Category: политика

Здравствуйте, друзья и коллеги!

Рад приветствовать вас на этой страничке.

Что она собой представляет? Просто блог и ничего иного. С разговорами о кулинарии и гурманистических радостях, о пиве и самогоне, о путешествиях по России и за ее пределами, о лесных и водных походах, об истории и краеведении, о журналистике и, временами, о моих книжках. Всего по чуть-чуть, зато без занудства и с картинками. :-) Главное, тут не встретится ни пол-грана лжи. Разве что сказки иногда попадаются. :-)
Так что закуривайте трубку, придвигайте поближе стакан с глинтвейном, и вперед!

Если возникнут предложения о сотрудничестве, - буду рад прочесть ваше письмо по адресу ammes@ammes.ru, или в личных сообщениях. Ну, а о том, чем хорош этот блог в плане информационного партнерства, написано ТУТ

Искренне ваш,
Сергей Кормилицын
Collapse )

Мне понятна твоя вековая печаль, Беловежская пуща!

1991 год выдался богатым на исторические события, причем настолько противоречивые, что теперь только диву даешься! 17 марта был проведен референдум, на котором 76,4% граждан СССР выступили за сохранение Советского Союза. 19 августа все практически в настолько же едином порыве выступили против попытки ГКЧП сохранить монополию правящей партии на власть. А 8 декабря в правительственной резиденции Вискули в Беловежской пуще президентом России Борисом Ельциным, президентом Украины Леонидом Кравчуком и председателем Верховного совета Белоруссии Станиславом Шушкевичем было подписано соглашение, прекращавшее существование Союза Советских Социалистических Республик.

То, что Советский Союз в его прежнем виде существовать далее не может, к началу 1991 года было понятно всем. Однако о его деконструкции, несмотря на «парад суверенитетов», состоявшийся в 1990-м, речи не шло. На повестке дня стоял пересмотр союзного договора, создание на базе СССР так называемого Союза Советских Суверенных Республик, федерации, лишенной жесткой централизации, но, тем не менее, представляющей собой единое государство. Подписание нового договора было назначено на 20 августа, но по понятным причинам было сорвано: неудавшаяся попытка путча полностью изменила весь казавшийся до того вполне приемлемым расклад. Все союзные республики, не успевшие заявить о своей независимости, сделали это практически моментально, и обновление Союза пришлось планировать уже в виде конфедерации независимых государств.

Этот договор предполагалось подписать 9 декабря. По ходу подготовки к этому мероприятию из состава СССР вышли три прибалтийские республики, а следом за ними и Украина. «Семья народов» постепенно разваливалась. Тем не менее, Россия, Белоруссия, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан, Туркмения и Киргизия были настроены остаться вместе. Съезд народных депутатов СССР объявил о начале переходного периода и даже утвердил порядок управления тем, что осталось от страны.

И вот тут-то, собственно, и произошло событие, которое как минимум две из трех принимавших в нем участие сторон описывают как «спонтанное». На встрече лидеров Украины, Белоруссии и России, состоявшейся 7 декабря в Беловежской пуще, российская делегация предложила пустить СССР ко дну, потому что, по словам Бориса Ельцина, «без Украины союзный договор теряет всякий смысл».



Для Кравчука и Шушкевича, считавших, что основная цель встречи – выработать общую линию взаимоотношений покинувшей Союз республики и тех, кто в Союзе остался, это предложение было неожиданным, однако для того, чтобы принять его, им не потребовалось и суток. 8 декабря было подписано соглашение, в преамбуле которого значилось, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование». На смену СССР, согласно подписанному соглашению приходило глубоко аморфное и, по факту, ни к чему не обязывающее образование – Содружество Независимых Государств, СНГ.

Что характерно, чисто с юридической точки зрения трое собравшихся в Вискулях лидеров действительно были вправе принять такое решение: Союзный договор 1922 года, на основании которого и существовал СССР, подписали в свое время представители Украины, Белоруссии и России, так что теперь они же могли его и расторгнуть.

10 декабря соглашение ратифицировали Верховные советы Украины и Белоруссии, 12-го – российский парламент, а 21-го декларацию о целях и принципах СНГ, сформулированных, нельзя не отметить, максимально расплывчато, подписали руководители 11 бывших союзных республик, окончательно поставив крест на советском прошлом. Все они обещали бывшим гражданам Союза свободу перемещения и открытые границы, равные права и свободы независимо от национальности, защиту национальных меньшинств и сохранение их культурной, языковой и религиозной самобытности, а также прочие приятные и успокаивающие гарантии, которые на практике никто реализовывать не собирался. События последующих десятилетий подтвердили это чуть более чем полностью.

25 декабря первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев заявил о своей отставке. А 26-го Союз Советских Социалистических Республик прекратил свое существование. С флагштока над московским Кремлем было спущено красное знамя, а вместо него поднят триколор. Началась новая эпоха в истории одной шестой части суши.

Кстати, есть в этой истории один интересный момент: оригинал документа невероятной исторической ценности - подписанного в Беловежской пуще соглашения – утерян. Исполнительный комитет СНГ располагает сегодня только его нотариально заверенной копией. Говорят, что она имеет такую же юридическую силу, как и оригинал.

День, когда Россия стала меньше

Глупость, предательство, или экономически и политически обоснованный шаг? Отказ от никому не нужного актива, обладание которым подрывает экономику державы, или продажа той самой курицы, что могла бы нести золотые яйца? Чем была для России продажа Аляски, историки и политологи обсуждают по сей день. Но факт остается фактом: 18 октября 1867 года Российская Империя стала на 1 518 800 квадратных километров меньше. Заморское владение на североамериканском континенте было официально передано США. За не очень большие деньги – чуть меньше, чем по 5 центов за гектар.



Так стоило ее продавать, или все-таки нет? Мнения ученых, экономистов и просто любителей кухонных разговоров о политике и истории расходятся диаметрально противоположно. С одной стороны, конечно, «родной земли не отдадим ни пяди», и вообще, грех разбрасываться владениями, не для того мы их завоевывали, исследовали, охраняли и так далее. Регион был перспективным, - особенно во времена, когда пушнина была не менее ценным активом, чем золото. Да и золото там в избытке, и уголь, и разнообразные полезные ископаемые. В общем, как говорится, полная чаша, - черпай не хочу! С другой стороны, – страна, это все же не земли, а люди. И вот людей-то как раз на Аляске было немного – чуть больше, чем две с половиной тысячи русских и порядка 60 000 – автохтонного населения. Заселить Аляску, сделать ее полноценной частью Империи было чем-то из разряда фантастики. Слишком далеко она находилась от, как сейчас сказали бы, федерального центра.

Справедливости ради, Россия того времени была колоссом на глиняных ногах – огромным государством, протянувшимся почти через весь континент, но обладающим совершенно не развитой системой связи. Сложно представить себе, как русским царям удавалось осуществлять руководство державой, если даже срочная почта доставлялась на противоположный ее край с задержкой в несколько месяцев. В отсутствие телеграфа и железнодорожного сообщения это было задачей не для слабонервных. Малонаселенность и удаленность Аляски и стали основными причинами для ее продажи. Потому что по-хорошему, удержать этот регион было практически невозможно.

Мало того, из-за него Россия могла оказаться втянутой в серьезный международный конфликт с Англией. Ведь по одну сторону североамериканского континента территории осваивала учрежденная нашим правительством Российско-Американская Компания, а по другую его сторону полновластной хозяйкой была Компания Гудзонова залива – точно такая же бизнес-ширма, созданная правительством Великобритании. И, в конце концов, их интересы должны были пересечься, а образ действий выйти за рамки only businnes. И государствам неминуемо пришлось бы вмешаться.

В общем, к середине XIX века всем стало понятно, что что-то нужно предпринимать. Но так, чтобы получить от сложившейся ситуации максимальную выгоду. Например, - средства, необходимые для строительства железных дорог. Эта мысль довольно долго муссировалась в верхах, пока не стала главным вектором в переговорах о продаже заморской территории нашей страны. «Меняем бросовую территорию на транспортное развитие страны» звучало лучше, чем «продаем по дешевке то, чем не сумели распорядиться».

В марте 1867 года договор о продаже Аляски был подписан. Его сумма составила 7 200 000 долларов. На современные деньги – что-то порядка 125 000 000 в той же валюте. Причем это была именно продажа, а не аренда на 99 лет, как гласит непонятно откуда взявшаяся, но активно бытующая в народе легенда. Из этой суммы наличными в российскую казну поступило около 400 000 рублей, а остальные деньги были потрачены на закупку оборудования и материалов для строительства железных дорог – от Москвы до Рязани, от Курска до Киева, от Рязани до Тамбова. На транссибиркую магистраль тогда еще никто не замахивался!

18 октября 1867 года состоялась официальная церемония передачи Аляски Соединенным Штатам. Русский флаг над Новоархангельском, ныне известным как Ситка, был спущен, а вместо него поднят американский, обогатившийся новой звездой на синем фоне. Одновременно с этим целый регион пропутешествовал во времени на 11 дней вперед: дата и время были синхронизированы с западным побережьем США.

Особенных выгод, кроме этнополитических, США от этой покупки на ту пору не приобрели. Но территория их, равно как сырьевой потенциал, выросли значительно. А Россия… В России до сих пор спорят, что это было – глупость, или мудрый экономически обоснованный шаг.

Психотерапевт, ставший миллионером

Ко многому был привычен телезритель времен перестройки из того, что сегодня вообще не воспринимается, как телевизионный формат - к многочасовому балету и фигурному катанию, к скрипичным концертам, хорам и операм, к передаче «Очевидное невероятное» и передаче «Международная панорама» с многомудрыми, но слегка косноязычными экспертами. А трансляцию первого Съезда народных депутатов граждане вообще смотрели как увлекательное ток-шоу. Но вот чего не ожидал никто, - так это «Сеансов здоровья врача-психотерапевта Анатолия Кашпировского» на центральном телевидении СССР. Первый из них состоялся 9 октября 1989 года.

(с)??

Всего таких часовых телепередач было шесть, выходили они в прайм-тайм по воскресеньям и пользовались невероятным успехом. Еще бы! Такого у нас точно еще не бывало. Это уже потом последовали Чумак, Лонго и прочие теле-целители, но Кашпировский был первым. По-хорошему, речь идет о невероятном по своему размаху эксперименте – опыте массового гипноза по телевизору. По факту, - о вершине телевизионного воздействия на массы. Сам Анатолий Михайлович, впрочем, использование гипноза отрицает. Но при этом подчеркивает, что «нужно было 30 передач просить, телевидение тогда соглашалось на все», потому что в этом случае он «стал бы лидером государственного масштаба».

Структурно выступления Кашпировского были построены очень просто, даже примитивно. Сперва – настроечная часть: зачитывались благодарственные письма и телеграммы, поднимались на сцену исцелившиеся в результате более раннего общения с психотерапевтом, демонстрировались доказательства действенности сеансов. И только потом начиналась вторая часть мероприятия, позиционировавшаяся как лечебная. Главная роль тут была, конечно, у самого Анатолия Михайловича, смотревшего прямо в камеру. Лишь изредка план менялся, чтобы продемонстрировать реакцию зала. А это, надо сказать, было зрелище, достойное внимания.

То, что происходило в зале, более всего напоминало не сеанс психотерапии, а «радение» сектантов: люди вскидывали вверх руки, мотали головами, дико смеялись, рыдали, а временами просто выпадали из кресел на пол. Говорят, что и по всей стране перед телеэкранами происходило примерно то же самое. А на фоне этого под тихую музыку звучал уверенный, ровный, с легким южным выговором и, порой, неправильными ударениями голос Анатолия Михайловича, призывавшего расслабиться, не напрягаться, настроиться на добро и принять «установку», которую дает психотерапевт. При этом Кашпировский подчеркивал, что лечебное воздействие будет оказано вне зависимости от того, верите вы в него, или не верите, хотите, или не хотите.

И, что характерно, результаты не заставляли себя ждать. Статистика говорит о более чем 10 миллионах случаев, когда после телевизионных сеансов наблюдалось в той или иной мере улучшение здоровья, облегчение страданий и так далее. Ни одному американскому проповеднику-целителю такая эффективность не снилась! Отзывы об этих результатах озвучивались на следующих сеансах: «прошла гипертония», «прекратился энурез», «исчез коллоидный шрам». Те, кто относился к происходящему скептически, парировали анекдотами: «Анатолий Михайлович, после вашего сеанса у меня исчезли трупные пятна, и рассосался шрам от вскрытия».

Шесть телесеансов осенью 1989 года сделали Кашпировского супер-звездой позднего СССР. Гастроли по Союзу, устроенные им сразу же после последнего из них, позволили психотерапевту стать одним из самых богатых людей того времени – официальным миллионером, а в 1993 году он был избран депутатом Госдумы. Кто его знает, может и правда, 30 сеансов сделали бы его национальным лидером? Но в любом случае, можно с уверенностью утверждать, что 9 октября 1989 он создал новый тренд, надолго покоривший население шестой части суши. Открыл ворота для Чумака, Лонго, Джуны и так далее. Вплоть до бабы Нюры. Кто стоял за этим экспериментом, и зачем его проводили, остается только догадываться. Известно лишь, что для прекращения теле-целительства потребовался целевой указ президента. И не меньше.

Пересадка для чиновников

Дата 31 марта 1997 года могла бы стать ключевой в истории отечественного автопрома, моментом, который позволил бы не только возродить его престиж, но и многое значил бы с чисто идеологической точки зрения. В этот день президент России Борис Ельцин подписал распоряжение. №89-рп, гласившее, что все российские чиновники должны пересесть на автомобили российского же производства. Указ этот, разумеется, исполнен не был.

(с)???

По-хорошему, Борису Николаевичу было все равно, что там происходит с отечественным автопромом. К этому времени он уже был весьма нездоров и все чаще «работал с документами на даче». Но тут вице-премьером стал молодой тогда еще Борис Немцов, только что покинувший пост губернатора Нижегородской области. Вот он-то и прорвался пред светлы очи «царя Бориса» с идеей пересадить всех государственных деятелей на отечественные автомобили. Пытался, похоже, покидая свой предыдущий пост, поддержать напоследок Горьковский автозавод, выбить для него большой государственный заказ. И ведь почти получилось! Президент подмахнул заранее подготовленный текст, запустив тем самым стандартный бюрократический конвейер постановлений и циркуляров. Российские автопроизводители в этот момент взглянули в будущее с надеждой.

Надо сказать, что опыт в производстве автомобилей представительского класса у ГАЗа был немалым. Именно там производились пресловутые «номенклатурные» «Волги» и «советские кадиллаки» - «Чайки». Про ГАЗ-14 – вообще разговора нет, - это был автомобиль мощный и одновременно красивый. Пожалуй, такой роскошной машины наш автопром не выпускал никогда.

(с)???

Но и «Волга» в премиум-комплектации значительно отличалась от привычного нам варианта. Как качеством механизмов, так и внутренней отделкой и оборудованием. Что там говорить, если в эпоху, когда мобильный телефон казался чем-то из разряда фантастики, министерские «Волги» оснащались возимыми комплектами спец-связи. Ко второй половине 1990-х Горьковский автозавод был вполне «на плаву» и наработки его конструкторов, как признают сегодня эксперты, были на ту пору вполне конкурентоспособными. А был ведь еще и завод имени Лихачева с его уникальными автомобилями-«бронекапсулами», специально разработанными для руководства страны, - элегантными и максимально безопасными даже по сегодняшним меркам.

Иными словами, проиграв западным компаниям на общем рынке, сектор представительский отечественные автопроизводители освоить были вполне в силах. Тем более, что и с идеологической точки зрения использование российских авто нашими государственными деятелями было бы делом правильным. Но время было мутное, лоббисты западных компаний проявляли недюжинную активность, так что в гаражах министерств и ведомств давно уже не было ни «Волг», ни «Чаек», - их место заняли модные в 1990-е «глазастые» «Мерседесы».

Распоряжение, подписанное Ельциным должно было эту ситуацию изменить в корне. И процесс вроде бы даже пошел! Менее чем через месяц, 23 апреля все того же 1997 года, в свет вышло постановление Правительства РФ за подписью Виктора Черномырдина – «О порядке поэтапной продажи находящихся на балансе федеральных органов власти автомобилей иностранного производства, а также приобретения автомобилей отечественного производства для обслуживания указанных органов». Согласно этому документу, иномарки полагалось постепенно распродать с аукциона, параллельно принимая «комплекс мер по повышению технического уровня и улучшению качества легковых автомобилей, выпускаемых отечественной промышленностью на основе широкой международной кооперации». И даже аукционы эти были объявлены. Как минимум, несколько.

Но, как мы сегодня уже знаем, вся эта активность закончилась буквально ничем. Из имевшихся в распоряжении правительственных автопарков пятисот с лишним автомобилей импортного происхождения было продано едва ли три десятка, причем практически все они осели в гаражах тех, кто пользовался ими ранее. Просто были казенные, - стали личные. На том все и заглохло, а о немцовской инициативе предпочли просто забыть. Впрочем, что там говорить, если сам глава государства, подписавший распоряжение о больших автомобильных перестановках, не спешил пересесть с пятисотого «Мерседеса» на «Чайку» или бронированный «ЗИЛ».

Несколько слов, разделивших мир пополам

Мировые империи как бы велики они ни были, очень похожи на людей. На обычных людей, как мы с вами. Они так же рождаются, взрослеют, достигают расцвета, дряхлеют и угасают. Когда им приходит пора сойти со сцены, они, содрогаются от страха перед будущим и способны расколоть весь мир напополам. Это и произошло 5 марта 1946 года в американском городке Фултон. Не слишком длинная речь отставного английского премьера, прозвучавшая с кафедры местного колледжа, задала тренд развития мировой политики и, как следствие, экономики на десятилетия вперед.



Политическая обстановка в первый год после завершения Второй мировой была странной. С одной стороны, продолжала существовать Антигитлеровская коалиция, в воздухе все еще витали отзвуки встречи на Эльбе, и бывшие фронтовики с обеих сторон вспоминали друг о друге с теплом и приязнью. С другой, и в Великобритании, и в США уже были разработаны планы войны против СССР, причем американский план предусматривал применение ядерного оружия. Потому что усиление влияния Советского Союза в мире западных «партнеров» совсем не устраивало: вместо того, чтобы обессилеть в ходе затяжной войны, наша страна мобилизовала все возможные ресурсы и стала мощнее, чем когда бы то ни было до того. Мало того, пресловутый призрак коммунизма уже не просто бродил по Европе, а поселился там надолго и всерьез. И все было бы еще терпимо, но лидеры Британской Империи именно в этот момент ощутили первые предсмертные судороги возглавляемого ими колосса. Политическая карта мира была все еще почти наполовину раскрашена в зеленый (этим цветом картографы традиционно размечали Великобританию и ее владения), но реальное влияние державы падало буквально на глазах.

Вот в этой вот ситуации отставной премьер-министр гибнущей империи и по совместительству лидер английской оппозиции сэр Уильям Черчилль и произнес свою речь для студентов заштатного колледжа мелкого городишки в штате Миссури. Ту самую знаменитую фултонскую речь, в которой впервые прозвучало словосочетание «железный занавес».

В принципе, не того масштаба была эта встреча, чтобы речь его была услышана и воспринята всерьез. Да только вот в чем проблема: штат Миссури, в котором находится городишко Фултон, где и сейчас живет всего 12 000 человек, а на ту пору жило и того меньше, был родным штатом президента Гарри Трумэна. Поэтому когда Черчилль, приняв приглашение местного колледжа, пригласил президента США съездить в Фултон вместе, - тот согласился с радостью. А присутствие первого лица крупной державы, только что сыгравшей серьезную роль в мировой войне, способно придать дополнительное значение не то, что хорошо подготовленной речи, а даже случайной оговорке.

Суть дела состояла в том, что Трумэн, хотя и не высказался в поддержку тезисов Уинстона Черчиллся, но на речь его отреагировал благожелательно и даже аплодировал в особо удачных местах. Это значило весьма немало. Особенно, в свете того, что бывший английский премьер заявил о приоритетном праве англосаксов править миром и насаждать повсюду порядок, который видится им единственно верным. Причем впервые за всю историю "бремени белого человека" впервые упомянул США как державу, равную по значению Британской империи. Можно сказать, назначил преемника умирающего колосса.

«Мы не можем закрыть глаза на то, что свободы, которые имеют граждане в США, в Британской империи, не существуют в значительном числе стран, некоторые из которых очень сильны. В этих странах контроль над простыми людьми навязан сверху через разного рода полицейские правительства до такой степени, что это противоречит всем принципам демократии. Единственным инструментом, способным в данный исторический момент предотвратить войну и оказать сопротивление тирании, является «братская ассоциация англоговорящих народов». Это означает особые отношения между Британским содружеством и Империей и Соединёнными Штатами Америки».

Ну, а над теми странами, где насадить демократию по англо-американски не получится, - "от Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент", как раз и должен был опуститься тот самый «железный занавес», разделивший весь мир напополам на долгие годы. "За этой линией располагаются все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы: Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София, все эти знаменитые города с населением вокруг них находятся в том, что я должен назвать советской сферой, - отметил Черчилль, - и все они, в той или иной форме, объекты не только советского влияния, но и очень высокого, а в некоторых случаях и растущего контроля со стороны Москвы".

Иными словами, опасение западных партнеров, что англо-саксы теряют власть на Земле, было высказано однозначно. И вскоре стало основой не только идеологических выкладок, а базой для вполне реальной прикладной политики. Растущее влияние ненавистной и страшной Москвы пугало настолько, что занавес упал почти мгновенно.

В принципе, с той поры ничего не изменилось, несмотря на то, что Британская Империя прекратила свое существование, как таковая, да и сфера влияния нашей страны здорово сократилась. Соединенные Штаты продолжают дело Черчилля, активно следуя тезисам фултонской речи - пытаясь насаждать власть "белого человека" везде, где видят хоть какие-то отличия от "демократии", как они ее понимают.
А занавес, по-хорошему, так и не поднялся.

Верх плюрализЬма и демократии... ))

Это когда всякий мухомор может высказать, что он - против. Целлюлита, например. Или варикоза. Или дождичка с небушка. :-) Все равно. Демократия же. Как говорилось во времена моего детства, "у нас тоже можно выйти на Красную площадь и крикнуть, что Картер - дурак". 
Хм... И даже не прятаться после этого за ёлочку... ;-))))


А вообще - отличный нейминг. Таёжный такой, карельский местами даже. :-)
Ну вот очень радует! :-)

Накануне

В очередной раз начало мая становится поводом для пересмотра френд-листа.

Как обычно, в канун Дня Победы у блядей - комингаут. Персонажи, притворявшиеся приличными людьми, показывают себя в предпраздничных постах. Это по-своему прекрасно. Их становится видно.

Я глубоко веротерпимый человек, в том числе и по отношению к атеистам. Мне пофиг на сексуальные предпочтения ближних моих, пока они не начинают давить мне на мозг "единственноправильностью" их выбора. И на политические - тоже. Но есть вещи, которые не прошаются и не пересматриваются.

Всех, для кого День Победы - это "день сапога", у кого в лексике есть слово "победобесие", кто пытается рассказывать, что Питер надо было сдать, - попрошу на выход.
Прощайте.

Есть работа с людьми в уютном месте. Не надо?


Помните, дорогие друзья и коллеги, я как-то не так, чтобы давно, рассказывал про новую рюмочную на Звенигородской улице? Да, с названием "Дружба" и с детства знакомым сырным логотипом над дверью :-))

Ну так вот. Туда нужен бармен. Не юноша пылкий со взором горящим, а человек взрослый, солидный, понимающий культуру рюмочных как таковую, могущий хотя бы в общих чертах пообщаться с клиентом, желающим обсудить Сартра и Лотреамона, станцию "Мир" и политику Пиночета. :-))

Обещают 2 000 рублев за смену. Думаю, насчет всяких "плюшек" бонусных причитающихся тоже договориться будет можно. Но тут уже не ко мне. Ибо, как говорится, "мопед не мой". :-))

В общем, если кому нужна работа, - таки она вот. :-) Стучаться - в личку к прекрасной и замечательной Ксении.


PS. Чисто бонусом - смешная зарисовочка про гостей одного бара. :-))
Мне ну очень нравится :-))



Нехватка чипсов в паприке и сырных палочек в сыре (с)

Не устаю изумляться происходящим в России мутациям понятий. Вот попадет какой-то термин в русский язык, поварится в нем немножко, глядишь, - и уже означает совсем не то, что раньше, а, подчас, и вообще противоположное нечто!

Вот возьмем слово "либерализм".
Что нам говорит словарь?
Либерали́зм (от лат. liberalis — свободный) — философское и общественно-политическое течение, провозглашающее незыблемость прав и индивидуальных свобод человека. Либерализм провозглашает права и свободы каждого человека высшей ценностью и устанавливает их правовой основой общественного и экономического порядка.

Отлично, правда?
Но вот какая беда: смотришь на современных российских либералов, слушаешь их, и понимаешь, что как-то они чем дальше, тем, простите за тавтологию, дальше от этого определения. То заявляют, что те, кто не либералы - вообще не люди, то рвутся "держать и не пущать", вопреки тезису о правах и свободах человека как высшей ценности. Вот, призвали давеча законодательно запретить изображения Сталина, например. ;-)) Если кто не понял: либералы призвали законодательно запретить людям делать нечто, что либералам не по нраву. При том, что самая суть либерализма в ограничении вмешательства государства в жизнь общества. Вам не кажется, что после этого они автоматически перестали быть либералами, а стали чем-то противоположным? ;-) Пусть и называются тогда по-другому.

Или вот оппозиция. Снова открываем словарь.
Оппози́ция (от лат. oppositio «противопоставление, возражение») в политике — партия или группа, выступающая против господствующей партии или мнения, поддерживаемого большинством. Также это политическая деятельность партий, групп и движений, противостоящих правительственному курсу и ведущих с правящей партией (партиями) борьбу за государственную власть.

Круто. Такая штука нужна, вне сомнения. Без нее государственная власть закиснет и превратится в самодовольную жабу. Только почему записные оппозиционеры выступают не против власти, а против России? Почему "Рашка" - для них нормальное слово? Почему они так радуются падению "Протона", черт побери? Да и вообще любой неудаче России. Затонул корабль? Радость! Упала ракета? Счастье! Еще какая-то беда приключилась, - страна-то большая, непремено где-нибудь случится чего-то, - ликование и восторг! Вот почему? Почему с такой радостью распространяют ими же состряпанный слух, что танки на параде Победы будут не настоящие? Потому что это уже не оппозиция, это уже нечто другое, мерзкое и отвратительное. Оно не против власти, оно против России как таковой. Нет, будучи либералом в словарном значении этого слова, я вполне спокойно мирюсь с существованием этой публики, благо она многочисленна только в интернете. Но какая же они оппозиция? Пусть по-другому называются.

В общем, мутация понятий - штука стра-а-ашная... Лю-у-у-утая! Непредсказуемая практически. :-))

PS. Все вопросы - риторические. Отвечать - необязательно. Задуматься над ответами - рекомендуется.