Category: путешествия

Здравствуйте, друзья и коллеги!

Рад приветствовать вас на этой страничке.

Что она собой представляет? Просто блог и ничего иного. С разговорами о кулинарии и гурманистических радостях, о пиве и самогоне, о путешествиях по России и за ее пределами, о лесных и водных походах, об истории и краеведении, о журналистике и, временами, о моих книжках. Всего по чуть-чуть, зато без занудства и с картинками. :-) Главное, тут не встретится ни пол-грана лжи. Разве что сказки иногда попадаются. :-)
Так что закуривайте трубку, придвигайте поближе стакан с глинтвейном, и вперед!

Если возникнут предложения о сотрудничестве, - буду рад прочесть ваше письмо по адресу ammes@ammes.ru, или в личных сообщениях. Ну, а о том, чем хорош этот блог в плане информационного партнерства, написано ТУТ

Искренне ваш,
Сергей Кормилицын
Collapse )

Приезжай ко мне на БАМ...

По значению для экономики и транспортного развития страны это событие сравнимо разве что с запуском Транссибирской железной дороги. 27 октября 1984 года было официально открыто сквозное движение по Байкало-Амурской магистрали. Завершилась строительная эпопея, продолжавшаяся несколько десятилетий, и страна получила транспортную ветку, связавшую ее центральные области с отдаленными и труднодоступными регионами.



Началось все еще в позапрошлом веке, когда железнодорожное сообщение рассматривалось едва ли не как панацея от всех транспортных проблем России. Мысль о том, чтобы помимо Транссиба обзавестись еще одной железной дорогой, выходящей прямо к Тихому океану, была свежа и вызывала неподдельный энтузиазм. Но отправленная для разведывания трассы экспедиция вернулась с неутешительными вестями: план смотрелся хорошо только на карте. На деле же железной дороге, проложенной в этом направлении пришлось бы пересечь 7 горных хребтов и более 3 500 водных преград, включая 11 крупных рек. В тот момент Россия просто не обладала техническими возможностями для создания такой трассы.

К теме вернулись вновь уже после революции, причем о строительстве дороги задумались военные. Железнодорожная линия, проходящая в глубине страны параллельно Транссибирской дороге, могла бы стать большим подспорьем для доставки и снабжения войск на случай войны с Японией. А война эта, хотя сейчас это и сложно себе представить, практически стучалась в двери. В апреле 1932 года вышло постановление правительства о строительстве Байкало-Амурской трассы. Но дело завязло из-за недостатка рабочих рук. Тогда строительство передали в ведение ОГПУ, и для создания дороги начали использовать труд заключенных. Продолжалось это, впрочем, недолго: в 1942-м значительные участки уже уложенного пути были разобраны, чтобы построить Волжскую рокаду – железную дорогу, проходившую вдоль линии фронта за Сталинградом. После войны работы велись на отдельных участках БАМа, но финансирование было эпизодическим, и достроить магистраль целиком никак не получалось.

Ключевой датой для создания магистрали стало 8 июля 1974 года, когда было опубликовано постановление ЦК КПСС, объявлявшее БАМ всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Иными словами, была решена проблема рабочих рук: комсомольские десанты были направлены одновременно на разные участки дороги, так что строительство пошло по всей ее протяженности. Нашлись и бюджетные средства для завершения работ. Строго говоря, вложения потребовались не только в, собственно, строительство. БАМ оказался проектом, задействующим экономический потенциал всей страны. Для его обеспечения потребовалось создание целого ряда новых производств, разработка новых технологий прокладки дороги в условиях вечной мерзлоты. На создание новой магистрали работала в буквальном смысле слова вся страна. Но все равно, до завершения работ потребовалось еще десять лет, и примерно вчетверо больше средств, чем рассчитывали на старте. Это, впрочем, вполне нормально для работы в таких условиях. С Транссибом дело обстояло точно так же.



Справедливости ради нужно отметить, что Байкало-Амурская магистраль до сих пор не выглядит так, как ее хотели видеть проектировщики: примерно на 75% протяженности дороги уложена только одна нитка пути. Но ее строительство продолжается. Благо работает трасса с полной, предельной для сегодняшнего ее состояния нагрузкой, а потенциально может быть загружена вдвое больше. Так, в июле этого года был введен в строй новый участок второго пути с мостом через реку Лена, а в августе началось строительство второго Северомуйского тоннеля длиной 15 километров, параллельного первому, сданному в эксплуатацию в 2003-м. В общем, постепенно и без лишнего пафоса реализуется стартовавший в 2013-м проект с рабочим названием БАМ-2. Суть его в том, чтобы постепенно развести функции двух дорог и сделать Транссиб в большей степени пассажирской магистралью, а БАМ отвести в большей степени для тяжелых грузовых поездов.

Так что, как ни крути, а 27 октября для транспортной системы страны – дата значимая. А для родившихся в СССР – еще и ностальгическая. Потому что более масштабного романтичного проекта, чем БАМ в 1970-80-х не было, наверное, во всем мире. И песня ВИА «Голубые гитары» о том, что «Тында – крайняя точка Москвы» по-прежнему вспоминается с улыбкой.

Владельцы бань и хозяин «России»

Яркий, охристой краски, с затейливым лепным декором и мансардами на крыше, дом 60 по набережной Мойки был всего лишь внешней стороной многообразного и разнонаправленного бизнеса петербургских купцов Николая и Ивана Соболевых. Как в переносном смысле, - так и в прямом: во дворах за этим приметным зданием у Красного моста располагались принадлежавшие домовладельцам Гороховые бани, которые пусть и не служили головным предприятием братьев, но приносили неплохой барыш. Целых шесть корпусов бань.



Надо сказать, что были братья купцами не родовитыми, а скоробогатыми – выходцами из крестьян Холмогорского уезда Архангельской губернии. Правда, крестьянами они были не крепостными, а государственными, - а это, как говорится, совсем другое дело. Государственный крестьянин имел право вести розничную и оптовую торговлю, выступать в суде, владеть заводами и фабриками, и даже приобретать в собственность землю. По-хорошему, единственное, чего он не мог – так это владеть крепостными. За все эти вольности казна получала денежный оброк – в пределах 10 рублей в год. В общем, никаких особых проблем не было в том, чтобы договориться с общиной, да отправиться на промысел, или заняться торговлей.

Первым это сделал старший брат, Николай. Сперва область его бизнес-интересов не распространялась за пределы родных краев, так что в собственности у него оказались лесопилка и известковый завод под Вытегрой. Но по ходу дела Соболев задумался о рынках сбыта. А что может быть в этом плане лучше, чем вечно строящаяся столица?! И он двинул покорять Петербург, где с 1844 года стал числиться 3-й гильдии купцом. Управлять основанными им предприятиями остался младший брат. Причем пока Николай налаживал торговые связи в городе на Неве, Иван к семейному делу добавил еще и торговлю хлебом: все равно обозы со стройматериалами в Петербург идут, - отчего бы не добавить к ним подводу-другую с зерном? Благо столица она такая, - все съест, сколько ни дай! И торговля эта постепенно выросла в оптовую.

За следующие десять лет бизнес сложился и развился настолько, что Николай Николаевич перестал справляться с ним в одиночку, - пришлось в 1854-м младшему брату тоже перебираться в столицу и записываться в купцы, поставив на предприятиях надежных управляющих. В это же примерно время Соболевы приобрели не сохранившийся до сегодняшнего дня дом 58 по набережной Мойки. А поскольку денег хватало, а неуемный характер требовал попробовать чего-нибудь новенького, то заодно – еще и находившиеся рядом бани, носившие имя Талевские – по имени владельца, купца Христофора Таля. Впрочем, это название вскоре забылось, и бани стали именоваться Гороховыми – по названию близлежащей улицы.

Еще лет за пять фирма разрослась настолько, что можно было подумать о расширении бизнеса уже до масштабов всей европейской части России. Поэтому Иван Соболев перебрался в Нижний Новгород, чтобы рулить хлебной торговлей оттуда. В Нижнем он приобрел три парохода, два десятка барж, выстроил себе дом, а рядом с ним, - правильно! – общественную баню, как в Петербурге. Очень уж ему понравилось это дело. Брат же его, оставшийся в столице, тоже не терял времени. В 1872 году на участке 60 по набережной Мойки он построил четырехэтажный дом по красной линии, отгородив его фасадом прибыльные, но не очень красивые банные корпуса.

Прежнее свое жилище по соседству Николай Николаевич превратил в доходный дом, а в новом здании открыл гостиницу «Россия», потратив на ее сооружение 120 000 рублей. Разумеется, известь для кладки стен и штукатурных работ поставлялась с его собственного завода под Вытегрой, а бревна для перекрытий и стропил – с его же лесопилки, - потому так дешево все и вышло.

«Россия» позиционировалась как «лучшая семейная гостиница» с завтраками и обедами. На первом этаже располагался буфет с выходом на набережную и подсобные помещения – кухня с кладовыми, прачечная и так далее, - на втором – банкетный зал, 6 номеров люкс и несколько попроще, хозяйская квартира и контора Соболева, а на третьем и четвертом – «номера для приезжающих», сдававшиеся посуточно. Отдельной лестницей отель соединялся с банями – номерным отделением для чистой публики, и более простым «тридцатикопеечным», - и с оборудованной мраморными ванными мыльней.

До самой своей смерти в 1892 году Николай Николаевич Соболев прожил в своей гостинице при банях, продолжая управлять созданной им многопрофильной компанией. Детей у него не было, младший брат Иван умер в 1878-м, а вдова и дочь брата столичной недвижимостью не дорожили, так что за семь лет до наступления нового века и гостиница, и бани были проданы новому владельцу.
А вот фирма оказалась сколочена настолько крепко, что исправно работала до самой революции и даже немного после.

Замок мечты и мечта о замке

Вне сомнения, дом 4 по улице Куйбышева, ранее носившей название Большая Дворянская, - одно из самых заметных зданий ближайших окрестностей. Этакое баронское поместье с квадратной воротной башней, витражами, коваными рыцарскими щитами и лавровыми венками. Настоящая мечта германского «фона», воплощенная в стиле модерн. Что, впрочем, не удивительно, так как владельцем особняка был Вильгельм Брант – российский купец с немецкими корнями, один из самых влиятельных представителей торгового сословия Петербурга.

(с)???

Приставки «фон», равно как и полагающегося к ней баронского титула у Вильгельма Бранта, разумеется, не было: прадедущка его был портовым маклером в Гамбурге – посредником, подыскивавшим подходящие корабли для тех или иных грузов, или, напротив, - фрахты для кораблей. Разумеется, старший сын маклера стал наследником его бизнеса, а вот младшему пришлось самому искать себе счастья. В 1802 году он приехал в Архангельск, чтобы стать портовым маклером в тамошнем порту. Однако оказалось, что в российских условиях деятельность эта отнюдь не так прибыльна. Осмотревшись, молодой немец принял решение заняться торговлей лесом. Для начала, разумеется, в роли посредника, потому что стартового капитала у него почитай что не было. Но дела пошли хорошо, и вскоре Брант младший стал не только купцом, но и владельцем нескольких лесопилок, потому что понимал, что доска и брус стоят дороже «кругляка».

Сын его – Эммануил отцовское предприятие расширил. К 1860 году семейные лесопилки превратились в настоящие заводы, выпускавшие практически весь ассортимент пиломатериалов, востребованный на рынке того времени, да еще вдобавок и поташ – щелок, на приготовление которого шла зола от сжигания отходов производства. А торговля расширилась необыкновенно: теперь Бранты торговали еще и зерном, пенькой, воском, салом. Головная контора фирмы базировалась в Петербурге, а отделения – во всех значимых портовых городах России.
В общем, наследство Вильгельм Брант, или, как его, - представителя уже второго поколения семьи, родившегося в России, называли иначе – Василий Эммануилович, получил богатое. Компании «Э.Г. Брант и компаньоны» принадлежали лесопильный завод на Охте и пристани со складами на Неве, предприятия на Вытегре, под Череповцом и в Кондопоге, Кривоезерский завод в Юрьевце. А поскольку наследником Василий Брант был рачительным, он изо всех сил старался диверсифицировать семейный бизнес. Так в портфеле фирмы появился контрольный пакет акций пивоваренного завода «Бавария» и ценные бумаги сразу нескольких российских железных дорог, а в личной собственности ее владельца – несколько виноградников во Франции и доли в паре крупных европейских пароходств.

Но вот чего Василию Эммануиловичу хотелось по-настоящему и всерьез, так это – сказки. Видимо, и правда, есть в немецком менталитете что-то такое, что, по меткому выражению Германа Раушнинга «каждый немец стоит одной ногой в Атлантиде». Сын купца и правнук портового маклера мечтал о семейной легенде. О том, как он оставит детям не только торговую империю, охватившую всю страну, но и фамильный замок, а то еще и дворянский титул. И мечта эта была вполне осуществимой. К началу ХХ века он уже был потомственным почетным гражданином, а, учитывая, сколько Бранты жертвовали на благотворительность и ассигновали на нужды государственные, до пожалования им дворянства оставался действительно один шаг. Замок же предстояло построить самому.

В 1909 году Василий Эмманулович этим занялся всерьез. Нанял одного из самых модных архитекторов того времени – Роберта Фридриха Мельцера, разумеется, тоже немца, и вкратце описал ему свое видение семейного гнезда. Мельцер впечатлился задачей, привлек к делу лучших декораторов и художников (над рисунками витражей, скажем, работал Петров-Водкин) и всего за год построил особняк, которому искренне завидовала вся немецкая община: небольшой замок, оборудованный по последнему слову техники – с горячим водоснабжением, паровым отоплением, электричеством и даже лифтом. А на заднем дворе располагались гараж, каретный сарай, конюшня, коровник, птичник, прачечная и так далее. В общем, получилось полностью самодостаточное поместье.

Прожить в нем семейству Брантов довелось недолго. Василий Эммануилович славился умением очень трезво оценивать обстановку и давать правильные прогнозы, что в отношении бизнеса, что в сфере политики. Поэтому летом 1917 года он со всеми домочадцами выехал в Париж, а до лета 1918-го успел вполне выгодно пораспродать большинство своей российской собственности. И жил, как говорят, еще очень долго и счастливо.

Дом бывшего приказчика

Трехэтажный особнячок на Марата, 78 выглядит как-то не по-купечески неброско, просто теряется даже на фоне окружающих его домов. Тем не менее, владелец его – 1 гильдии купец Алексндров - был намного зажиточнее, чем владельцы соседних, куда более роскошных зданий.



Михаил Александрович Александров родился в 1845 году в семье крепостного крестьянина, в селе Богородское под Нижним Новгородом. Нрава он был беспокойного, так что родные края он, скорее всего, покинул бы, даже не случись царского манифеста 1861 года, положившего конец закрепощенному состоянию большей части населения Российской Империи. Исторический момент настал, когда Михаилу было 16 лет. Буквально год спустя молодой крестьянин сбежал из отцовского дома, отправившись в Нижний – купеческую столицу России. Сперва побыл мальчиком на побегушках в лавке торговца москательными товарами и мануфактурой, потом вырос до младшего приказчика, а там – и вовсе стал помощником купца. Вскоре наряду с хозяйскими торговыми операциями он и свои дела «крутить» начал. Для начала – по мелочи, потом все серьезнее и больше. Так, что к 30 годам у бывшего приказчика был уже собственный бизнес: не просто налаженные торговые связи и собственная лавка, а в добавок ко всему – несколько пароходов в собственности. В 1875 году Михаил Александров впервые уплатил гильдейский сбор, легализовав свою коммерческую деятельность, и заявив о себе, как о самостоятельном купце. А буквально через несколько лет подался в Петербург. Потому что самые большие деньги крутятся, разумеется, в столице.

В Петербурге он поселился для начала в самом купеческом квартале, сняв квартиру неподалеку от Сенной площади и Апраксина двора, на Садовой, 36. А лавку свою открыл, напротив, в районе куда более аристократическом – в Банковском переулке. И стал торговать тканями и готовым платьем. Но даже при том, что лавка приносила весьма достойную прибыль и, со временем, превратилась в очень солидный модный магазин, привлекавший клиентов из числа представителей дворянского сословия, она не была основным источником благополучия купца. Главным его занятием были транспортные операции – доставка товаров практически со всей страны петербургским коллегам-купцам, в том числе – и срочная. Маленький пароходный флот Александрова разросся в целую торговую флотилию, обеспечивая непрерывную коммуникацию между городом на Неве и Нижним Новгородом, Астраханью и другими торговыми центрами Империи. От успешности логистических схем этого транспортного предприятия напрямую зависело благосостояние самых крупных купеческих домов столицы. Так что деньги в карман молодого предпринимателя текли рекой, - состояние его быстро перевалило за миллион рублей.

Впрочем, был у Михаила Александровича и другой источник дохода, традиционный для петербургских купцов того времени – сдача помещений в наем. Причем речь идет не о жилых квартирах в доходных домах, как в большинстве подобных случаев, а о недвижимости коммерческой. На Апраксином переулке, 6 по его заказу модным в ту пору архитектором Федором Лидвалем был построен необычный образец «делового дома»: на первых двух этажах располагались лавки, на третьем – помещения для совещаний и проведения аукционов, а на четвертом и пятом располагалась гостиница. Весьма прибыльное получилось предприятие, намного более рентабельное, чем любой доходный дом.

Годам к сорока купец Александров осознал, что пришла пора остепениться и обзавестись жильем более соответствующим его социальному статусу, чем съемная квартира на Садовой, и приобрел четырехэтажный дом на Моховой, 37, куда и переехал с женой Екатериной Федоровной четырьмя сыновьями и тремя дочерями. А еще лет десять спустя, он оставил это жилье потомкам, а сам переселился в скромный особнячок на Николаевской улице, как раньше называлась улица Марата. Дом этот, более, чем любой другой в Петербурге похожий на классическое жилье купца в каком-нибудь небольшом губернском городе, достался ему в результате очередной торговой операции. Проще говоря, отошел ему за долги. И так покорил сердце бывшего нижегородского приказчика, что тот решил провести в нем весь остаток своей жизни. Далеко не самый роскошный на этой улице, отнюдь не самый современный и вовсе не такой комфортный, как новые здания эпохи модерна, он стал любимым жильем финансового воротилы, способного по своим доходам выстроить себе дворец не хуже княжеского.
Михаилу Александровичу здесь было просто уютно.

Чрево Петербурга

Конец XIX века был эпохой фирменных магазинов. Понятия бренда в его нынешнем смысле на ту пору, разумеется, еще не существовало, но сама идея, что за крупной торговой точкой, предлагающей товары не ординарные, но в чем-то исключительные, должны стоять имя и репутация конкретного человека – владельца торговой марки, - уже укоренилось в умах. Причем не только в отношении, к примеру, магазинов модной одежды, но и – в немалой степени стараниями братьев Елисеевых – в сфере торговли продуктами питания. Магазин петербургского купца Александра Николаевича Рогушина, открывшийся ровнехонько на рубеже веков в доме 11 по Большой Морской, был уж таким фирменным, что дальше просто некуда!

(с)???

На 1900-й год в столице Российской Империи было более 16 000 продуктовых магазинов. Конкуренция, как ни погляди, немалая. Сложно представить себе, чего только нельзя было отыскать на этих тысячах прилавков! Были среди них совсем мелкие лавочки и средней руки магазины, были гиганты, подобные Елисеевскому, и владельцы их в той или иной мере следили за качеством товара, подбирая поставщиков себе по чину и по размаху, подчас переманивая их друг у друга. Но, пожалуй, именно Александру Рогушину первому пришла в голову идея поставщиков не просто подбирать, а воспитывать, создавая свою собственную систему, «заточенную» на достижение максимального качества товаров.

Не было за Александром Николаевичем ни отцовского состояния, ни титулованных предков. Происходил он из весьма скромной мещанской семьи, у которой, строго говоря, ни гроша за душой лишнего не было. А потому все свое образование получал на практике, будучи с младых ногтей отправлен служить мальчиком на побегушках к одному из петербургских купцов. Мальчик оказался смышлен, расторопен, так что годам к двадцати выслужился до приказчика в одной из лавок, а там – и вовсе в личные помощники купца, потому что чуть ли не нюхом чуял все, как сейчас бы сказали, тенденции рынка и умел их предугадывать.

Как бы там ни было, а в еще вполне юном возрасте Рогушин был обладателем небольшого скопленного по полтинничку капитальца и бесценных знаний обо всей изнанке торговли продовольственным товарами, которым позавидовал бы иной воротила калибром много серьезнее и возрастом посолидней. Чтобы знания эти преумножить, он отправился на несколько лет в Европу, - посмотреть, как поставлено торговое дело в Лондоне и Париже. Поработал на вторых и третьих ролях в европейских крупных торговых предприятиях и вернулся на Родину специалистом совсем уже уникальным. Теперь можно было приступить к созданию собственного дела. Причем такого, какого столица еще не видела.

В первую очередь, даже еще до того, как оплатить вступление в купеческую гильдию, Рожков изучил список поставщиков, с которыми работали лучшие торговцы съестным в столице, и вышел с ними на контакт. Тем, кто занимался овощами, фруктами и ягодами, предложил жесточайшие условия по проценту брака и качеству взамен на закупочную цену чуть ли не вдвое более высокую, чем в среднем по столице. Тем, кто поставлял мясо, выставил требование придерживаться строго определенной системы откорма скота и тоже предложил невиданно высокую цену закупки. Договорился с теми, от кого зависели поставки спиртного и «колониальных товаров», выбрав лучших из лучших, сплошь поставщиков Императорского двора. И только сформировав для себя базу поставок, убедившись, что его ценник не перебьет никто из конкурентов, открыл свой магазин – «Торговый дом О’Гурмэ».


Вот он, Рогушин - на переднем плане, в шляпе-"котелке"

Заведение это было не из дешевых. Самые простые фрукты – яблоки, сливы, груши – стоили в новом магазине от 70 копеек до полутора рублей за фунт. Это при том, что за полтинник можно было пообедать в приличном трактире, а за два рубля – в хорошем ресторане. Зато качество товара было исключительным, а ассортимент поражал воображение. Бог ними, с ананасами, апельсинами и свежими кокосовыми орехами! Ассортимент мясных деликатесов, предлагавшихся Рогушиным был таким, что ему впору позавидовать и сегодня. Не говоря уже о том, что это вообще был первый в России магазин, созданный целенаправленно для торговли деликатесами. И, кстати, единственный, при котором работал санитарный врач, постоянно контролировавший качество товара.

Магазин на Большой Морской работал до самой революции. Александр Рогушин как-то ухитрялся выкручиваться, даже в условиях Первой мировой, добывая для своего торгового предприятия самые лучшие товары из возможных. А в конце 1916-го повесил на дверь замок и исчез. Сделав это, как все, что он делал в жизни, - очень вовремя.

Дворец предприимчивого юриста

Дом на углу Миллионной улицы и Мраморного переулка больше похож на дворец, чем на обычное городское здание. Его владельцем долгое время был сенатор, действительный тайный советник и городской голова Петербурга Владимир Ратьков-Рожнов. Впрочем, далеко не всегда он занимал такие высокие должности и отнюдь не с самого начала достиг столь высокой позиции в табели о рангах.

(c)???

Костромские дворяне, Ратьковы-Рожновы принадлежали к древнему роду и могли при желании вывести свое родословие хоть к самому Рюрику. Но особо зажиточным это семейство назвать было трудно. То есть, разумеется, были у него в собственности поместье, некоторое количество земли и привязанных к ней крепостных душ, был какой-то капиталец, но совсем невеликий. Поэтому отпрыска древнего рода – Владимира Александровича Ратькова-Рожнова по достижении соответствующего возраста отправили учиться на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Профессия, с одной стороны, «чистая», а с другой, при условии определенных умений и навыков, позволяющая сводить концы с концами, не ожидая лишний раз финансовой поддержки от папеньки с маменькой.

В 1857 году юный дворянин окончил юрфак со степенью «кандидата прав» и поступил на государственную службу. При этом место службы досталось ему весьма престижное - канцелярия Сената, - а вот должность – невысокая, всего-то помощник секретаря. Это по табели о рангах значило – коллежский секретарь с жалованием 62 рубля в месяц. И вот тут свежеиспеченному юристу повезло. Параллельно со своей основной службой он сумел устроиться на работу к знаменитому лесоторговцу Василию Громову, - купцу новой формации, миллионеру!

Видимо юридические советы молодого Ратькова-Рожнова были дельными, потому что буквально за несколько лет ему удалось превратиться из приглашенного юрисконсульта в управляющего всеми делами огромной торговой империи клана Громовых. Как следствие, и вознаграждение его выросло значительно. Настолько, что за следующие полтора десятка лет костромской дворянин стал владельцем полудесятка доходных домов в столице и обеспечил себе постоянные и весьма солидные денежные поступления. Да и карьеру он сделал достойную: сперва очень быстро дослужился до сенатского обер-секретаря, - то есть до чина коллежского советника с окладом в 208 рублей в месяц, а потом – и вовсе стал членом Санкт-Петербургской судебной палаты и действительным тайным советником. Полным генералом гражданской службы. Выше, как говорится, только звезды!

В 1874 году миллионер-покровитель Ратькова-Рожнова скончался. Наследник лесопромышленника – его младший брат Илья – к услугам юрисконсульта прибегал реже и советов его практически не слушался, а талантом Василия Громова извлекать прибыль из любой, даже внешне проигрышной ситуации, не обладал. И в результате меньше чем за пять лет спустил все доставшееся ему состояние, крепко запил и вскоре умер. Жалкие крохи, оставшиеся от некогда огромной торговой империи, оказались в распоряжении Владимира Ратькова-Рожнова. В частности достался ему дом-дворец на Миллионной, 7, перестроенный Ильей Громовым со всей доступной на ту пору роскошью всего несколько лет до того. История, как управляющий превратился в наследника, выглядит довольно «мутной», но судя по всему, все было в рамках закона.

В 1893 году Владимир Александрович достиг вершины своей карьеры, заняв должность городского головы Санкт-Петербурга. Он управлял городом на протяжение пяти лет, и покинул этот пост в феврале 1898-го по собственному желанию, поняв, что служба его стала тяготить. До 1912 года он счастливо жил в доме на Миллионной, сдавая часть его, выходящую на Неву, государственным учреждениям. И умер там же, окруженный любящей родней. В некрологе, опубликованном всеми столичными газетами, о нём писали: «Как общественный деятель покойный особо ценился за заботы о призрении бедных и в этой области заслужил себе всеобщие симпатии. Он состоял членом и жертвователем множества филантропических учреждений и во многих из них принимал виднейшее участие».

Дворец делового барона

Этот немалых размеров особняк расположен по двум адресам одновременно и числится по Английской набережной как дом 34, а по Галерной улице – как дом 33-35. Владелец здания занимающего целый квартал, был настолько зажиточным человеком, что мог позволить себе такую роскошь. Под крышей дома Сергея Павловича Дервиза умещались его собственное жилье, покои его матери, парадные залы, которые сделали бы честь иному дворцу и даже небольшой театр. Сергей Павлович очень любил музыку.



История семьи Дервизов настолько древняя, что просто теряется где-то во глубине веков, во временах, когда к имени ее представителей не прилагалось никаких «дер» и уж тем более «фон дер». Жители северной Германии, Визе были законопослушными в меру зажиточными бюргерами, - работы не чурались, от государственной службы не бегали, присягу курфюрсту не нарушали. Один из них даже ухитрился стать бургомистром вольного ганзейского города Гамбурга.

Коренной перелом в судьбе этого рода произошел в тот самый момент, когда российская императрица Елизавета, озабоченная отсутствием законного наследника престола, призвала пред свои светлы очи племянника – Карла Петера Ульриха Шлезвиг-Голштейн-Готторпского, будущего Петра III. С ним вместе из Голштинии прибыла к русскому двору целая толпа народа. В том числе – весьма толковый чиновник Иоанн Адольф Визе, служивший у юного наследника юстиц-советником. Вот ему-то будущий государь и пожаловал дворянство вместе с немецкой баронской приставкой. Впрочем, всего за несколько поколений «фон дер Визе» превратилось в «Дервиз», потомки титулованного голштинца перекрестились в православие, и зваться стали простыми русскими именами. Сергею Павловичу первый дворянин в его роду приходился прапрадедом.

За четыре поколения семья Дервизов стала не просто зажиточной, а буквально сверхбогатой. Основу состояния заложил отец Сергея Павловича, сколотивший немалый капитал на строительстве железных дорог. Но и сын его был не промах. Умело вкладывая доставшиеся в наследство деньги, он ухитрился стать одним из самых богатых людей Российской Империи. Так что дом на Галерной по его меркам даже предметом роскоши не являлся, - так, не более, чем жилищем, достойным потомка старинного рода.

Впрочем, деловые решения, которые принимал Сергей Дервиз, окружающих зачастую пугали. Опираясь исключительно на собственную интуицию, он вкладывал средства – не большие по его меркам, но пугающе огромные для остальных – в самые разные направления бизнеса – от постройки новых железных дорог до разработки никому не известных серебряных приисков. Разумеется, при этом он периодически попадал в ловушки, расставленные мошенниками, терял свои инвестиции и, хотя на фоне прибылей, которые Дервизу удавалось получать от других, более удачных вложений, потери были мизерными, вызывал суеверный ужас у всех окружающих. Да и вообще барон вел себя слишком по-деловому, не так, как по общему мнению пристало вести себя дворянину.

Слухи о том, что миллионер вот-вот разорится, сопровождали его на протяжение всей жизни и даже привели к тому, что над его состоянием дважды назначалась опека. То есть все бразды правления передавались кризисному управляющему из числа старших родственников. Была такая практика в Российской Империи, не позволявшая молодым повесам растрачивать накопленный родителями капитал. Но оба раза опека была снята: уж больно правильными оказывались сделанные Дервизом младшим бизнес-ходы. Основанные им Инзерский и Лаптышинский чугуноплавильные заводы работали исправно, приобретенные рудники и поместья приносили прибыль. А то, что при этом Сергей Павлович жертвовал немалые суммы на благотворительность, было, в конце концов, его личным делом. На этом фоне постройка гигантского дома-дворца на Галерной как-то потерялась, и даже слухов в столице особых не вызвала. Хотя о балах, концертах и выставках, происходивших под его крышей, судачили немало. Что там говорить, если в них принимали участие члены императорской семьи?

С интуицией у Дервиза, кстати, все, и правда, было в порядке. В отличие от большинства соотечественников, он хорошо понял, чем чреваты события 1905 года, аккуратно и без паники распродал все активы и в 1909 году уехал со всей семьей в захолустные на ту пору Канны, в тихое поместье на берегу моря. Где и пережил счастливо и революции, и Первую мировую.

Немножко банальностей о туристической журналистике ))

Прислали мне тут видео с прошлогоднего "Медиа-старта" - как я трепался про туристическую журналистику. Ну, что могу сказать. Я, конечно, зануда, поэтому в наличие - несколько повторов. Ну, и наговорил я, конечно, банальностей. Хотя, с другой стороны, все вроде правильно. Ну, что еще можно было исполнить на тему "Этнокультурная журналистика"? ;-)
В общем, оставлю это здесь, чтоб не потерялось. )



Дворец купеческих наследников

Этот особняк на улице Восстания, что раньше называлась Знаменской, выглядит как настоящий дворец. Колонны и пилястры, тяжелый балкон, который поддерживают гипсовые атланты, обильная и разнообразная лепнина снаружи, мраморная лестница, роспись и золочение на стенах и потолках внутри, - такое оформление сделало бы честь дворцу кого-нибудь из великих князей. Но владельцами его были братья Мясниковы, потомки известной купеческой династии и наследники огромного состояния. А еще - фигуранты странной истории, от которой отчетливо пахнет какой-то гнусной уголовщиной.

(с)???

Купеческий род Мясниковых был не только одним из самых богатых, но и одним из самых известных в России. Основатель его – ростовский крестьянин Федор, Борисов сын, нажил состояние тем, что сперва просто торговал мясом в лавке, - откуда и пошла родовая фамилия, - потом стал скупать крестьянский скот по деревням, а затем развернул мясную торговлю на всю губернию. Когда и этого показалось мало, Федор Борисович занялся винными откупами и в считанные годы стал таким уважаемым купцом, что в доме его, бывая в Ростове, гостили члены императорской фамилии и высшие церковные иерархи.

Александр и Иван Мясниковы приходились основателю рода правнуками, и были представителями уже второго поколения династии, родившегося в столице. Купеческих корней своих они даже как-то стеснялись: оба были дворянами и детьми дворянина, пусть и не титулованного, оба сделали столичную карьеру. Старший, Александр, имел чин жандармского ротмистра и был адъютантом начальника Третьего отделения, младший, Иван, стал коллежским асессором, надворным советником и имел немалое влияние в сфере образования. А заработанное предками состояние работало на них обоих, позволяя вести истинно столичный образ жизни, не беспокоясь решительно ни о чем. В частности, - выстроить в 1857 году роскошнейший особняк на Знаменской, 45. Точнее сказать, строил его – утверждал с архитектором Александром Гемилианом проект, присматривал за ходом работ и так далее – Иван. Потому и вензель в картуше на боковом фасаде – его. Но жили здесь братья вместе.

Деньгами дворянских потомков купеческой династии управлял муж их тетушки – классический self made man того времени – сарапульский купец Козьма Беляев. Он и сам был человеком весьма не бедным, - обладателем миллионного состояния. А возможность опираться еще и на мясниковский капитал делала его практически неуязвимым игроком на любом секторе рынка, который привлекал его внимание. Поэтому занимался он и винными откупами, и рыбными промыслами, и торговлей лесом, владел заводами судостроительными литейными и спиртовыми, мебельной фабрикой и прилагающимся к ней модным мебельным салоном, да еще, вдобавок к тому, был одним из трех совладельцев Гутуевского острова в Петербурге, со всеми размещенными там производствами. Дела купца-миллионщика шли более чем успешно. Но осенью 1858 года, в момент наивысшего своего коммерческого успеха, он скончался от сердечного приступа. Это никого не удивило: Козьма Васильевич уже давно страдал «грудной жабой». Странные дела начались уже после его смерти.

Наследниками всего огромного состояния и многочисленных заводов-газет-пароходов Беляева стали братья Мясниковы. Вдове Беляева и одной из его сестер достались буквально крохи, а прочим родственникам – вовсе ничего. Завещание было признано подлинным и вступило в силу. Но тут из Сарапула приехал племянник Козьмы Васильевича и заявил, что документ – поддельный. Мало того, дошел аж до самого генерал-губернатора. Началось следствие. Но заявитель… внезапно умер. От холеры. Мать умершего спешно прибыла в столицу, попыталась продолжить тяжбу, но… тоже скончалась. А следом за ней – и нотариус, составивший некогда текст завещания. И оба свидетеля, чьи подписи заверяли подлинность завещания – тоже. Учитывая, какую должность занимал Александр Мясников, и какими тайными рычагами обладало всемогущее Третье отделение, эта череда смертей выглядит весьма подозрительно.

В отсутствие ключевых свидетелей спор вокруг завещания Беляева мог бы и затухнуть, но следователи оказались хоть и неспешными, но очень дотошными. И к 1871 году так-таки довели дело до суда. Разразился невероятный по силе скандал: обвинение в подлоге персон такого уровня, как братья Мясниковы было для столичной публики настоящим шоком. И, хотя суд присяжных и оправдал обоих, по репутации потомков купеческой династии был нанесен удар нешуточный. Александру пришлось оставить службу, а с Иваном и вовсе на фоне всех треволнений приключился удар и паралич. Вскоре братья покинули столицу и уехали в Ростов. А особняк на Знаменской, 45 был продан новым владельцам, причем намного дешевле, чем он стоил на самом деле.