходит на босяцкую народную – «Позабыт-позаброшен… / С молодых, юных лет...». Обе песенки известны еще до революции. Эволюция от крестьянской мелодии к босяцкой вполне понятна, поскольку песня о налетчике – городская, а в городе «Позабыт-позаброшен» пользовался куда большей популярностью, чем «Во субботу» – особенно во время Гражданской войны и в 1920-е годы, во время разгула беспризорщины.
Collapse )

Притча о кольце соломоновом

Жил да был на свете царь Соломон. Настолько премудрый, что поговаривали, де, не бывало еще ему равных на белом свете, да и впредь вряд ли таковые появятся. Одна беда, - гневлив он был не в меру. Что, собственно, при его происхождении и социальном статусе и не удивительно. Но был у него один секрет. Было у него золотое кольцо, которое он носил не снимая. И в минуты гнева глядел он на него и читал, что на нем написано: "Аш назг дурбатулук, аш назг гимбатул". А если это не помогало, то снимал он его и читал, что написано изнутри: "Аш назг фракатулук, агх бурзум иши кримпатул узг Мордор иши амал фауфут бургули". И на душе его становилось светло и хорошо...



Интервью с хорошим автором

Что-то порядка года назад я, помнится, рассказывал о забавной книжке, попавшей ко мне на рецензию. Ну... Все-таки я не только пивом да самогоном занимаюсь, но и свою работу "фарисея и книжника" периодически делаю. ;-)
Так вот. не так давно мне довелось сделать небольшую интервьюшку с ее автором для АиФа. Вроде неплохо получилось.



Виктор Семенов: «Сюжет рождается из импульса свыше»

Не в меру самостоятельный подросток и угонщики инкассаторской машины, градоначальник-робот и электронный судья, примостившийся на щиколотке осужденного, юный бизнесмен, играющий роль Геракла, и представители разрешительных органов, понимающие язык Мордора - все это персонажи книг Виктора Семенова, молодого, но отнюдь не начинающего автора из Санкт-Петербурга. Человека, считающего, что если Бог дал способность писать, то не оправдать его доверие как-то стыдно. О том, как рождается сюжет, зачем писателю браться за перо и где скрывается источник литературных сюжетов - в беседе с ним попытался выяснить корреспондент SPB.AIF.RU.

– Первый вопрос – традиционный и, по правде сказать, писатели его не очень любят: зачем вы пишете? Что это: способ заработать денег, желание учить и пророчествовать, или что-то иное?
– Совершенно определенно – это не средство зарабатывания денег и не бизнес, это – реализация того, о чем я давно мечтал. По правде говоря, я не считаю, что писатель должен кого-то чему-то учить, пророчествовать книгами, хотя любое написанное художественное слово – это и есть пророчество. Но с возрастом, с опытом, появляются какие-то идеи, мысли, которыми хотелось бы поделиться с читателем, подарить миру, добавить немного любви в тот океан информации, в котором мы тонем. Если получается это сделать при помощи литературы, - это прекрасно. Творческая составляющая, умение излагать мысли и истории на бумаге, так чтобы заинтересовать и рассмешить читателя, пожалуй, один из основных моих талантов в творческой сфере. Не реализовать его было бы как-то неловко перед тем, кто мне его дал. Неудобно перед вечностью, если угодно, перед Богом.
– То есть писательское ремесло для вас в радость?
– Да, то, что я делаю, - я делаю с радостью, и уже хотя бы потому это – не ремесло. Я с детства, лет, наверное, с семи-восьми начал делать попытки излагать какие-то истории, рассказы на бумаге. И решение перейти на следующий уровень, писать не для себя, не в стол, а для публикации, для того, чтобы поделиться этим с читателем, было осознанным. Все, что я сейчас публикую, написано именно с расчетом на то, что этот текст будут читать, его будут примерять на себя, осмысливать. Ну, а то, что я писал раньше, - пусть так и останется в столе.
– Как ни крути, а писатель пишет не только о своем видении мира, но и о себе. Ваша книга «Возвращение в Мальпасо» - автобиографична?
– Отчасти да. Места, о которых там говорится, тот «задник», фон, на котором происходят события сюжета мне не чужие, я сам родился на Малой Охте, так что большинство описаний в повести – вовсе не художественный вымысел, и многие петербуржцы это подтвердят. К слову сказать, вернуться в мыслях в пору моего детства, вспомнить, как это все воспринималось тогда, - было делом довольно непростым. А вторая повесть под той же обложкой – «Яблоки Гесперид» - это отчасти авторское хулиганство, и тоже с элементами моих собственных воспоминаний, впечатлений. Я довольно давно и плотно знаком с градостроительной сферой, и мне очень хотелось описать все свойственные ей препятствия и сложности как последовательность подвигов Геракла.
– Ну, а «Банка»? Откуда родился этот сюжет? Электронный судья-контролер для осужденного чиновника напоминает о социальной фантастике 1970-х, а градоначальник-робот, - это вообще что-то из Салтыкова-Шедрина!
– Идея «Банки» возникла совершенно спонтанно. Поводом послужила новость об аресте нашего теперь уже бывшего министра экономического развития. Когда я прочитал, что его отправили под домашний арест и надели на него браслет, - сюжет сложился сам по себе. Конечно, все действующие лица спроецированы с совершенно других людей, но стартером для сюжета стала именно эта новость.
– То, что получилось в итоге - как вы классифицируете это по жанру?
– Вот так вот однозначно тут ответа и не дашь. Получилось что-то на грани приключенческого романа, детектива, фантастики. При публикации ее определили не как фантастический, а как фантастичный роман. Пусть так и будет, - я бы оставил эту вещь вне жанра, на стыке.
– Не страшно было публиковать текст книги на сайте? Все-таки пиратское копирование никто не отменял…
– Это было сделано сознательно, чтобы познакомить с текстами читателя, который не готов платить за книжку автора, которого он не знает. Причем это был очень интересный экспириенс – писать текст специально для сайта, для электронного формата, выкладывая его главами по готовности. Не так давно мы записали его в виде аудио-книги, ее можно найти на литресе.
– Что будет дальше? Чего ждать читателю и когда?
– Дальше будет большая, тоже внежанровая вещь, над которой я сейчас работаю. Не готов пока что раскрыть секрет, что это будет, нужно еще немного времени, чтобы книга приобрела окончательный вид. Думаю, что примерно в марте-апреле 2018 года она выйдет в свет, причем на этот раз – на бумаге.
– Еще один традиционный для интервью с писателем вопрос: что служит для вас источником сюжетов?
– Чаще всего сюжет рождается из какой-нибудь одной шальной мысли, из импульса. И мне кажется, источник сюжетов, историй, мыслей – не в авторе. Этот импульс – подарок свыше, а работа писателя - сюжет развивать, выстраивать, оформлять в историю, в повествование. Тут вступает в действие все остальное, чем Творец писателя наградил, - умение, талант, интуиция. Для меня этот процесс связан с большой ответственностью. Я отвечаю за то, чтобы вложенные в текст мысли, транслируемые через него идеи нашли свой отклик в душах и умах читателей, а книги нашли место на их книжных полках.

Оригинал лежит ВОТ ТУТ ВОТ

Помол великанши крови слюны договора

Добрый человек Лена Виноградова - чтоб ей быть счастливой и благополучной - написала у себя в блоге о презабавнейшей игре:

"Я придумала новые правила игры в "Шляпу". Получив слово, игрок должен немедленно придумать к этому слову кеннинг".

Ну так вот.
Как знаменитый персонаж фильма "Пила" предлагаю вам сыграть в игру. :-)
Вот слабо набрать кеннингов к слову кенниг?
Мой вариант вынесен в заголовок. :-) Помол великанши крови слюны договора.
Или, в качестве варианта - Хрольва посев дара отпрыску рун отыскателя. :-)
Ваши варианты? ;-)

Ну, и похабная картиночка из "Младшей Эдды" - "похищение мёда поэзии". :-)



PS. На всякий случай.
Первый кеннинг расшифровывается так:
- слюна договора - Квасир
- кровь Квасира - мед поэзии
- помол великанши - золото
Золото меда поэзии, то есть лучшее, что в ней есть, - кеннинг.

Второй кеннинг - о том же.
- посев Хрольва - золото
- отыскатель рун - Один
- дар Одина его сыну - мед поэзии (был подарен Одином Браги)
И таки снова золото меда поэзии. Снова кеннинг.