?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: семья

Рад приветствовать вас на этой страничке.

Что она собой представляет? Просто блог и ничего иного. С разговорами о кулинарии и гурманистических радостях, о пиве и самогоне, о путешествиях по России и за ее пределами, о лесных и водных походах, об истории и краеведении, о журналистике и, временами, о моих книжках. Всего по чуть-чуть, зато без занудства и с картинками. :-) Главное, тут не встретится ни пол-грана лжи. Разве что сказки иногда попадаются. :-)
Так что закуривайте трубку, придвигайте поближе стакан с глинтвейном, и вперед!

Если возникнут предложения о сотрудничестве, - буду рад прочесть ваше письмо по адресу ammes@ammes.ru, или в личных сообщениях. Ну, а о том, чем хорош этот блог в плане информационного партнерства, написано ТУТ

Искренне ваш,
Сергей Кормилицын
Чуть не забыл!Collapse )
Дом 28 на улице Чайковского, до революции именовавшейся Сергиевской, привычно называют особняком Александра Кельха. Но это – всего лишь дань патриархальной традиции, ставящей во главу семьи именно супруга. Настоящей владелицей особняка была жена Александра Фердинандовича – Варвара, наследница многомиллионного состояния, внучка сибирского золотопромышленника Ивана Базанова.

(с)???

Дед Варвары Петровны был человек непростой. Начав свой бизнес с торговли китайским чаем, к концу жизни он стал владельцем богатейших Ленских золотых приисков, бодайбинской железной дороги, Ленско-Витимского пароходства, винокуренных и солеваренных заводов. Состояние его превышало 15 миллионов рублей, а единственной наследницей этого богатства была любимая внучка. Нематериальной, так сказать, частью наследства были разнообразные благотворительные проекты Ивана Базанова – финансирование строительства больниц, воспитательных домов, детских приютов. Жертвовал золотопромышленник много и щедро, но всегда разумно, и Варвара Петровна эту модель поведения усвоила прочно.

Когда наследнице золотопромышленника стукнуло двадцать, она перебралась из Иркутска в Москву. Благотворительную деятельность при этом она не забросила, став, в частности, учредительницей целого ряда стипендий для одаренных, но малоимущих студентов, по преимуществу – сибиряков и сибирячек. И вот на этой-то ниве Варвара и познакомилась в 1892 году с Николаем Кельхом. Он был секретарём «Комитета Общества для пособия недостаточным студентам Московского университета», и пути его с красавицей миллионершей, занимавшейся меценатством, не пересечься просто не могли. Страсть вспыхнула мгновенно, и меньше, чем через месяц молодые уже обвенчались.

Брак был удачен во всех отношениях. С одной стороны, - по любви. С другой, выгоден Кельхам: несмотря на баронский титул, семья эта была небогатой, а тут – богатейшее приданное. С третьей, не менее выгоден юной сибирячке, так как она в результате становилась дворянкой, а это на ту пору многое значило! Вот только продлилась счастливая семейная жизнь недолго. В 1894 году, всего через два года после свадьбы, Николай Кельх умер от холеры, эпидемия которой в очередной раз накрыла Москву. Лечить эту болезнь тогда еще не умели, да и о причинах ее только начинали догадываться, так что косила она народ тысячами, не разбирая сословий и титулов.

Недолго погоревав, молодая вдова вышла замуж вторично. За брата покойного мужа – Александра. Железная женщина, - не какая-нибудь кисейная барышня! Брак этот был довольно странным: супруги на протяжение целого ряда лет после свадьбы жили порознь, - муж в Петербурге, жена – в Москве, встречаясь периодически в Иркутске. Александр Кельх стал управляющим огромной купеческой империи Базановых, но Варвара бразды правления из рук не выпускала и контролировала все бизнес-процессы лично. Окончательно съехались вместе супруги Кельх только в 1898-м, - как раз в это время завершилось строительство особняка на Сергиевской.

Особняк получился откровенно роскошным, - настоящей игрушкой с тысячью встроенных сюрпризов – тайников, потайных лестниц, скрытых комнат, даже с подземным ходом! - и множеством «пасхалок» вроде портрета хозяйки дома на витражах и хозяина – в скульптурном декоре. Архитекторам – Владимиру Чагину и Василию Шене был дан полный карт-бланш в отношении расходов, так что они развернулись на полную, реализовав все фантазии - свои и хозяев. Это, без преувеличения, был самый оригинальный дом петербургского центра. Жаль только, что счастливым семейным гнездом ему стать было не суждено. В 1904 году Варвара Петровна внезапно упаковала чемоданы и уехала в Париж, оставив мужу письмо с шокирующим сообщением, что жизнь сложилась наперекосяк, а любила он всегда только его брата – Николая.

Александр Кельх так и остался в России. Спустя лет десять получил развод, женился второй раз, усердно делал карьеру государственного служащего, после революции попытался вжиться в новый быт и порядок, став примерным советским гражданином, но попал под гребенку репрессий 1930-х и сгинул где-то в лагерях в Сибири. Варвара же благополучно прожила в Париже долгие годы и умерла только в 1959-м. На легендарном Сен-Женевье де Буа можно отыскать ее могилу.

Начну я пожалуй, с цитаты, чтобы яснее было, о чем пойдет речь.

У ненцев существовала категория домашних (семейных) духов - покровителей хэхэ. Это были деревянные фигурки или небольшие камни, которые хранились в специальном сундучке, перевозимом во время кочевий на отдельной священной нарте. Во время стоянок сундучок хранился в чуме, на почётном месте - у стены, противоположной входу. За помощь во всех земных делах домашним покровителям шили в подарок новую одежду, кормили оленьей кровью.

Ну и еще:
Предметы накапливались и складывались в священную нарту длительное время, каждый хранитель добавлял какие-то ценности. Часть вещей была изготовлена самими ненцами, какие-то предметы попали к хранителям по обмену или были куплены

Вот несколько фотографий багажа этой священной нарты я и хочу вам показать. Благо несколько лет назад - хвала Нуму - мне довелось наблюдать за разборкой имущества с такой нарты. И, надо сказать, было это преинтересно. Потому что в принципе чужому человеку, а тем паче - луце (ну, в смысле, русскому) в священную нарту заглянуть вообще нереально. Это же штука очень, можно сказать, интимная. В ней - вся история ненецкого рода, изображения предков, духов-защитников и тому подобное. И в этот-то раз свезло совершенно случайно: ненецкая семья, которой принадлежала нарта, от своих духов отказалась, перейдя в какую-то разновидность протестантизма из "новой волны". Помните, у нас в 1990-е западных проповедников было навалом? Ну так вот сейчас они ненцев с хантами окучивают. Но не о них речь. А речь вот об этих двух небольших чемоданах.

IMG_2811

Тряпочки? Это не тряпочки. Это смесь иконостаса с семейным альбомом, если так можно выразиться. Домашние духи, предки, родня. Причем не просто изображения, куклы. С ними всеми можно пообщаться, попросить совета, а то и помощи.
"Для ненцев характерно изготовление посмертного изображения (нгытарма) умершего главы семьи, в котором обитала после смерти его душа. Изображение держали в чуме, кормили, одевали, заботились как о человеке. Нгытарма делали через 7-10 лет после смерти главы семьи и хранили в течение нескольких поколений. Его изготавливали из куска дерева либо без основы - только комплект меховой одежды. Этот обычай на Ямале существует и сегодня".

Вот они:
IMG_2816 IMG_2818

Давайте поближе на них взглянем. Это ребята непростые. Вот с этими, которые черные, не всякий шаман еще беседовать возьмется: они очень старые. Настолько, что даже владельцы нарты уже не помнят, кто они и откуда взялись:

44444

Read more...Collapse )

Profile

serh
Кормилицын Сергей Владимирович
Было время, - были тексты

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com